Израильская газета «Ха-Арец»: Внутри маловероятного, неофициальных связей между Израилем и курдами

Израильская газета «Ха-Арец»: Внутри маловероятного, неофициальных связей между Израилем и курдами

В течение многих десятилетий Израиль был стратегическим сторонником курдов,   и даже выступал  в защиту этой этнической группы после недавнего вторжения Турции в Сирию. Однако теперь некоторые курды считают, что дела говорят громче, чем слова.

Курды любят повторять, что у них нет друзей, кроме гор. И все же одна страна неизменно поддерживала их, иногда в одиночку, на протяжении многих десятилетий: Израиль.

В редкой для него публичной  демонстрации  несогласия с президентом США Дональдом Трампом в октябре премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху предложил гуманитарную помощь «доблестному курдскому народу», заявив, что они столкнулись с возможной «этнической чисткой» со стороны Турции и ее союзников. Это после того, как Трамп согласился с просьбой президента Реджепа Тайипа Эрдогана вывести войска США из северо-восточной Сирии, чтобы начать  турецкую военную  операцию  по вытеснению возглавляемых курдами сирийские демократические силы со своей границы и созданию там «безопасной зоны».

Примерно через месяц после заявления Нетаньяху заместитель министра иностранных дел Ципи Хотовели сообщила Кнессету, что предложение принято. «Мы идентифицируем себя с глубоким бедствием курдов и помогаем им по целому ряду каналов», — сказала она. Однако высокопоставленный курдский руководитель Ильхам Ахмед, сопредседатель Сирийского демократического совета (политическое крыло SDG) ,  заявила «Гаарец», что у нее «нет информации об этом».

«Нет, на самом деле, я не знаю о какой-либо помощи от них», — настаивает она, явно удивленная вопросом. Справедливости ради, однако, всегда было маловероятно, чтобы какой-либо курдский лидер публично признавал, что получает помощь от Израиля в то время, когда он ведет переговоры с сирийским режимом, который считает еврейское государство заклятым врагом и который передислоцировал войска  в северо-восточный  регион впервые с 2012 года.

Хотя нет никаких признаков прекращения военной операции, несмотря на то, что Анкара пообещала приостановить военную операцию после того, как сделка, заключенная с Москвой в октябре, фактически передала часть территории, удерживаемой SDF, Турции, существуют свидетельства того, что израильская помощь достигла курдов.

Первые намеки на это появились, когда в начале ноября в Интернете появились фотографии контейнера, заполненного гуманитарной помощью, на котором отчетливо видны израильские флаги.

«Мы оказали им некоторую поддержку около двух месяцев назад – поставили  верхнюю одежду для детей и младенцев, а также лекарства», — рассказывает «Гаарец» Гал Луски, основатель и генеральный директор гуманитарной организации Israel Flying Aid. Ее некоммерческая организация ориентирована на оказание гуманитарной помощи странам, у которых нет дипломатических отношений с Израилем, и с 2011 года она оказывает скрытую поддержку сирийским беженцам и вынужденным переселенцам.

«Мы не впервые оказываем помощь курдам, и планируется дальнейшая доставка помощи, — добавляет она  — Нам неважно являются ли адресаты нашей помощи курдами,  или нет. Все взаимоотношения  между  государством Израиль и [курдами] для нас не имеют значения. Мы также оказывали и оказываем помощь гражданским лицам в контролируемых режимом и повстанцами частях страны», — добавляет Ласки, подчеркивая, что ее работа не зависит от правительства и не является частью «диапазона каналов», которые Хотовели упоминала в прошлом месяце.

Помимо заявлений израильских официальных лиц,  поддержка курдов также получила отражения в акциях  части израильской общественности,  в форме небольших маршей солидарности, организованных в Иерусалиме и Тель-Авиве.

«После последней турецкой операции в северной части Сирии вы действительно могли наблюдать проявления солидарности среди израильской общественности — хотя традиционно Израиль почти не общался с сирийскими курдам», — говорит Галлия Линденштраус, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности.  Эти проявления проистекают из давней симпатии к иракским курдам и из чувства антипатии к Эрдогану. С момента заключения соглашения о нормализации 2016 года [между Израилем и Турцией] мы стали свидетелями подхода  «око за око». Если Турция критикует Израиль за палестинцев, Израиль критикует Турцию в вопросе об армянах или обращении с курдами. Что касается конкретной помощи, которую Израиль посылает в настоящее время, она, вероятно, очень ограничена и не окажет значительного эффекта».

Тем не менее, даже малейшая форма помощи может иметь решающее значение, поскольку большинство неправительственных организаций, действующих в северной части Сирии, вынуждены были временно закрыть операции и эвакуировать свой международный персонал после операции «Мирная весна» в Турции и передислокации сирийского режима.

Противовес Тегерану

Военная и (предполагаемая) материальная поддержка Израиля курдам не должна вызывать удивления, поскольку он рассматривает этническую группу, которая распространяется по Турции, Ираку, Сирии и Ирану, в качестве противовеса своим региональным противникам, особенно Тегерану.

«Возможный развал курдского самоуправления на севере Сирии является негативным и опасным сценарием для Израиля. Абсолютно ясно, что такое событие приведет к усилению негативных сил  в регионе, возглавляемых Ираном», — заявила Хотовели в прошлом месяце.

Сообщается также, что для противодействия влиянию Ирана Соединенные Штаты частично отказались от своего решения покинуть Сирию, в конечном итоге решив сохранить около 500 военнослужащих в стране (по заявлению Трампа и Израиля, и по просьбе Иордании). Они опасаются, что вакуум,  образовавшийся с уходом  американцев, будет заполнен Ираном, установившим сухопутный коридор, простирающийся от Тегерана до сирийского побережья — возможность, которая вызывает беспокойство как у Вашингтона, так и у Иерусалима. Тем не менее, курдские лидеры ранее заявляли, что у них нет особого стремления,  использовать Израиль в качестве противовеса  могущественному соседу.

«Мы не собираемся строить отношения с одной страной   против другой страны. Мы  на данный момент, изолированы, и вступление в конфронтацию с Ираном не входит в нашу повестку дня», — говорит г-жа  Ахмед.

Еще в июне 2004 года газета «Нью-Йоркер» сообщила, что израильские военные и разведчики проводят подготовку для курдских подразделений коммандос и, что наиболее важно с точки зрения Израиля, проводят тайные операции в курдских районах Ирана и Сирии.

«Израиль всегда поддерживал курдов макиавеллиевским путем, — сказал один из бывших сотрудников израильской разведки  американскому журналу. — Это реальная политика. Сотрудничая с курдами, Израиль получает глаза и уши в Иране, Ираке и Сирии».

В то время Израиль беспокоился о том, что хаос, установившийся  в Ираке после вторжения США, в конечном итоге принесет пользу Ирану. Теперь он боится того же в Сирии. Израиль усилил маневры в охваченной войной стране, чтобы противостоять тому, что он считает растущей угрозой своей национальной безопасности. Буквально в прошлом месяце израильские силы обороны заявили, что нанесли «широкомасштабные удары» по десяткам целей, принадлежащих иранским  спецподразделениям «аль-Кудс» и армии Башара Асада.

Кажется, что любая форма присутствия  Израиля в Сирии заключается в сдерживании иранской угрозы. Даже операция «Добрый сосед» (2016–2018 годы), в значительной степени представленная как гуманитарная операция, предназначенная для сирийских гражданских лиц, проживающих по другую сторону границы на Голанских высотах, была признана  Армией обороны Израиля  потенциально полезной для ограничения возможностей  вторжения ополченцев, связанных с Ираном.

«Иран и Хезболла пришли в Сирию и заявили, что откроют новый фронт против Израиля. Итак, мы подумали, что для сирийцев там [на юго-западе Сирии], если бы Израиль был единственной страной, которая им помогала, возможно, они бы помешали Хезболле или другим группировкам стрелять в нас из своих деревень. Теоретически это был беспроигрышный сценарий: мы защищаем себя, а гражданские лица получают помощь», — говорит подполковник израильской армии (в отставке) Эяль Дрор, который организовал и возглавил операцию.

И поддержка была не только гуманитарной. В журнале Foreign Policy и в арабских СМИ также сообщалось, что, используя те же каналы, которые использовались для доставки гуманитарной помощи, Израиль тайно вооружал и финансировал повстанческие группы, чтобы не дать бойцам, поддерживаемым Ираном, и боевикам  ДАИШ занять позиции вблизи границы.

Операция была остановлена ​​в сентябре 2018 года, когда режим Асада восстановил контроль над пограничными районами Голанских высот. Это было нежелательным явлением для Израиля, который опасается, что любая территория, удерживаемая сирийским режимом, является потенциальной стартовой площадкой для атаки  иранцев на Израиль.

Возникает вопрос: помогает ли Израиль курдам в борьбе с Ираном, как предположила Хотовели? «Если это является главной целью оказания им помощи в северной Сирии, для Израиля имеет больше смысла вкладывать еще больше средств в свои отношения с Демократической партией Курдистана», —  считает эксперт г-жа  Линденштраус, имея в виду ведущую  политическую партию  курдов в соседнем северном Ираке.

Исторические связи

Израиль поддерживает осторожные отношения с иракскими курдами, по крайней мере, с 1960-х годов, и недавние контакты, возможно, были современным применением «доктрины периферии» — внешнеполитической стратегии, разработанной при  первом лидере Израиля Давиде Бен-Гурионе, направленной на развитие тесных стратегических отношений с режимами и группами на Ближнем Востоке противостоящими  объединенному  альянсу  соседних арабских государств. В этой доктрине Израиль присоединился к тогдашнему шаху Ирана и Турции, в дополнение к этническим и религиозным общинами внутри самих арабских стран, таким как ливанские маронитские христиане и курдские группировки.

«Поиск партнеров в регионе, создание удобных альянсов — вот как Израиль задумал свое выживание с момента своего основания. Теперь эта предполагаемая поддержка сирийских курдов — будь то обмен разведданными или наращивание потенциала — в том же духе», — говорит Марк Отте, специальный посланник Бельгии по Сирии и бывший посол в Израиле. «Но внешне мы не увидим  каких-либо признаков альянса», — добавляет он.

Связь Иерусалима с иракским меньшинством без государства (курдами) впервые началась вскоре после начала курдского восстания осенью 1961 года, по-видимому, по инициативе Израиля с целью ослабления Багдада, согласно книге «Курды Ирака: построение государства в Государстве»,  израильского автора Офры Бенжио. Эта руководитель программы изучения курдских исследований  в Центре Моше Даяна в Тель-Авивском университете утверждает, что это был не просто оппортунистический, но  прежде всего  «эмоциональный и гуманитарный» ответ – настолько сильный , что он «даже мешал практическим политическим соображениям».

Со временем участие Израиля в регионе принесло дополнительные плоды, такие как содействие эмиграции почти всех оставшихся в Ираке евреев. «Масуд Барзани, впоследствии ставший президентом Курдистана [и лидером ДПК], помог в  нелегальном вывозе  иракских евреев за пределы страны, когда режим Баас запретил их выезд за границу и преследовал их самыми суровыми способами», — рассказывает Бенжио «Гаарец». Другим побочным продуктом этого стало предоставление важной разведывательной информации для Израиля.

Историческая связь Израиля с иракскими курдами в последнее время переросла в более публичные взаимовыгодные отношения: прибыльную торговлю нефтью. В какой-то момент в 2015 году Израиль, по сообщениям, импортировал целых три четверти своей нефти из полуавтономного курдского региона Ирака, обеспечивая жизненно важный источник средств, поскольку курдские войска Пешмерга сражались против группировки Исламского государства. Израиль был также единственной страной, которая публично одобрила спорный референдум о независимости в сентябре 2017 года по указанию Барзани.

Критики поспешно назвали поддержку Израилем отдельного курдского государства лицемерным, особенно учитывая его многолетнее противостояние с палестинцами. Возможно, это связано с тем, что поддержка курдов воспринимается скорее как продвижение собственных интересов Израиля, а не как романтический взгляд на то, что это меньшинство разделяет схожую судьбу с евреями.

Кампания за независимость иракских курдов в 2017 году была первым разом, когда их отношения с Израилем оказались такими открытыми —  вызвало удивление  многих. Во время митингов референдума на курдских флагах были океаны желтых солнц, а также несколько звезд Давида. Это было зрелище: в регионе, на который чаще всего наступают, в воздухе гордо развевались израильские флаги. «Они — меньшинство, которое успешно создало свое собственное государство, они — пример», — сказал один из радостных участников  тех демонстраций «Гаараец».

Неудивительно, что это было зрелище, которое не понравилось Багдаду. Вскоре после этого иракский парламент единогласно проголосовал за криминализацию флага Израиля.

«Я хорошо помню, как иракские генералы в частных беседах критиковали отношения курдов с Израилем. Они были очень злы. Я имею в виду, как бы вы себя чувствовали, если бы партии в вашей стране активно работали с врагом? Лично для меня это была измена», — рассказывает источник  в одной из  ближневосточных служб безопасности.

Больше вреда, чем пользы?

Спустя несколько недель после проведения референдума о независимости, сказавшему ей «Да»,  противостояние было выиграно  федеральными иракскими силами, наряду с шиитскими ополченцами, якобы спонсируемыми Ираном, и наступившими на Иракский Курдистан. Киркук, иногда называемый «курдским Иерусалимом» из-за его огромного значения для курдского народа, пал  менее чем через день, почти не оказав сопротивления. Проправительственные силы также продвигались по фронту, простирающемуся от гор Синджар на западе, вплоть до границы с Ираном на востоке.

Это был октябрь 2017 года, когда звуки минометных и артиллерийских обстрелов привели к кратким столкновениям в духе гражданской войны. В целом, почти все территории, которыми курдские силы управляли за пределами официальных границ своего автономного района — «спорные районов», которые они постепенно завоевывали после вторжения США в 2003 году, — вернулись в руки Багдада.

Хотя нет никаких доказательств того, что передислокация центрального правительства на территории, удерживаемые курдами, стала еще более значительной из-за связей руководства  курдов (ПСК- RiaTaza) с врагом, это наглядно продемонстрировало, как мало влияния Израиль оказывал на защиту «партнера» в регионе.

«Мы действительно ценим поддержку Израиля — даже если любая помощь от них неизбежно огорчает другие страны. Но после референдума и наступления, проведенного правительственными силами и шиитскими ополченцами, мы ожидали их помощи. Мы ожидали действий, а не просто слов», — говорит один иракско-курдский чиновник.

Это было замечено еще раз в прошлом месяце, когда вывод войск США зажег огонь на турецком наступлении в северной Сирии. Опять же, урок состоял в том, что cловесная  поддержка Израиля курдам не превращается в реальную  защиту. В недавней статье курдское новостное издание даже спрашивало: «Действительно ли пропаганда Израиля для курдов приносит больше вреда, чем пользы?»

По крайней мере, как говорится, горы  курдов никогда не подведут.

Автор — Вильсон Фаше   «Гаарец» (Израиль)       Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи