Удастся ли сирийским курдам сохранить свой автономный статус?

Удастся ли сирийским курдам сохранить свой автономный статус?

Как известно, брошенные своим правительством на произвол судьбы в 2012 году, сирийские курды смогли в ожесточенных боях с боевиками ИГИЛ (запрещено в РФ) не только отстоять свои территории, но и освободили от джихадистов практически весь восточный берег реки Евфрат. Де-факто на северо-востоке Сирии создан неподконтрольный Дамаску автономный район «Рожава» со своими органами самоуправления и отрядами самообороны. Основной политической организацией региона стала Партия демократического союза (ПДС), другие политические и общественные организации объединились в Курдский национальный совет (КНС). В региональных и муниципальных органах власти и отрядах самообороны «Рожавы» есть представители и других местных этнических групп (арабы, ассирийцы, армяне и др.). Кроме того, ополченцы «Рожавы» входят вместе с вооруженными отрядами арабских племен Заевфратья в так называемый «Демократический альянс», которому продолжает оказывать логистическую и военную поддержку американский экспедиционный корпус (несколько сот военнослужащих сил специального назначения и армейская авиация).

Следует заметить, что сирийские курды не принимали участия в гражданской войне в стране и вот уже девятый год придерживаются строгого нейтралитета. Они стараются не вступать по своей инициативе в вооруженные столкновения с правительственными войсками и отрядами оппозиции. По заявлениям их лидеров, «Рожава» не требует полной независимости, регион готов сотрудничать с любыми властями в Дамаске при условии закрепления в будущей конституции государства равных прав и свобод национальных меньшинств с арабским большинством и сохранения автономного статуса региона. То есть, курды видят в федерализации Сирии возможность воссоздать единое и суверенное сирийское государство.

Некоторые псевдополитики и псевдоэксперты пытаются навешивать на сирийских курдов ярлыки сепаратистов и даже террористов, коими они не являются и никогда не были. Более того, забывается, что именно курды внесли решающий вклад в разгром бандформирований ИГИЛ и сейчас в силу своей этнической и религиозной толерантности пытаются поддерживать хрупкий мир в стране и регионе. Упреки в сепаратизме курдов звучат больше из Дамаска, а в терроризме – из Анкары. Сирийские центральные власти по-прежнему игнорируют сам факт существования национальных меньшинств в стране, пытаются силой восстановить унитарную систему государства, которая существовала в условиях военного положения и диктатуры партии Баас на протяжении около 50 лет, практически до событий «арабской весны» 2011 года и последующей гражданской войны. Эрдоган размахивает жупелом «национальной угрозы» турецкому государству от самого факта существования прокурдской автономии на севере Сирии. Якобы сирийские курды тесно связаны с детищем турецких спецслужб — Рабочей партией Курдистана (РПК) и нападают на вторую по численности в НАТО, полумиллионную турецкую армию, жандармерию и полицию. Несмотря на то, что за 8 лет гражданской войны в САР сирийские курды ни разу не нарушили границу с Турцией и все мелкие инциденты вдоль границы были спровоцированы самими турками, Эрдогану удалось в какой-то мере убедить Вашингтон и Москву, что надо срочно создавать в приграничных районах Сирии турецкие плацдармы и зону безопасности от 10 до 32 км глубиной.

В оккупированные турками районы (провинции Идлиб, Алеппо, административный район Африн, анклав между Рас-эль-Айном и Телль-Абъядом) вошли не только механизированные колонны ВС Турции, но были переброшены отряды сирийской вооруженной оппозиции и боевики радикальных исламистских группировок. Курдским ополченцам и местным жителям был нанесен значительный урон убитыми и ранеными, разрушены и разграблены жилища курдов, десятки тысяч семей вынуждены были покинуть свои дома и спасаться бегством. Эрдоган грозится переместить в эти районы свыше миллиона сирийских беженцев из лагерей на турецкой территории.

Чтобы избежать дальнейшего кровопролития, курдские ополченцы отошли вглубь сирийской территории до 30 км и согласились с вводом в ряд приграничных районов на северо-востоке страны правительственных войск, а также совместных российско-турецких военных патрулей на бронемашинах.

Что касается органов самоуправления и всей структуры «Рожавы», то они остались неприкосновенными. Не собираются также курды передавать под контроль Дамаска или его наемников месторождения нефти и газа на восточном берегу реки Евфрат. Логика курдов проста и понятна: курдские ополченцы и местные племена являются полноправными сирийскими гражданами и до принятия новой конституции и формирования коалиционного правительства вправе распоряжаться своими природными богатствами.

Несмотря на начало работы Конституционного комитета в Женеве в конце ноября-начале декабря 2019 года, у курдов остаются большие сомнения в его эффективности и в том, что в ближайшие годы сирийский кризис будет преодолен. Оснований к такому скептицизму больше, чем достаточно.

Начнем с того, что делегатов от «Рожавы» в Конституционный комитет не включили. Асад, Эрдоган, иранские аятоллы и сирийская оппозиция по-прежнему считают, что будущую Сирию они могут строить без учета мнения ее курдского народа. Турецкие, арабские и иранские националисты «наступают на грабли» своих предшественников — колонизаторов типа господ Сайкса и Пико, которые лишили курдов права создать свое государство.

Другим камнем преткновения остаются прямо противоположные позиции сторон: Асад и его сторонники хотели бы сохранить существовавшую ранее конституцию, внеся в нее лишь небольшие, декоративного характера, поправки. Ими не допускается никакого федерализма, они считают, что государство должно сохраниться арабским и унитарным. Партия Баас сохраняет свои позиции правящей партии. Открыто не говорится, но подразумевается, что проиранский арабо-алавитский клан должен безусловно сохранить свое доминирующее положение во власти.

И, если оппозиция предлагает ограничить временными рамками начавшийся процесс работы Конституционного комитета, чтобы ускорить достижение мира в стране, то представители Асада от этого уклоняются, всячески затягивают начавшиеся переговоры, без видимых причин покидают Женеву, предлагают перенести следующие раунды встреч рабочих групп в Дамаск. Похоже, что Асад намерен провести предстоящие очередные парламентские выборы 2020 года в рамках прежней конституции, а может быть дотянуть и до президентских выборов 2021 года. Чтобы ослабить давление на власть оппозиции, сторонники Асада пытаются также причислить к террористам все отряды вооруженной оппозиции, в том числе и нейтральных курдов, и требуют их незамедлительного разоружения.

Оппозиция же считает, что правительство Асада продолжает вести войну против своего народа, ее лидеры требуют незамедлительного прекращения боевых действий, вывода иностранного шиитского военного контингента (КСИР Ирана, «Хизбаллу», наемников из других стран), коренного пересмотра статей конституции, создания нового демократического государства. Лидеры оппозиции рассчитывают на то, что любые свободные выборы с участием 7 млн беженцев и 7 млн жителей неподконтрольных Асаду территорий приведут к смене власти в стране (всего население Сирии сегодня составляет около 20 млн чел.). По мнению оппозиции, правящая верхушка арабо-алавитского меньшинства (около 12 % населения) вынуждена будет уступить власть представителям арабо-суннитского большинства (65 % населения). Эти планы сирийской оппозиции поддерживает Турция и большинство арабских государств.

Таким образом, ситуация в Сирии по-прежнему остается весьма сложной и запутанной. Асад и его спонсоры в Тегеране не хотят добровольно делиться властью, а сирийская оппозиция и ее зарубежные партнеры не намерены прекращать борьбу за «свое место под сирийским солнцем». Созданный с таким трудом Конституционный комитет пока играет лишь роль ширмы для продолжения ожесточенной борьбы за власть, территории и ресурсы Сирии. Сирийским курдам не остается ничего другого как сохранять нейтралитет в сирийском конфликте и пытаться наладить диалог, как с Дамаском, так и с оппозицией. Выжить и сохранить завоеванный в боях автономный статус на сегодня является приоритетной задачей «Рожавы». Успехам региона на этом направлении будет способствовать укрепление единства основных курдских политических сил (ПДС и КНС) и сохранение их союза с арабскими племенами Заевфратья.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи

Комментариев 5

  1. Мураз Аджоев

    Безусловно, благожелательным советом в Вашем заключительном ответе на Вами поставленный очень важный вопрос, уважаемый Станислав Михайлович, к сожалению, невозможно и нельзя воспользоваться на практике, Руководство ПДС(PYD) не сможет, не посмеет, не пожелает отказаться от непосредственной принадлежности к так называемой РПК(PKK), отречься от своей «материнской» (вышестоящей) организации. Отдельные случаи могут быть, но в целом этот «партийный филиал» останется верным своему «учредителю». А поскольку этого не произойдёт, то и союза с КНС(ENKS) быть не может. Цели и задачи ПДС и КНС абсолютно не совместимы. Как можно объединить явно анти-курдскую (или якобы про-курдскую) идеологию с курдской национальной и патриотической идеологией? Союз может быть только с теми политическими и вооружёнными силами, в том числе и арабскими, ассирийскими и т.д., которые признают неотъемлемое национально-патриотическое право курдского народа на образование автономного или суверенно независимого Западного Курдистана, его право на самоопределение и волеизъявление на своей исконно курдской земле. И зачем же курдскому народу бороться за сохранение «автономной администрации демократического совета федерального Региона Северная Сирия» под руководством ПДС, да ещё не известно в какой Сирии, в федеративной или всё-таки в САР во главе с режимом клана ал-Асад? Нет, курдский народ в уже катастрофических распавшихся и враждебных Сирии и Ираке будет бороться за независимый федеративный Курдистан для себя и для всех общин и сообществ этой древней земли.

  2. Мураз Аджоев

    Кстати, на совместном брифинге по итогам переговоров между главами Госдепа США и МИД РФ в Вашингтоне Лавров сказал, что обе стороны заинтересованы в выполнении резолюции ООН по Сирии, но на этот раз он уже не говорил о необходимости уважения «законной суверенной власти и территориальной целостности САР», и подчеркнул, что определить судьбу и выбрать будущее Сирии должны сами сирийцы в рамках «политического процесса урегулирования кризиса» под эгидой ООН. Россия, очевидно, уже не настаивает на «законном праве» Дамаска в лице Асада быть главной (ведущей) стороной этого процесса. А ведь это крайне важное изменение в позиции России по САР по сравнению с той, которую отстаивал Лавров все эти долгие годы, начиная с 2015.

  3. Станислав Иванов

    Уважаемый Мураз! Я бы не стал лить воду на мельницу Эрдогана и дискредитировать сирийскую ПДС. Все же, именно бойцы этой организации разгромили ИГИЛ и способствовали созданию курдской автономии на северо-востоке Сирии. Так уж получилось, что другой партии и других ополченцев у курдов в тот момент не оказалось. Что касается более тесного сотрудничества между ПДС и КНС, то решать этот вопрос будут сами сирийские курды. Если они проявят заинтересованность сохранить «Рожаву» и спасти свои семьи от геноцида со стороны Асада и Эрдогана, то честь им и хвала. Все же нам надо быть поосторожнее в критике ПДС, врагов у них без россиян предостаточно. Что касается встречи Лаврова в Вашингтоне, то могу Вас успокоить. Это обычный дипломатический треп. Никто в Сирии на помощь курдам приходить не собирается. За Асадом остатки армии с авиацией и танками, ВКС РФ, 80-ти тысячный иностранный шиитский корпус, ЧВК «Вагнера». Эти силы должны обеспечить правление Асада еще на несколько лет. Эрдоган оккупировал северные районы САР, потеснил курдов и создает там как бы второе сирийское квазигосударство. Надеяться на результативность переговоров в Женеве не приходится. Это лишь ширма для новых преступлений Эрдогана и иранских аятолл в Сирии против сирийского народа. Поэтому сирийским курдам надо любыми путями добиться внутреннего единства и заручиться поддержкой арабских племен Заевфратья. Надеемся, что Вашингтон их окончательно не бросит.

    1. Мураз Аджоев

      Уважаемый Станислав Михайлович, официальная позиция «Сирийского демократического совета» (СДС) не предусматривает ни политического, ни даже военного сотрудничества с КНС, потому что их главная цель узаконить доминирование ПДС(PYD) в регионе «Северная Сирия» в составе САР. Вот из позиция по поводу роли Асада, —
      «Сирийский режим (Асад) обладает легитимностью и является ключевым игроком в (Сирийском) кризисе, и с ним необходимо вести диалог».

  4. Станислав Иванов

    Может быть и так, уважаемый Мураз! Но сама жизнь может вынудить руководство ПДС сотрудничать с КНС, поскольку САР де-факто уже или пока еще нет и будущий состав и форма нового сирийского государства неясны. Останется ли Асад у власти на иранских деньгах и штыках или к власти в Дамаске придут местные арабы-исламисты под эгидой Эрдогана время покажет.

Комментирование закрыты.