Турецкий аналитик: Эрдоган пытается лавировать между НАТО и Россией

Турецкий аналитик: Эрдоган пытается лавировать между НАТО и Россией

Турция отправилась на 70-й юбилейный саммит НАТО в Лондоне  большой делегацией и после напряженной подготовки, поскольку все проправительственные круги на этой неделе стали  вдруг сторонниками НАТО, и все турецкие СМИ сосредоточились на двухдневном мероприятии, которое закончилось 4 декабря. Возможно, справедливым  надо сказать, что ни разу после попытки переворота в июле 2016 года Турция не демонстрировала такого позитивного отношения к НАТО, особенно в проправительственных СМИ.

Президент Реджеп Тайип Эрдоган с нетерпением ждал встречи на высшем уровне, на которую он пошел с толстым пакетом предложений, стремясь заручиться поддержкой Турции  со стороны НАТО. Это важно  с учетом ее   покупки  российской системы ПВО S-400,  продолжающейся военной кампании  на северо-востоке Сирии и  плана переселения сирийских беженцев в безопасную зону в северо-восточной Сирии.  Другой важной целью было заставить НАТО признать Сирийские курдские народные защитные подразделения (YPG) террористической группой. YPG является сирийским филиалом Рабочей партии Курдистана (РПК), действующей в Турции, которую НАТО уже считает террористической организацией. Рост напряженности в восточном Средиземноморье и усилия Анкары по обеспечению выдачи «гюленистов», нашедших убежище в странах  стран НАТО были другими важными вопросами в «досье» Эрдогана.

Чтобы укрепить свои позиции в достижении этих целей, Анкара в прошлом месяце заблокировала утверждение военного плана НАТО по защите Польши и стран Балтии в случае нападения России, согласно сообщениям СМИ, которые не вызвали явного отрицания со стороны Анкары.

Короче говоря, Турция пошла на саммит с максималистскими ожиданиями от статьи 5 о коллективной обороне в Уставе НАТО, заняв жесткую переговорную позицию, чтобы заставить альянс учитывать интересы безопасности Турции,  как условие поддержки плана обороны Польши и стран Балтии. Трехсторонняя встреча лидеров Турции, Великобритании, Германии и Франции 3 декабря показала, что Анкара рассматривает саммит также как возможность наладить каналы  связи и восстановить доверие с основными европейскими союзниками.

Однако накануне саммита Анкара сделала два шага, которые вызвали удивление у западного блока безопасности. Сделав кардинальный шаг  в восточной части Средиземного моря, Турция подписала соглашение 27 ноября с ливийским правительством, имеющим международное признание, с целью разграничения морских зон в регионе, где усилилась напряженность в связи с правами на разведку газа. А 25-26 ноября Анкара провела испытания радаров и систем идентификации S-400, а также учения для персонала, который будет ими управлять.

Тем не менее, Анкара ожидала, что НАТО пересмотрит то, что она считает отказом альянса от  поддержки Турции в сирийском конфликте и  кампании против YPG. Согласно преобладающему мнению в Анкаре, НАТО игнорирует стратегические требования Турции, а активные антитурцкие кампании некоторых членов портят механизмы принятия решений альянса.

Стратегия Турции на саммите была на самом деле довольно простой — «натовская фиксация» признания проблем безопасности Турции и стремление таким образом, сбалансировать отношения с  Россией. Короче говоря, Эрдоган, ободренный также поддержкой Трампа , использовал свои новые  «козыри», чтобы подавить голос стран — членов альянса, которые подвергли сомнению место Турции в НАТО. Чтобы отменить санкции,  из-за закупки S-400 конгрессом США, он пытается комбинировать вопрос об  S-400  с конфликтом  по сирийской ситуации и поддержке Западом YPG, используя  свои возможности в НАТО, в качестве члена этой организации.

Для Турции самой важной частью лондонского саммита была встреча квартета» Эрдоган и лидеры Великобритании, Германии и Франции. Эрдоган заявил, что Турция не будет оставаться в Сирии на неопределенный срок, поэтому его европейские коллеги хотели узнать планы Анкары, в том числе сроки вывода войск, как она намерена формировать свои связи с сирийскими курдами, ее стратегию борьбы против  ДАИШ на предстоящий период  и план действий по задержанным джихадистам.

В то время как ДАИШ  была главной проблемой для Великобритании, Германии и Франции, то таковой  для Эрдогана было убедить своих собеседников помочь финансировать возвращение сирийских беженцев в Турции и поддержать аргументы Анкары против YPG.

Тот факт, что встреча завершилась раньше, чем планировалось, и без пресс-конференции является признаком того, что она прошла не очень хорошо, сообщают турецкие источники, с которыми связался Al-Monitor. Эрдоган не сделал четкого заявления после встречи, что также предполагает, что обсуждения не были по-настоящему  продуктивными для Анкары.

Каковы перспективы стратегии Анкары по «урегулированию НАТО» ее проблем безопасности? Может ли Турция добиться каких-либо существенных выгод, перенеся свои двусторонние проблемы с союзниками на платформу НАТО? Прогноз не кажется очень оптимистичным. Эрдоган может получить полную поддержку Трампа, но канцлер Германии Ангела Меркель, при посредничестве которой Анкара возлагала надежды на саммит, похоже, мало что дала.

Более того, создавая связь между оборонными планами НАТО и своей собственной повесткой дня, Анкара, похоже, оттолкнула восточноевропейских и балтийских членов НАТО, которые не особенно критиковали Турцию и в некоторой степени поддерживали ее в альянсе. Таким образом, новая стратегия может привести к усилению изоляции Турции в НАТО.

 Более того, многие в альянсе, похоже, обеспокоены тем, что стратегия Анкары может подорвать сплоченность НАТО по некоторым весьма  острым политическим вопросам, таким как YPG, и некоторым высокорисковым проблемам, таким как активация системы S-400 в Турции, что укрепит  позицию России в ее противостоянии с НАТО. Неспособность Эрдогана и его команды смягчить эти опасения и затягивание НАТО усилий по созданию механизма для преодоления разрыва в доверии становятся двумя основными трудностями.

Силовая тактика администрации Эрдогана угрожает нанести ущерб долгосрочным отношениям Турции в рамках альянса и подорвать доверие между Турцией  другими  НАТО ради сомнительных краткосрочных выгод.

Без сомнения, растущая структурная зависимость Турции от России была еще одной причиной, почему Анкара придала такое большое значение лондонскому саммиту. Демонстрируя свои стратегические связи с Западным блоком безопасности, Анкара надеется сбалансировать влияние России и отношений с ней  на северо-востоке и северо-западе Сирии, особенно в Идлибе.

И все же Эрдоган, похоже, не смог получить все, что хотел от саммита. Будет ли он продолжать напрягать отношения с НАТО сейчас?

Некоторые антизападные  политические кланы  в Анкаре таким образом, похоже, теститруют  стратегические связи Турции с западным блоком безопасности через Эрдогана. Как опытный и проницательный политик, единственной целью которого является его собственное  политическое выживание, Эрдоган едва ли мог этого не заметить. Следовательно, он, вероятно, рассматривал саммит НАТО как возможность установить баланс между прозападной и проевразийской ориентацией Турции. Политическое состояние Эрдогана в стране стало зависеть от того, насколько успешно он уравновешивает отношения с Россией и одновременно западным военным альянсом. Поэтому Турция, сидящая на коленях у России,  и совершенно оторванная от Запада, не в его интересах.

Как долго Эрдоган сможет выдержать баланс? Ответ во многом зависит от того, кто победит на президентских выборах в США в ноябре 2020 года.

Автор — Метин Гюрджан, турецкий военно-политический аналитик   AlMonitor   Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи