«Большой Курдистан» или «национальный очаг», маленький, но теплый

«Большой Курдистан» или «национальный очаг», маленький, но теплый

(Время и мир за пределами Башура. Международно-историческая панорама для курдов и Курдистана).

Если анализировать резонанс широкой общественности (и курдской в том числе) на нынешнее состояние курдского вопроса и его перспективу, то тут можно отметить два вида его восприятия: пессимистическое — его сторонники считают, что курды и их интересы в очередной раз окажутся неизбежной жертвой международной азартной игры великих держав, и оптимистическое, выражающееся в том, что сторонники этого взгляда искренне верят в то, что исторический «Большой Курдистан» возродится в абсолютно реальном формате. «Оптимистов», судя по сообщениям, постам в Интернете и социальных сейчас явно больше и такой национальный задор не может не радовать.

Однако единственный, но ключевой вопрос заключается в том, как это реализовать на практике. Нынешняя ситуация на Ближнем Востоке такова, что любая попытка на практике реализовать идею «Большого Курдистана» приведет к масштабным войне и кровопролитию и обернется трагедией курдского народа.

Но главное – Ее Величество История дает нам понять и достаточно однозначно, что время гигантских империй («великих» Ирана, Турана, Израиля, России далее по списку) ушло. Исторически «великие империи» обычно создавались, прежде всего, на основе сосредоточения большинства военной силы в руках определенного правителя или клана. Но потом практика показывала, что в существовании «великих империй» не заинтересовано большинство их часто многонационального населения, да и особой экономической эффективности такие государства не демонстрировали. Собственно единственными «выгодополучателями» от существования империи был узкий круг правящей элиты, вооруженные силы, являющиеся ее главной опорой и правительственная бюрократия. История также демонстрирует, что «великие империи» быстро хирели и просуществовав, пусть даже несколько столетий, разваливались.

Возьмем примеры из «нашего», ближневосточного региона. Арабо-мусульманский халифат, фактически, существовал шесть столетий с 632 по 1258 гг, причем наиболее продолжительным по времени существования стал халифат Аббасидов (750-1258 гг). В эти годы арабо-мусульманская империя раскинулась от Атлантического до Индийского океана, но несмотря на такую огромную территорию внутренне она была очень слабо консолидированным государством, которое часто сотрясали придворные интриги и постоянные мятежи-восстания местных владык. Сегодня мы конечно имеем «общеарабскую идею» как идеологический и пропагандистский инструмент, но… на сегодняшний день мы имеем 20(!) арабских государств с населением, отношения между которыми часто, мягко говоря, неоднозначны. Единственная попытка арабской межгосударственной интеграции в прошлом столетии – Объединенная Арабская Республика Египта и Сирии довольно скоро сошла на нет.

Турцию возьмем. Оттоманская «блистательная Порта» последние десятилетия своего существования, разваливалась, именно как «многонациональная империя», причем на фоне активной принудительной «туркизации», особенно усилившейся после «младотурецкой революции» 1908 года (именно на «младотурках» лежит ответственность за последовавший затем геноцид национально-религиозных меньшинств). После распада СССР, в составе которого находилось большинство тюркских государств и народов мира, кемалистские режимы Анкары попыталась активно проводить в Центральной Азии политику все большего усиления своего влияния. Однако власти этих стран отнюдь не однозначно к этому отнеслись. Принимая турецкую экономическую, культурную и иную помощь, они вовсе не горели желанием попасть под политическое доминирование Турции, к которому последняя очень нескрываемо стремилась. Поэтому с приходом к власти эрдогановской ПСР этот центральноазиатский «пантюркизм» перестал быть приоритетом внешней политики Турции, уступив место проектам «сближения с Европой» и стремлению к лидерству в преимущественно арабском регионе MENA (Ближний Восток и северная Африка). Но совсем «пантюркизм» из политики «новой» исламистско-эрдогановской Турции не исчез, а лишь «переформатировалось» с учетом исламской составляющей. Дело в том, что пресловутое «движение Гюлена», как общественная и бизнес-структура общетурецкого и международного масштаба, было взлелеяно именно Эрдоганом для установления международного влияния Турции, прежде всего, в тюркских, мусульманских неарабских и немусульманских странах. Реакция на это прослеживалась неоднозначная: сначала доброжелательная, затем подозрительная, и, наконец, «гюленитов» и их образовательные и деловые структуры стали потихоньку вытеснять из стран пребывания. Кое-где не обошлось без скандалов детективного характера. Так известный олигарх-«гюленит» Ахмед Чалик развил в ниязовском Туркменистане столь бурную деятельность, что угодил в местный зиндан. И это все началось задолго до июля 2016 года, когда еще недавно «учитель и брат во исламе» Эрдогана оказался «врагом народа». Автор этих строк, работавший в 2010 году в Турции, хорошо помнит, что в каждом книжном магазине тогда обязательно стояла полочка специально для трудов двух главных духовных наставников новой «исламистской» Турции — Саида Нурси и Фетхуллаха Гюлена.

К чему я пишу обо всем этом? К тому, что идеи «великих» Ирана, Турана, Курдистана и других проектов неодержавного, неоимперского ренессанса (к России это тоже относится) хороши конечно для сугубо кабинетных разработок «геополитиков» типа Дугина, но для практической жизни представляют собой разновидность политической «маниловщины» бесплодной, а в курдской ситуации даже в чем-то потенциально опасной. Большие «шишки» можно на этом набить.

Итак, автор этих строк только что заявил, что «Большой (великий) Курдистан» невозможен. Но теперь он утверждает, что «Большой (великий) Курдистан)… возможен. Пусть не как реальное государство, эдакое «Мидийское царство-2.0», но как подлинное национально-культурное единство всех курдов, на основе более высокого уровня национального единства. И способ здесь один – создания национального очага курдского народа, государства или государственного образования, не обязательно охватывающий весь народ или его большинство, но способный стать своего рода «локомотивом» для всего народа, ведущим курдский национальный поезд к подлинному суверенитету и самоопределению. Именно по такому пути пошли народы, имевшие численно большие диаспоры и не имевшие собственной государственности, как евреи и армяне. Сионизм и курс на создание государства Израиль появились именно с этой целью. Сионисты прекрасно отдавали себе отчет, что в Израиль переедут не все евреи мира. И сейчас – не все евреи — израильтяне, и не все израильтяне — евреи. Но, наличие национального очага придает с иной, более крепкий статус народу во всем мире, вынуждает даже оппонентов и недругов по иному к себе относится, считаться с собой. Для курдов это очень важно, учитывая их «доброжелательных соседей».

И еще один момент. Пример Израиля показывает, что «национальный» очаг в современном мире может и должен строится на принципах демократии, даже на совсем «недемократическом» Ближнем Востоке. При этом правовую систему следует развить настолько, чтобы она и государство оставались дееспособными даже в период жестких внутриполитических коллизий, которые в данный момент имеют место в еврейском государстве (имеется в виду, что после выборов до сих пор не сформировано правительство, а многолетний лидер страны и «друг курдов» Биньомин Нетаньяху угодил под следствие по «коррупционному» обвинению). Это к сожалению пока нерешенная задача в Иракском Курдистане, который является наиболее развитой в социальном и политическом смысле частью Большого (исторического) Курдистана и именно он претендует на то, чтобы стать в конечном итоге «национальным очагом всего курдского народа. То есть предлагается оставить «сладкие» грезы о «Великом Курдистане» и вступить пусть на горький и трудный, но священный путь борьбы за создания пусть и относительно небольшого по территории, но по-настоящему сильного и значимого курдского национального очага.

Итак, «пессимист» льет слезы по поводу возможного «нового Анфала», «очень оптимист» активно грезит Великим Курдистаном, а реалист — работает на независимость Башура.

Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир». Специально для RiaTaza.com

В статье выражено личное мнение автора, не обязательно совпадающее с позицией редакции RiaTaza.com

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи