Европа должна осудить действия Турции, но не прекратить отношения с ней

Европа должна осудить  действия Турции, но не прекратить отношения с ней

Интервью Нильса Шмида, представителя социал-демократической фракции германского бундестага (парламента) ИА Rudaw

 Европа в целом — и Германия в частности — предпочли промолчать о неоднократном нарушении Турцией соглашения о прекращении огня в северо-восточной Сирии. Зачем?

С самого начала Германия и Европейский Союз совместно осудили нападения Турции. Было ясно, что вторжение должно быть осуждено. Хейко Маас  (глава МИД Германии, член социал-демократической партии- RiaTaza) был первым, кто назвал операцию нарушающей международное право. ЕС в целом был жестким в своей позиции. И Турции показалось странным, что ЕС жестко отреагировал на их военную операцию. Член НАТО не должен нарушать международное право и входить  в соседнюю страну так, как это  сделали турки.

В ходе своего визита в Турцию Хейко Маас четко заявил, что мы ожидаем, что Турция выведет свои войска и что гуманитарным организациям следует разрешить возобновить свою работу. Мы предупредили Турцию, что они не должны заставлять сирийских беженцев возвращаться в свою страну. И мы не должны позволять Турции менять демографию Сирии с помощью групп боевиков.

Вы представитель парламентского блока крупной политической партии. Что должен был сделать [немецкий] парламент в ответ на наступление и поведение Турции в северо-восточной Сирии?

 

Хейко Маас был первым  политиком  в ЕС, который попросил ввести санкции против Турции. Он призвал прекратить продажу любого оружия, которое Турция использует в своей битве в Сирии. Это было важное предупреждение для Турции. Приостановка продажи оружия Турции была неприятной новостью для Анкары. У нас есть много других козырей, чтобы использовать их против Турции. Другими словами, мы можем использовать их против Турции, если они продолжат свои атаки. Например, экономические санкции. У нас есть много вариантов. Однако на этом сложном этапе нам придется вступать в переговоры с Турцией, а не разрывать связи. Нам нужна Турция как партнер для решения проблем, особенно курдского вопроса, который нуждается в политическом решении.  Он  никогда не может быть решен военным путем.

Нам нужно мирное решение курдского вопроса в Ираке, Иране и Сирии. Нам нужно политическое решение курдской проблемы, чтобы обеспечить их демократические и культурные права. Требования курдского самоуправления должны уважаться и приниматься.

Если мы посмотрим на Северную Сирию, то поймем, что в здешней ситуации  участвует много сторон. Является ли будущее региона ясным для вас, учитывая подписанные соглашения, в том числе соглашения между Турцией, Россией, Турцией, США, курдами и Дамаском?

 

Это правда. Масштабное  вмешательство  «третьих сторон», таких как Турция, Иран, Россия и воинствующие группировки, связанные с Ираном, привело к тому, что решение проблем сорвалось. Мы должны будем решительно поддержать начало политического процесса. Мы рады, что такие усилия, как встреча Сирийского конституционного комитета в Женеве, продолжаются.

Но в комитет не входят курды из  «подразделений защиты народа» (YPG)?

Правда. Тем не менее, важно, чтобы Конституционный комитет по пересмотру конституции был сформирован после многочисленных заседаний и усилий, проведенных Организацией Объединенных Наций. Только новая конституция заложит основу для проведения выборов на демократической основе. Это правда, что в YPG не участвуют в конституционном комитете, но представители других курдских групп являются его членами. Вот почему для нас важно работать с конституционным комитетом, чтобы дать курдским представителям возможность участвовать в следующих этапах переговоров. Без участия курдов невозможно создать сильную и стабильную Сирию, созданную на основе новой конституции.

Что действительно важно на данном этапе, так это то, что должен начаться политический подход к решению проблем  (вместо того, чтобы Асад только достигал соглашения с своими союзниками) и это является одним из основных условий для возвращения домой беженцев. Беженцы не хотят возвращаться к  такому диктатору, как Асад, находящемуся  у власти. Они боятся его, и это их право бояться его. У нас есть сообщения и свидетельства того, что люди в этом районе преследуются в соответствии с  законами режима Асада.

Как вы думаете, курды смогут сохранить территорию, которую они «вырезали» для себя в северной Сирии?

 

Конечно, курды приобрели хороший опыт самоуправления в северной Сирии, а также в северном Ираке. Это [самоуправление] должно быть закреплено в конституции и путем демократических выборов в Сирии. Курды накопили большой опыт  также и  в Турции, на выборах на демократических основах. На парламентских выборах ДПН [Демократическая партия народов] преуспевала в последние годы и имеет сильный блок в парламенте. Члены ДПН были избраны в муниципалитеты. Турецкое правительство совершает серьезную ошибку, отстраняя от должности членов парламента от ДПН и мэров и сажая их в тюрьму. Это наносит ущерб демократическому процессу и усиливает террор. Самая большая ошибка, которую сделала Турция, заключалась в прекращении мирного процесса [между РПК и Турцией, который потерпел крах в 2015 году]. Я сам поехал в Диярбакыр и поговорил с ДПН и AKP. Все они согласны в одном; мирное политическое решение курдского вопроса. Но  теперь нет доверия после всего, что произошло. В конце концов, решение любого вопроса должно быть политическим; другие пути только усугубят ситуацию.

Правительство Германии до сих пор поддерживает хорошие отношения с Анкарой. Почему она не использует свое влияние, чтобы заставить Турцию отказаться от действий, которыми Европа недовольна и с которыми не согласна?

Что нас действительно пугает  и беспокоит, так это то, что Турция активизировала  пытки [заключенных], и это стало явлением. У нас есть информация о многих случаях [заключенных], которые внезапно исчезли и пропали без вести. Это опасная тенденция.

Мы оказываем  растущее давление на Турцию. Прекращение продажи оружия является одной из санкций, которые мы наложили на Анкару, но нам не нужно усугублять наши связи. Турция, конечно, должна быть членом НАТО, и ей должна быть предоставлена ​​возможность стать членом ЕС … Я думаю, что было бы ошибкой дистанциировать Турцию от Запада и Европы. У нас должны быть четкие позиции и решительная критика [текущей турецкой политики], но мы не должны прекращать отношения с нашим сильным союзником Турцией.

Готова ли Германия отправить войска в Северную Сирию?

Безопасная зона — интересный вопрос для обсуждения. Но позиция Турции, с одной стороны, и позиции сирийского режима, с другой, является для нас неудобной. Турция и Россия достигли соглашения в Сочи по северной Сирии. Поэтому я думаю, что Россия не сможет позволить западным силам отправиться в северную Сирию, чтобы создать безопасную зону после ухода США.

 Беседовал Алла Шалли  Rudaw.net   Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.