Росcийский эксперт: курды не примут от Дамаска ничего, кроме предложения автономии

Росcийский эксперт: курды не примут  от Дамаска  ничего, кроме предложения автономии

Интервью Ирины Звягельской, руководителя отдела исследований Ближнего Востока Института мировой экономики и международных отношений  РАН  ИА Rudaw,

Россия стала крупным игроком в регионе, в частности в Сирии. Какого будущего Москва хочет для Сирии?

Мы считаем, что на самом деле это будущее должно обсуждаться на официальных переговорах между оппозицией и правительственными партиями. Но если вы говорите о России, то, что Россия действительно хочет, это стабилизированная Сирия, где не будет никакой опасности от террористических групп, таких как ДАИШ. Такая Сирия была бы очень важным союзником России, и у нас есть экономические, торговые  и политические интересы. Но только стабилизированная Сирия может обеспечить их реализацию.

Сирийские демократические силы (SDF) говорят, что их переговоры с сирийским правительством с помощью России идут не очень хорошо. Как Россия видит будущее  SDF в Сирии, учитывая, что они являются наиболее хорошо организованной силой?

Что ж, я снова  говорю, что нам следует дождаться результатов переговоров. Россия, как и международное сообщество, может помочь SDF, но Россия не может обеспечить результаты переговоров

Как Россия хочет решить курдский вопрос в Сирии?

Россия считает, что курдам нужно дать что-то, возможно, автономию. Но вопрос в том, удастся ли курдам снова договориться с Асадом. Я знаю, что президент Асад не очень благосклонен для автономии. Он может говорить о какой-то децентрализации, просто предоставив определенные полномочия   местным властям. Будут ли курды удовлетворены такими договоренностями, я не знаю. Я считаю, что курды будут настаивать на своего рода территориальной автономии. Но автономии тоже очень разные. Вы знаете, некоторые из них полностью cамоуправляемы, некоторые более или менее ограничены в своих полномочиях. Что курды смогут получить от Асада, я не знаю.

С вашей точки зрения, почему на этом этапе  затруднительно обретение автономии?

 Думаю потому, что Асад считает себя победителем. Он не хочет, чтобы другие партии диктовали ему, что  делать. Для него объединенная Сирия — лучший результат войны.

Считает ли Россия, что для укрепления своих позиций в регионе у нее должны быть хорошие отношения со всеми курдами?

Я считаю, что Россия уверенно полагает, что у нее должны быть хорошие отношения не только с курдами, но и со всеми государствами и негосударственными субъектами в регионе. И как вы видите, у нас хорошие отношения с Израилем, ХАМАС, Саудовской Аравией, курдами и Ираком. Это действительно очень фундаментальное достижение российской политики.

Министр иностранных дел России в своей последней поездке в регион уделил особое внимание своей встрече с президентом Нечирваном Барзани и даже передал ему приветствие президента Путина. В чем причина таких теплых отношений?

Вы знаете, у нас всегда были теплые отношения с иракскими  курдами . Это началось давно, в 1945 году, когда лидер курдского движения г-н Мустафа Барзани и его сторонники провели 12 лет в Советском Союзе. И после этого эти отношения, которые всегда были очень теплыми и дружелюбными,  поддерживались  обеими сторонами. И я понимаю, что причина визита Лаврова здесь есть, потому что вы наши друзья и вы были нашими друзьями много-много лет

Как вы думаете, российский нефтяной гигант «Роснефть» добьется успеха в Курдистане и расширит масштабы своей работы?

Что я знаю, так это то, что «Роснефть» очень заинтересована в распространении своей сферы  интересов не только  на Курдистан, но и на другие регионы. Сможет ли «Роснефть» это сделать, зависит от ситуации на местах и ​​готовности  к сотрудничеству курдского правительства.

 Беседрвал Наиф Рамазан  Rudaw.net    Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Aza Avdali

    Такое, уж простите, пустое интервью. Да, комплиментарное в каком-то смысле. Это когда она вспоминала минувшие дни и великого Барзани. Но по прошествии лет многое представляется несколько в ином свете. А заверения в дружбе меня как-то не проняли Но с другой стороны, что должна была или могла сказать госпожа Звягельская курдскому информационному агентству обнадёживающего? Ровным счётом ничего, а потому она очень вежливо уходит от ответов, вернее, её ответы — это такое отзеркаливание той ситуации или тех отношений, которые есть сегодня российско-курдские отношения. Они не искренние со стороны России, более того, они невнятные и неуважительные. «Что-то дать курдам» — это, знаете ли, звучит уничижительно. И даже как-то не хочется продолжать эту мысль, не хочется… Обидно за курдов, да и за державу российскую обидно.

Комментирование закрыты.