Ahval: Катастрофа, как шанс для турецких курдов

Ahval: Катастрофа, как шанс для турецких курдов

В Турции курды сталкиваются с политическими встрясками. В прошлую среду министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу заявил, что из 94 мэров  от прокурдской  Демократической партии народов  (ДПН), которых правительство  сняло с должности  в период с 2015 по 2016 год, 42 были отправлены в тюрьму в среднем на 7 лет каждый.

Бывшие со-лидеры ДПН Селахаттин Демирташ и Фиген Юкседаг находятся в тюрьме более трех лет вместе с десятками других курдских политиков. За последние несколько месяцев правительство президента Реджепа Тайипа Эрдогана отправило в отставку еще 24 мэра  от ДПН из городов на юго-востоке Турции, где большинство жителей – курды.

«Это хорошо продуманная и хорошо подготовленная политика режима, и он просто хочет избавиться от курдского политического движения, — сказал Аhval в интервью  ветеран турецкой политической журналистики Ченгиз Актар. — ДПН действительно загнан в угол и подвергнут остракизму настолько, что чиновники режима даже не пожимают руку избранным  депутатам от ДПН».

Когда ДПН организовала пресс-мероприятие в Анкаре на прошлой неделе, некоторые наблюдатели подумали, что партия может объявить о своем плане вывода  своих депутатов из турецкого парламента в знак протеста против репрессий правительства. Вместо этого партия  призвала к досрочным  выборам.

«На мой взгляд, это несерьезно», — сказал Актар,  отметив, что популярность Эрдогана возросла после начала наступления в Сирии, и он не видит особых шансов на то, что парламент Турции одобрит досрочное голосование так скоро после мартовских местных выборов.

Главная оппозиционная cила, кемалистская  Республиканская народная партия (НРП), которую многие в последние месяцы называли возможным партнером  для ДПН, сразу же заявила, что не заинтересована в досрочных выборах.

Абдулла Хавез, независимый аналитик по курдским делам, отметил, что националистические настроения закрепились в Турции после начала ее сирийского наступления, и часть этой энергии нацелена на курдов. «В Турции есть серьезные антикурдские настроения», —  отметил он.

В результате даже НРП, которой ДПН помогла одержать ключевые победы на выборах в начале этого года, не сильно изменилась, когда речь шла о турецких курдах. «На данный момент все турецкие партии видят курдский вопрос в очень похожем свете».

Курдская вооруженная борьба в Турции, возглавляемая Рабочей партией Курдистана (РПК), которую Соединенные Штаты и Европейский союз, а также Турция считают  террористической группировкой,  сегодня отошла на задний план, причем РПК сталкивается с регулярными турецкими нападениями на ее горный штаб в северном Ираке. «Сейчас они сосредоточены только на том, чтобы выжить», — сказал Хавез.

Между тем, ДПН была маргинализована, и у курдских активистов, по сути,  нет голоса. «Им не разрешается проводить простую демонстрацию в поддержку своего народа», — сказал Хавез.

Актар описал ситуацию в двух словах: «Мы достигли пределов курдского политического движения в Турции».

Это происходит вскоре, после того как  в курдской проблеме забрезжила  надежда. В начале 2015 года мирный процесс между правительством правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и РПК набирал силу. В июне того года  ДПН перешла 10-процентный барьер, чтобы войти в парламент Турции,  при этом ликвидировав большинство ПСР.

«Был настоящий и серьезный прорыв  для курдов и защиты их прав , — сказал Хавез. — Но с тех пор дела  ситуация ухудшилась».

 Противостояние  между Анкарой и РПК  возобновилось в середине 2015 года, после чего последовали масштабные  репрессии против курдских активистов и политиков. И все же теперь Турция, возможно, зашла слишком далеко в другом направлении.

Благодаря ее наступлению на Сирию, в последние недели борьба курдов против Турции привлекла к себе больше внимания всего мира, чем, возможно, когда-либо в своей истории. Командующий сирийскими курдами Мазлум Кобани в настоящее время известен во всем мире, а высокопоставленные западные политики,  эксперты  и правозащитные организации осудили Турцию за обращение с курдами.

«Для курдов это прекрасная возможность попытаться улучшить свое дело в глобальном масштабе», — сказал Хавез. — Эта глобальная солидарность с курдами, означает  не только солидарность с YPG, но и со всеми курдами в регионе, а также с курдами в Турции».

Курдское политическое движение имеет шанс воспользоваться лидером, который продолжает вызывать глобальное сочувствие к их делу. «В каком-то смысле наличие Эрдогана положительно для курдов, если они знают, как его использовать, — сказал он. Им нужно найти способ возродить или оживить свой  электорат».

Актар считает, что призыв ДПН к досрочным выборам был ошибкой, потому что досрочное голосование маловероятно и потому, что даже если бы были утверждены досрочные выборы, ДПН столкнулась бы с очень реальной возможностью не преодолеть 10-процентный порог и вылететь из парламента.

«Они загнаны в угол, отвергнуты, подвергнуты остракизму», — сказал он. — Для режима их не существует. Так какой смысл играть в эту игру?

Актар считает, что им лучше было бы выйти из парламента и организовать акции протеста, такие как бойкоты и другие действия пассивного сопротивления.

«Это называется гражданское неповиновение. Они на самом деле  против,  а подчиняются режиму , — сказал он. — Они должны быть более изобретательными и находить новые способы  трансляции  негативных чувств  своих избирателей».

Ahval          Перевод    RiaTaza.com

 

Об авторе

Похожие записи