Jerusalem Post:Исламофобы! Террористы!: После вторжения войск, Турция начала «войну слов»

Jerusalem Post:Исламофобы! Террористы!: После  вторжения войск, Турция начала «войну слов»

В то время как поддерживаемые Турцией ополченцы ведут борьбу с «Сирийскими демократическими силами» и Сирийской арабской армией, их сторонники ведут онлайновые бои по поводу  слов, используемых каждой из сторон для обозначения своего противника.

Поддерживаемые Турцией сирийские повстанческие группы были замечены на видео, призывающими убивать «неверных» и называющими курдов  «свиньями» и «атеистами». Между тем, представитель «сирийских«демократических сил» назвал группы, нападающие на курдов, джихадистами, использующими «кричалки» ДАИШ и т.п.. .

На войне важны слова и видео, на которых изображены группы, поддерживаемые Турцией,  обещающие убивать и грабить. Одновременно их противники  обвиняют протурецких ополченцев в связях с  ДАИШ, что привело к разжиганию напряженности в сети между сторонниками обеих сторон. Видео и обвинения усложнили отношения и в районе боевых действий:  тысячи людей бежали и боятся возвращаться в свои дома.

Еще до того, как наступление Турции началось 9 октября, после того как США вышли из части северо-восточной Сирии, уже были опасения, что Турция проведет операцию, аналогичную операции в Африне в январе 2018 года. В Африн, курдском районе на северо-западе Сирии, Турция  привела 10 000 сирийских повстанцев,  поддерживаемых Анкарой, и они разграбили и разрушили дома 180 000 курдов, которые были вынуждены бежать. Могилы и храмы меньшинств подверглись нападению. Археологические памятники были уничтожены  и взорваны.

Но нападение на районы вокруг Сере Канье и Таль Абьяда в Сирии должно было совершаться под маской «проблем безопасности» Анкары и получало одобрение со стороны НАТО только с той оговоркой, что Турция проявляет сдержанность. В  США отметили, что поддерживаемые Турцией сирийские повстанческие группировки, известные как «Сирийская национальная армия», плохо дисциплинированы и начали внесудебно казнить или  просто убивать мирных жителей. Они  также грабили дома.

Американские силы, видимо, все это время мониторили видео, которое джихадисты снимали сами.  Во время казней они постоянно кричат «Аллаху акбар» ( Аллах превыше всего!). Они похитили женщину, которая, по их утверждению, была курдским бойцом, и сказали, что она должна быть «убита».  В другой раз они осквернили мертвое тело  женщины, называя ее «б…».

SDF, группа, которую США поддержали в создании 2015 года, и которой США помогли обучить до 100 000 бойцов, включая силы внутренней безопасности в восточной части Сирии, высказались против зверств, совершенных поддерживаемыми Турцией подразделениями. Представитель Госдепартамента США назвал эти группы, поддерживаемые Турцией, « носителями идеологией [которая] является по сути исламской идеологией». Другой американский дипломат по имени Уильям Робак назвал их «наемниками-джихадаистами» в частной аналитической  записке, которая  стала достоянием гласности. Он также назвал их «исламистскими группами». ( В медийном, а также научно-исламоведческом обиходе для обозначения экстремистской идеологии, или течений, возникших на почве ислама правильно использовать определение «исламистский». Использование определения «исламский» означает полное соответствие того или иного явления канонам ислама- RiaTaza)

Но критически настроенные наблюдатели говорит, что SDF и его сторонники преувеличивают, называя эти группы и их лозунги похожими на ДАИШевские. SDF иногда говорит «джихадисты ДАИШ». Но назвать группы, поддерживаемые Турцией, подобным образом является «исламофобией», говорят другие.

 Мустафа Бали, представитель SDF, ответил в Твиттере, что, когда кто-то скандирует «Аллаху акбар» или «Бог  превыше всего», угрожая напасть на город христианского или курдского меньшинства, такой как Тель-Тамир в восточной Сирии, как это произошло недавно, то он  является экстремистом. «Не все, кто говорит, что Аллах Ахбар — террорист», — отметили многие в ответ. Более миллиарда мусульман, которые молятся, произносят эту фразу, поэтому утверждать, что она связана с ДАИШ, неправильно,  утверждают эти критики ( формула «Аллаху акбар» произносится перед каждым поклоном на пяти ежедневных мусульманских молитвах. Всего таких поклонов за день практикующий мусульманин делает 17.  Выражение «Аллаху акбар» в чем-то аналогично крестному знамению у христиан- RiaTaza) Поддерживающие  SDF возражают, говоря, что контекст также  имеет значение. Если на войне вы произносите религиозные лозунги и клянетесь убивать «неверных», это звучит как рупор ДАИШ или «Аль-Каиды».

В этом обсуждении есть некоторые странности. Многие из тех, кто злится на сторонников SDF за то, что они связывают группы, поддерживаемые Турцией, с ДАИШ, также являются сторонниками Турции.  По их мнению, это SDF,  связанные с Рабочей партией Курдистана (PKK)  и есть «террористы».

Один пользователь сети  ответил  Бали, утверждая, что,  не все, говорящие «Аллах превыше всего» террористы, а вот сам Бали является «террористом». Другой человек отметил, что некоторые члены SDF, в том числе арабы, курды и другие, были замечены на видео с надписью «Аллаху акбар» в различных контекстах. В общем, с обеих сторон все обозначают «террористами» всех..

Сторонники SDF, которые склонны рассматривать Турцию и ее сирийских повстанцев как экстремистов, являются «исламофобами»? Но почти все члены SDF являются мусульманами, как они могут быть «исламофобами»? Являются ли сирийские повстанцы,  поддерживаемые Турцией «джихадистами»? Как и во многих вещах на войне, не всегда существует четкий ответ, потому что слова наполняются разными значениями теми, кто их говорит, в зависимости от их взгляда на ситуацию. Кроме того, различные политические режимы  и группы по-разному используют такие термины, как «террорист», иногда как часть пропаганды, обозначая каждого диссидента или  оппозиционера,  «врагом» или «террористом».

 Эта словесная эквилибристика  имела последствия в реальном мире, когда 12 октября курдский политик Хеврин Халаф была вытащена из машины,  за волосы и казнена ополченцами, поддерживаемыми Турцией. Одно крайне правое и националистическое СМИ в Турции назвало это «успешной нейтрализацией». Между тем, поддерживаемые Турцией группы и их сторонники часто называют курдов в восточной части Сирии «атеистами» или «марксистами», утверждая, что они поддерживают РПК. В то же время, турецкое правительство утверждает, что неправильно связывать курдов с РПК, потому что многие курды не поддерживают эту партию.

Так почему же сторонники турецкой военной  операции часто называют курдов в восточной Сирии «РПК». Нет никаких доказательств того, что большинство рядовых людей, присоединившихся к SDF, многие из которых боролись с ДАИШ, были «марксистами» или даже «атеисты». Но это на самом деле не имеет значения для групп, которые используют термины для дегуманизации других?  Оправдывая, тем самым,  грабеж их домов и конфискацию их собственности. Подобно тому, как нацистские сторонники когда-то называли евреев «большевиками» для оправдания антисемитизма, нынешняя  терминология  реально  порождает  вред, причиняемый гражданским лицам.

 Проблема  в восточной Сирии заключается в том, что одновременно происходит несколько войн. Одна война идет в социальных сетях и в основном на английском языке. Тем не менее, группы, сражающиеся на местах, говорят в основном по-арабски, а некоторые  по-курдски или по-турецки. Для политиков на Западе попытка найти слова, которые можно использовать для описания крайне правых религиозных экстремистов на Ближнем Востоке,  вылилась в  дискуссию об адекватности  использовании таких терминов, как «исламисты» или «исламские» для того, чтобы  не породить  антимусульманские взгляды. Некоторые властные структуры допустили ошибку из-за слишком  большой осторожности, предпочитая «насильственный экстремизм» как способ описания сторонников ДАИШ. Другие режимы используют другие  определения.

Иран и некоторые из тех, кто ближе к шиитским движениям,  описывают этих экстремистов как «такфири». Термин относится к тому, что один мусульманин называет другого отступником. Обычно используется для описания экстремистов-суннитов ( Такфиризм, когда один мусульманин обозначает другого, как «кяфира», то есть «неверного», «отпавшего от ислама» присутствует и в суннитской среде. Большинство богословов однако, считают, что судить о том, кто кяфир, а кто нет, может лишь Аллах Всевышний в будущей жизни, но ни как не другие люди – RiaTaza). Более неясным, но используемым в Египте и некоторых местах для осуждения «Братьев-мусульман», является термин «Ихван» ( араб-брат), используемый для описания сторонников этого движения. Этот термин также используется для критики правящей партии Турции, Пакистана, Хамаса, Катара и других, которые предположительно или открыто связаны с  «братьями-мусульманами».

Другое слово, которое появляется в дискуссиях, иногда о недавних сирийских кризисах, — «сектантское». Иногда оно используется для описания поддерживаемых Ираном шиитских боевиков в Ираке, оно также используется против курдов, обвиняя их в «сектантстве».  В этой дискуссии каждая сторона обвиняет другую в «сектантстве». Курдские  «Подразделения по защите  народа» являются «сектантскими», как и в основном сирийские арабские ополченцы, поддерживаемые Турцией, режимом Асада и иранскими группами. Как ни странно, когда шиитские ополченцы назывались «сектантскими», подобные суннитские группы не получили подобного ярлыка. Их называют «джихадистами».

Эта мозаика терминов предназначена для того, чтобы «капать на мозги»,  уже  радикально настроенным личностям . Это порождает мировоззрение,  когда коммунисты говорят о своих противниках, как о «фашистах», или  используют термины «крайне левый» и «крайне правый». Это вызывает в памяти прошлые эпохи, такие как эра «правых эскадронов смерти» в Латинской Америке или «марксистских революционеров» или «правых христианских ополченцев» в Ливане. Каждый конфликт имеет свои термины,  означающие  «плохой» и «хороший». Курдов называют «сепаратистами», а мятежников называют «революционерами». Для одних «атеисты» плохие, для других это те, кто кричит «Бог велик».

В конце концов, эти термины попадают в официальные обсуждения и документы. Когда 22 октября Россия и Турция сели за стол переговоров о прекращении огня, они говорили о «подрыве сепаратистских повесток дня». YPG назывались «элементами YPG», а в дискуссии упоминались «проникновения террористических элементов», не уточняя, каких именно. В сентябре 2018 года, когда Турция и Россия обсуждали Идлиб, русские настаивали на выводе «радикальных террористических групп».

Каких? В документе не сказано.

Автор — Сетт Фрацман     JerusalemPost        Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи