«Гаарец»: Курдянки в Рожаве защищают свою родину и феминистские цннности

«Гаарец»:  Курдянки в Рожаве защищают свою родину и феминистские цннности

В первые дни турецкого наступления в Сирии в прошлом месяце  в социальных сетях появилось видео,  на котором   поддерживаемые Турцией боевики, оскверняют  тело курдской женщины-борца. «Аллаху акбар! Это одна из ваших шлюх, которых вы нам прислали», — кричит один из солдат, стоя над телом женщины с псевдонимом Амара Ренас.

По сообщениям,  эти боевики – члены одной из джихадистских коалиций,  нанятые Турцией для ее миссии по созданию «безопасной зоны» в приграничной  полосе северо-восточной Сирии после решения президента США Дональда Трампа вывести войска США из региона. Это решение оставило курдские силы на произвол судьбы, а их женщины-бойцы оказались вдвойне подвержены также и угрозе сексуального насилия.

Журналисты и ученые в Сирии опубликовали похожие фотографии и видео, на которых солдаты демонстративно снимаются с   захваченными курдскими женщинами. Также в прошлом месяце 35-летний политик Хеврин Халаф попала в засаду,  проезжая мимо Тал Абьяда. По сообщениям, ее вытащили из машины, жестоко избили, схватили  за волосы и застрелили. Фотографии ее изуродованного тела позже появились в Интернете, вызвав международный резонанс.

«После убийства нашей подруги Хеврин Халаф … всем женщинам словно было отправлено угрожающее  послание», — говорит Саристан Эфрин, 31-летняя курдская женщина-боец, дислоцированная в Аль-Дарбасии на сирийско-турецкой границе.

Эфрин  служит  в женских подразделениях по защите народа, известным как YPJ, которые помогли защитить Рожаву (де-факто автономный район в Курдской Сирии, являющийся целью в продолжающемся наступлении Турции). Основанные в 2013 году, эти подразделения состоят в основном из этнических курдянок которые сражались вместе с мужскими  отрядами в «сирийских демократических силах» SDF под руководством США  в кампании  против группы ДАИШ в северо-восточной Сирии.

Высокопоставленный курдский чиновник Ильхам Ахмед, сопредседатель Сирийского демократического совета (политическое подразделение SDF), сообщила «Гаарец», что «существует особый тип войны, направленный против женщин. Мы видели это на примере с убийством Халаф. Ее смерть  как бы символизирует  эту войну: она была женщиной, борющейся за свободу — и  за это стала мишенью».

Поскольку поддерживаемые Турцией ополченцы, сирийские и российские войска продвигаются в курдском анклаве, женщины-бойцы Рожавы из всех ее защитников оказываются  в наиболее уязвимом положении. Хана, курдская активистка из Камишли, чье имя было изменено, чтобы защитить ее личность, сказала «Гаарец в телефонном интервью, что для женщин-борцов «проиграть — это хуже, чем умереть».

Видео с убитой  Халаф для бойцов было действительно важно показать женщинам, словно говоря: смотри, вот как мы будем обращаться с твоим телом, если тебя поймают», — добавляет Хана.

Сирийская обсерватория по правам человека утверждает, что курдские ополченцы уходят из частей пограничной зоны, но Эфрин говорит «Гаарец», что они продолжают сражаться.

9 октября Турция начала трансграничное военное наступление в соседнюю Сирию с целью оттеснить SDF от своей границы. Сделка, заключенная 23 октября Москвой и Анкарой, фактически передала часть территории, удерживаемой  «демократическими силами», Турции. Но, несмотря на это соглашение, курдские лидеры заявили, что турецкое наступление все еще продолжается, в том числе в районах за пределами обозначенной 30-километровой «безопасной зоны».

Жестокая кампания мести

В YPJ насчитывается около 20 000 женщин- бойцов, которые сыграли важную роль в борьбе с ДАИШ в 2013-2019 годах. Однако, хотя Соединенные Штаты превратили курдов в своих союзников в борьбе против ИГИЛ(запрещено в России), президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган считает их террористами, связанными с  Рабочей партией Курдистана (известной как РПК, и которую, как Турция, так и Соединенные Штаты считают террористической организацией).

Когда Турция присоединилась к возглавляемой США коалиции для борьбы с ДАИШ, она также начала проводить аресты и рейды в курдских районах Турции, чтобы подавить деятельность РПК в рамках более масштабного конфликта между государством и его курдским населением.

«Поддерживаемые Турцией ополченцы в северо-восточной Сирии «видят в мужчинах-курдах террористов, а в  женщинах —  проституток. Они видят их по-своему, очень патриархально , — объясняет Дилар Дирик, курдская феминистка и исследователь в Центре изучения беженцев в Оксфордском университете.

  Ополченцы- джихадисты снимают  и публикует видео как часть своей собственной пропаганды, говорит Диррик, добавляя, что «это послание, которое они хотят показать миру  и, особенно, женщинам».

В октябре 2017 года, когда SDF объявили о победе над Исламским государством в Ракке, они специально разместили фотографии женщин-борцов, размахивающих флагом YPJ. Эта  победа, одержанная   женщинами-неисламистами,  над мужчинами-джихадистами может стать главной движущей силой недавних насильственных нападений на женщин. Действительно, Адам Хоффман, исследователь ДАИШ  в Центре исследований Ближнего Востока и Африки имени Моше Даяна,(Тель-Авивский университет) полагает, что все это –   «расплата по этническому, национальному и гендерному признакам» на почве арабского мужского  самолюбия.

«Кампания жестокой мести усугубляется тем фактом, что перед ними женщины и курдянки», — говорит он «Гаарец».

Хотя известно мало  деталей о составе ополченцев, поддерживаемых Турцией, «существует определенная степень уверенности в том, что многие из этих бойцов были причастны к исламистским, джихадистским ополчениям», — говорит Хоффман.

По словам Марко Нильссона, доцента политологии в университете Йёнчёпинга ( Швеция), который писал, как о женщинах-курдских борцах, так и о джихадистах, курдские женщины имеют «двойную уязвимость» из-за своего статуса меньшинства.

Использование сексуального насилия в отношении женщин в зонах конфликта не является новым явлением и в качестве угрозы не является уникальным  с точки зрения  бедственного положения курдов. Нильссон говорит, что в целом такое насилие является «эффективной стратегией во многих насильственных конфликтах для женщин: изнасилование женщины оставляет гораздо более сильный след, чем ее убийство». Удар будет ощущаться  дольше, будет более символичным и вызовет чувство стыда у  женщины».

Шарстан Африн, 32-летняя курдская женщина- боец ​​из западного кантона Рожавы, Африна, рассказывает «Гаарец»: «Когда мы видим такие жестокие действия и то, как они относятся к телам наших гражданских лиц и наших бойцов, мы действительно чувствуем боль. … Они словно  хотели послать нам сообщение, в котором говорится, что, если вы боретесь против нашей  системы и менталитета «патриархата»,  вас  ждет  та же участь, что и у Хеврин Халаф».

Хотя пока нет никаких доказательств того, что в северных районах Сирии были совершены изнасилования в отношении женщин-бойцов в качестве орудия войны, показательные видео в социальных сетях, вероятно, являются частью психологической войны, призванной заставить курдских женщин опасаться сексуального насилия».

«Образы, которыми пользуются ополченцы Эрдогана, направлены на то, чтобы запугать нас и наше общество», — говорит Эфрин.  – Но напротив, они только усиливают наше презрение к врагам женщин. … Эти нападения просто аморальны и являются частью особой «сексистской» войны».

Пресс-секретарь YPJ Несрин Абдулла соглашается, сказав  «Гаарец» в телефонном интервью, что «когда они убивают женщину, они убивают надежды общества и ценности человечества».

Битва с ИГИЛ во многих отношениях омрачила достижения курдского анклава, который стремился создать что-то уникальное из  существовавшего там хаоса. После вывода сирийских сил из этого района в 2012 году курды рассчитывали создать в Рожаве эгалитарное  правительство на основе «инициативы снизу», которое стремилось объединить все национально-религиозные группы — курдов, арабов, сирийцев, армян, езидов и туркмен —  в рамках единой  демократической системы.

Ахмед из Сирийского демократического совета говорит, что они «смогли разработать альтернативный политический проект» для Рожава. Хотя некоторые критики говорят, что курдское руководство также демонстрирует авторитарные тенденции, именно  ликвидация  политического прогресса, достигнутого в Рожаве, было высшим приоритетом для Турции. «Эрдоган против созданной нами системы, которая способствует равенству между мужчинами и женщинами, а также свободе вероисповедания. Сейчас очень большой риск», — предупреждает она. — Больше нигде в мире нет такой системы, как наша, — администрации, которая продвигает идею гендерного равенства и на практике реализовала ее. Это именно то, что сейчас подвергается атаке».

С начала войны против ДАИШ и вовлечения курдских сил в эту операцию у западной  публики возникло  нечто  особенное, критики называют это «фетишизацией»  женщин-бойцов. Они быстро появились в голливудских фильмах и глянцевых фотосессиях в таких журналах, как Marie Claire. Женщины-курдские бойцы были даже представлены в последней версии Call of Duty: Modern Warfare, чрезвычайно популярной видеоигры.

В последние недели, совершая поездку по западным столицам в поддержку, курдская дипломатическая делегация во главе с Ахмед  выдвигает идеи, по  которым турецкая операция рассматривается как посягательство на гендерное равенство, а также на мирное религиозное сосуществование, и как предоставление  ДАИШ,  извлекающей выгоду из текущего кризиса, шанса на новое  возрождение.

Так что, возможно, не случайно, что фотография женщины-турецкого солдата, находящейся  в северной Сирии и воюющей  против «курдских террористов», была недавно опубликована и размещена в социальных сетях. Гендерная  битва в нынешней ситуации, по-видимому, так же важна, как и битва за  территории.

Спасти феминистское общество

 Труды  Абдуллы Оджалана, отца-основателя РПК, мечтавшего  создать социалистическое государство для курдов, оказали огромное влияние на формирование Рожавы. «Когда Оджалан прибыл в регион [в 1979 году], женщины впервые начали организовываться», — говорит Дилар  Дирик.  — Он изменил гендерные отношения в Рожаве». После ареста турецкими властями в 1999 году за поддержку вооруженной борьбы, Оджалан опубликовал труд «Jineology» (можно перевести как «женология»), находясь в тюрьме, в котором  обрисовал в общих чертах курдские феминистские идеалы. «Наряду с самим женским движением ему можно приписать то, что феминизм является таким ключевым вопросом для курдской проблемы», — говорит Дирик.

Курдские женщины взялись за оружие с 1995 года, и YPJ похвалили за то, что они разрушили стереотип  «что женщины нуждаются в мужчинах, чтобы защитить их», говорит пресс-секретарь Абдулла.

«После 2013–2014 годов мы видели, как многие женщины оказались на руководящих постах», — говорит Хана из Камишли, объясняя, что идея заключалась в том, что женщины не только ставят себя на передний план в борьбе против ДАИШ, но и представляют сами по себе идеологическую альтернативу».

 «Курды создали общество, которое во многих отношениях более эгалитарно, и я не уверен, смогут ли они при русских сохранить его», — говорит Нир Бомс, научный сотрудник Центра Моше Даяна в Тель-Авивском университете, имея в виду  российскую военную  полицию, в настоящее время патрулирующую регион.

Хана также беспокоится о потере неиерархической социальной структуры. «Сохранится ли у нас та же самая включенность в общественную жизнь, как и в прошлом,  когда и американцы были здесь?» — спрашивает она.

Независимо от того, окажется ли Рожава под контролем поддерживаемых Турцией ополченцев или режима президента Башара Асада и русских, ясно, что ни один из них не поставит  права женщин во главе угла своей деятельности. Тогда есть очень реальная опасность возвращения ДАИШ. «Мужское мышление и системы ценностей победят», если это вторжение не прекратится», —  считает  Абдулла.

Однако, в то время как  феминистская революция в Сирийский Курдистане, казалось бы, переживает темные дни, курдская активистка  из Мюнхена, Гулистан, остается оптимистичной: «Просто потому, что вся автономная область находится под угрозой, это еще  не значит, что это конец.»

Так же, как YPJ были на передовой в битве против ДАИШ и в деле  создания Рожавы, их бойцы по-прежнему полны решимости возглавить движение по защите своей родины против того, что они называют «турецкими оккупационными силами». «Мы, женщины и матери, являемся всегда на переднем крае этой революции», — говорит Шарстан Африн и добавляет: «Мы готовы сделать все от нас зависящее, чтобы защитить нашу родину».

Хотя многие курды считают, что Соединенные Штаты отвернулись от них, эти женщины, как  и другие надеются, что мир  откажется  от попыток восстановить мужское господство в северо-восточной Сирии. «На карту поставлены все политические, культурные и экономические достижения женщин, — говорит   Дилар Дирик. — Женщины в других частях мира должны защищать их — иначе история женщин будет стерта из памяти человечества».

Автор — Шайна Оппенгеймер    «Гаарец» ( Израиль). Перевод    RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи