В структуре командования РПК возникли разногласия по поводу связей с коалиционными силами США в Сирии

В структуре командования РПК возникли разногласия по поводу связей с коалиционными силами США в Сирии

Даже по меркам сложной войны в Сирии октябрь 2019 года был бурным месяцем. Возникли противоречия, присущие усилиям США по ведению контртеррористической войны против террористической группировки «Исламского государства» (ИГ, запрещена в РФ), оторванных от реалий лежащего в их основе конфликта. Трамп объявил о выводе американских войск из Сирии 6 октября и фактически дал зеленый свет турецкой военной операции под кодовым названием «Источник мира», которая началась 9 октября. Затем Трамп изменил курс, применив санкции к Турции за движение против курдских сил, партнеров Соединенных Штатов, Сирийских Демократических сил (SDF), политического и юридического прикрытия для занесенной в черный список Рабочей партии Курдистана (РПК) (см. ТМ, 14 июня).

Прошла неделя боев с турецкими войсками и их арабскими доверенными лицами, Сирийской национальной армией (СНА), захватившей зону Тель-Абьяд — Рас аль—Айн, коридор с арабским большинством, который оборвал связь между Кобани и Камышло — двумя основными курдскими частями «Рожавы», так РПК называет свое государство в Сирии.

Заключенное при посредничестве США перемирие с Турцией 17 октября дало Анкаре (на бумаге) практически все, о чем она просила, ратифицировав уже достигнутые завоевания и, что крайне важно, провозгласив двадцатимильный коридор внутри Сирии, свободный от РПК, а также сняв санкции, введенные в связи с вторжением (Аль-Хурра, 17 октября).

Трамп впоследствии заявил, что американские войска останутся в Сирии, хотя и в меньшем «нефтяном регионе» дальше к югу (Twitter.com/realDonaldTrump, 24 октября). Американские официальные лица открыто заявили СМИ, что нефтяная миссия была уловкой, чтобы заставить Трампа сохранить американские войска в Сирии. Существует бюрократический спор между теми, кто хочет, чтобы войска противостояли ИГ, и теми, кто хочет, чтобы они противостояли Ирану — и Пентагоном, который хочет защитить SDF, и, соответственно, РПК.

Материально-техническое обеспечение защиты этого «нефтяного региона», который будет оккупирован примерно 500 военнослужащими, потребует постоянной опоры на РПК. РПК, однако, обсуждает условия, на которых она будет вновь подчинена режиму Асада и России. Неясно, что РПК выигрывает от сотрудничества с Соединенными Штатами, которые явно находятся на пути к выходу из Сирии. Даже находясь в регионе, Соединенные Штаты отказались защищать РПК от Турции.

Политические условия Асада всегда будут карфагенскими — проект Рожава завершен — но, по крайней мере, РПК сможет сохранить себя в каком-то формате в рамках сделки, возобновив свою старую роль прокси-партнера, который Дамаск может использовать против Турции (Анадолу, 18 августа 2017 года). Асад считает РПК «предательской» за ее связи с Соединенными Штатами и сместит организацию с ее нынешней позиции, основанной на полномочиях США. РПК не собирается со временем получить рычаги воздействия, чтобы смягчить потери, и бессмысленная дальнейшая задержка Соединенных Штатов в Сирии, может ухудшить ситуацию, хотя, позиция представителя РПК, который возглавляет SDF, кажется неясной по этому вопросу.

В западной прессе лидер SDF был известен как Шахин Джило, когда он был открытым членом РПК, и его настоящее имя, как полагают, Ферхат Абди Шахин, хотя турецкие источники недавно заявили, что его имя на самом деле Мустафа Абди бин Халил (Карар, 16 октября). 6 ноября Шахин написал в твиттере, что SDF «возобновляют совместную программу работы с коалицией» (Twitter.com/MazloumAbdi, 6 ноября). В тот же день Шахин дал интервью, в котором он говорил в сюрреалистических терминах о том, что предложение Асада по Рожаве является «неполноценным», и диктатору нужно «предпринять больше шагов» для удовлетворения требований РПК о политической и военной автономии в его государстве (Rudaw, 6 ноября). Параноидальное, баасистское мировоззрение Асада не допускает серьезного разделения власти, конечно, не с силами, которые недавно были доверенными лицами США, и создавшийся баланс сил означает, что делать это не нужно. Возможно, что Шахин поддерживает эту линию только на публике по тактическим соображениям; если нет, то он ведет РПК по очень опасному пути.

Сам Шахин может оказаться в опасности. Внутренняя динамика РПК трудно различима, но есть некоторые признаки того, что Шахин столкнулся с центральным руководством РПК, которое базируется в горах Кандиль (Аль-Монитор, 7 ноября). Перебежчик из SDF подтвердил, что Сабри Ок, курд из Турции в Исполнительном совете РПК, является нынешним командующим региона Рожава, должность, которая не сменяется, чтобы предотвратить получение любым человеком слишком большого личного авторитета. Именно по этой причине — растущей известности Шахина, даже международной, известности и популярности — Ок выразил неудовольствие (Карар, 28 ноября).

Шахин также подвергался критике со стороны «Кандильцев», таких как Ок и Феман Хусейн (Бахоз Эрдал), которые контролируют режим Рожавы за кулисами, из-за его хороших отношений с Соединенными Штатами (Карар, 28 ноября). РПК была на стороне СССР в холодной войне и находилась под их глубоким влиянием, рассматривая турецкое государство как инструмент американского империализма, который должен быть сметен — чувство, также разделяемое по отношению к Израилю. Единственная критика РПК в адрес Советского Союза относится к периоду после Сталина. [1]

Антиамериканизм РПК не остался в прошлом. Не так давно заместитель председателя РПК Мустафа Карасу (Хусейн Али) написал статью, которая начиналась с защиты Исламской Республики Иран, с ужасом рассматривая возможность возвращения страны к прозападному правительству, подобно временам Шаха, прежде чем обвинить американцев в участии в заговоре с целью вырвать YPG у РПК (Yeni Ozgur Politika, Ноябрь 12, 2018).

РПК убила сотни своих собственных членов, иногда за несогласие с руководством, а иногда, как и в случае с массовыми убийствами молодых новобранцев в лагерях Бекаа, без всякой причины, кроме паранойи руководства (Т24, 15 декабря 2011 года). [2] Личное признание Шахина и его связи с Соединенными Штатами можно было бы легко интерпретировать в рамках РПК как преступление, хотя не похоже, что Кандиль возражает организационно против того, как управляется SDF, в частности, недавние решения вокруг турецкого вторжения (ANF, 6 ноября).

Военно-политическая карта Северо-Восточной Сирии была перерисована за последний месяц, хотя и таким образом, что это было неизбежно. Соединенные Штаты уходят, и без них — или мирного соглашения с Турцией — образование РПК в Рожава не будет устойчивым. То, что РПК в таких обстоятельствах повернет обратно к Дамаску и Москве, также было предсказуемо. Соединенные Штаты, удерживающие войска в Сирии, приостановили завершение этой линии, но признаки того, что такая ситуация будет краткой, уже присутствуют (Белый дом, 12 ноября).

Издание: Монитор терроризма Том: 17 Выпуск: 22

Автор: Кайл Ортон

Заметки

[1] Балчи А. (2017), Региональная политика Рабочей партии РПК-Курдистан: во время и после холодной войны , с. 92-95, 111-13.

[2] Маркус А. (2007), Кровь и вера: РПК и Курдская битва за независимость, с. 136.

Jamestown.org    —    Перевод Riataza.com

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Riataza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 9

  1. Мураз Аджоев

    «Возникли противоречия, присущие усилиям США по ведению контртеррористической войны…, оторванных от реалий лежащего в их основе конфликта», — явная бессмыслица,
    автор которой попытался возвысить РПК до роли фактора, якобы используемого США с целью оказания скрытого содействия Дамаску и Москве в их затянувшихся усилиях по восстановлению контроля Сирийского режима на бывшей территории катастрофически развалившейся САР.

  2. Мураз Аджоев

    (РИА Новости)- В Минобороны прокомментировали заявление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу о (якобы) «невыполнении Россией (и США) своих обещаний» по Сирии. Как отметил официальный представитель ведомства генерал-майор Игорь Конашенков, это высказывание и угрозы развязать военную операцию на севере Сирии вызвали недоумение, — «Заявление главы МИД Турецкой Республики с призывом о развязывании боевых действий может привести только к обострению ситуации на севере Сирийской Арабской Республики, а не к ее урегулированию, как это зафиксировано в совместном меморандуме, подписанном президентами России и Турции».
    А что готова предпринять Россия против Турции в случае, если Анкара перейдёт от этих угроз к возобновлению своей военной агрессии на северо-востоке Сирии, в частности в Западном Курдистане? Очевидно, РФ придётся договариваться с США на предмет обуздания амбиций «президента-султана» Р.Эрдогана посредством раздела САР и признания права самоопределившегося народа Южного Курдистана на образование своего независимого (от катастрофически несостоявшейся Иракской арабской федерации) государства, к которому на основе воли этнических и религиозных сообществ присоединится Западный Курдистан с целью учреждения федеративной демократической и светской республики Курдистан. И таким образом полностью разрушить надежды ИРИ на осуществление проекта «шиитского революционного пояса» Иранского режима на Ближнем Востоке. А может быть, Эрдоган (вольно или невольно) действует по согласованному сценарию и оказывает содействие США и России в их усилиях по прекращению катастрофического хаоса в распавшихся Сирии и Ираке, по ликвидации всякого рода террористических угроз и справедливому решению курдского национального вопроса на Ближнем Востоке?

  3. Мураз Аджоев

    Некоторые известные эксперты подвергают корректировке свои прежние взгляды, мнения и комментарии по армяно-азербайджанскому (нагорно-карабахскому) конфликту, допуская возможность размещения российских миротворческих сил в Степанакерте в связи с, вполне вероятно, уже очень резким обострением обстановки в Иране и Грузии, — “США уже расписали для Ирана разные сценарии. Он может заполыхать «геополитическим огнем», разваливаясь на национальные части. Армения может при этом утерять «вторую дорогу жизни», но с наибольшими проблемами столкнется Азербайджан, куда неизбежно хлынет огромный поток беженцев. В Южном (Иранском) Азербайджане живут более 20 миллионов азербайджанцев, и Баку волей-неволей будет реагировать на то, что происходит на его южных границах. Появятся и другие факторы, которые станут негативно влиять на события в регионе. Поэтому, объективно рассуждая, и на иранском направлении в Баку и Ереване обозначаются (пусть) разные, но (уже) общие угрозы”. (https://regnum.ru/news/polit/2782778.html). Очевидно, военное присутствие России в лице «миротворческих сил» в Степанакерте необходимо как для обеспечения реализации взаимоприемлемого для Баку и Еревана компромиссного решения по Нагорному Карабаху и по буферной зоне на границе с Арменией, так и с целью обеспечения безопасности Азербайджана и Армении в связи с угрозой, исходящей от опаснейшего Иранского фактора.

    1. Aza Avdali

      Сомневаюсь, чтобы компромиссный вариант, любой, всерьёз рассматривался что Арменией, что Азербайджаном. И там, и там градус взаимной ненависти, презрения так высок, что никакие доводы просто разума и даже какие-никакие преференции в случае опасных геополитических катаклизмов, которые могут серьёзно обсуждаться и предлагаться, скажем, той же Россией для умиротворения сторон, будут отвергнуты. Слушала недавно одного армянского эксперта, который на полном серьёзе обсуждал тему неких одолжений, которые Армения может предоставить России, поскольку якобы у России есть проблемы комплектования мобилизационных людских ресурсов, попросту говоря, в Армении считают, что российские вооруженные силы малочисленны, а потому Россия кровно заинтересована в вооруженных силах Армении, ну, со всеми вытекающими. В случае, если на южных границах России, скажем, в Иране заполыхает «геополитический огонь» то Россия будет там представлена именно вооруженными силами Армении. Я не военный эксперт, и мне трудно что-то такое вообразить. Но что очень хорошо было озвучено армянским экспертом, так это мысль, что поскольку России без Армении никак, ну, никак, а потому желательно, чтобы это обстоятельство было как-то Россией уже сегодня принято и какими-то шагами проявлено. Может, что и так, я не знаю.

  4. Мураз Аджоев

    Под «другими факторами» С.Тарасов подразумевает уже очевидную возможность возникновения независимого государства Курдистан в связи с высокой вероятностью раздела Сирии и Ирака. Он ведь уже не скрывает, что курдский вопрос на (Большом) Ближнем Востоке стал очень важным геополитическим фактором.

  5. Мураз Аджоев

    По приказу верховного лидера Иранского режима, потребовавшего от органов безопасности всех необходимых, решительных, революционных мер против всех организаторов, активных участников протестного движения, которых он обозвал «головорезами», руководство КСИР мобилизовало 500000 резервистов иррегулярных сил, подчинённых военному командованию армии «стражей исламской революции», с целью осуществления контроля за уровнем цен на рынках и в магазинах по всей стране, и принятия жёстких мер в отношении «саботажников». Число жертв среди протестующих на данный момент уже превысило 100 человек, из них 40 в провинции Курдистан. Режим ИРИ готов начать кровавую бойню по всей стране и не намерен идти на мирный диалог с протестующими «головорезами». При любом исходе такого подхода властей к социально-экономическим и политическим требованиям протестного движения он, вероятнее всего, ускорит конец этого диктаторского политико-религиозного революционного шиитского режима. А что произойдёт после свержения этого режима — распад на отдельные национальные государства или образование нового федеративного Ирана — пока невозможно предсказать.

  6. Мураз Аджоев

    Президент США распорядился направить дополнительные военные подразделения, радары и противоракетные системы в Саудовскую Аравию.

  7. Мураз Аджоев

    Эрдоган, очевидно, готовится к скоро уже предстоящей церемонии открытия «Турецкого потока», 2 нитки которой уже заполнены российским газом. На торжественной церемонии открытия на турецком берегу уже планируется дружеская встреча президентов РФ и Турции. А если Путин не поедет, что будет делать Эрдоган?

  8. Мураз Аджоев

    ТЕЛЬ-АВИВ, 20 ноя – РИА Новости. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху призвал лидеров партий «Кахоль-Лаван» и НДИ создать правительство национального единства с целью распространения израильского суверенитета на Иорданскую долину, — «Я призвал (лидера блока «Кахоль-Лаван») Бени Ганца и (лидера партии НДИ) Авигдора Либермана сформировать правительство национального единства, которое защитило бы Израиль и аннексировало бы долину реки Иордан». Премьер призвал воспользоваться шансом, появившимся после заявления госсекретаря США, который сказал в понедельник, что «поселенческая деятельность Израиля на Западном берегу Иордана не противоречат международному праву».
    Столь же решительно должны действовать власти Региона Курдистан, чтобы воспользоваться своим шансом, потому что провозглашение независимости Южного Курдистана, присоединение к нему Западного Курдистана, бесспорно и безусловно, никак не противоречит и полностью соответствует международному праву, законному и неотъемлемому национальному праву курдского народа на образование своей суверенной государственности.

Комментирование закрыты.