Rudaw: Кто будет контролировать сирийские нефть и газ?

Rudaw: Кто будет контролировать сирийские нефть и газ?

Похоже, что гражданская война в Сирии cкоро закончится, и ее президент Башар Асад вернет себе всю территорию страны. Как это всегда характерно для послевоенной эпохи, региональные и глобальные державы в настоящее время готовятся претендовать на трофеи войны.

Сирия стала полем битвы для региональных и международных игроков, отчасти из-за своей географии: ее стратегическое расположение на Средиземном море всегда было привлекательным для других государств, стремящихся экспортировать нефть и газ.

С вторжением Турции в северо-восточную Сирию, которое длится уже второй месяц, страны, которые располагают военными силами на местах, утверждают, что контролируют нефть страны.Частые твиты президента США Дональда Трампа о необходимости защиты сирийских нефтяных месторождений соответствовали заявлению министра обороны Марка Эспера о том, что США сохранят некоторые войска в Сирии для защиты нефтяных месторождений.

Но позиция Трампа по защите нефтяных месторождений в условиях убийства и перемещения курдских гражданских лиц отнюдь не была тепло встречена. Некоторые аналитики характеризуют позицию Трампа как «кровь за нефть». Российское правительство также подвергло резкой критике США, обвиняя их в краже сирийской нефти.

После эскалации гражданской войны сирийское правительство потеряло контроль над большей частью своей нефти, которая попала в руки сирийских оппозиционных групп и ДАИШ. Тем не менее, нефтепродукты были свободно доступны до 2018 года, а Иран поставлял топливо в Сирию с 2013 года вплоть до усиления санкций США. В течение этого пятилетнего периода Иран экспортировал около 2 миллионов баррелей в месяц в Сирию и практически спас страну от топливного кризиса.

В 2012 году Иран, Ирак и Сирия подписали соглашение об экспорте иранского газа через Ирак и Сирию на мировые рынки. Эта сделка не только разозлила США, но и была воспринята Саудовской Аравией, Катаром и Турцией как «выходящая за всяческие пределы». Хотя Сирийские демократические силы (SDF) потеряли участки территории во время продолжающегося турецкого наступления в северной части Сирии, они все еще контролируют значительную часть сирийских ресурсов нефти и газа, включая нефтяное месторождение Аль-Омар, крупнейшее в Сирии.

Контроль SDF над сирийскими нефтяными месторождениями важен для будущего курдов в стране, по крайней мере, чтобы убедить Асада предоставить им некоторую форму автономии. Во время эскалации топливного кризиса в 2018 году курды заключили сделку с сирийским правительством и косвенно экспортировали нефть на сирийские нефтеперерабатывающие заводы на западе страны.

Вывод США из северной Сирии и передислокация некоторых войск на восточные нефтяные месторождения не похожи на стратегическое, тактическое или логическое движение. На самом деле сам президент не знает, что он будет делать с нефтью. Это ясно из сообщения Трампа о том, что «мы будем решать, что делать с [нефтью] в будущем».

Несмотря на противоречивые позиции США в отношении сирийской нефти, у России, похоже, есть четкая стратегия.

В начале 2019 года Россия и правительство Сирии подписали масштабное энергетическое соглашение. Согласно этому документу, Россия обладает всеми полномочиями по разработке и добыче сирийской нефти и газа, включая такие аспекты сирийской нефтегазовой отрасли, как восстановление нефтяных объектов и энергетической инфраструктуры, консалтинг и подготовка кадров для нефтегазового сектора Сирии.

В настоящее время Россия контролирует газовые месторождения вблизи Пальмиры, но пока не заняла нефтяных месторождений, которые находятся под контролем SDF. Однако после соглашения между президентами Эрдоганом и Путиным, по которому сирийские войска были размещены на турецкой границе, ситуация вполне может измениться. Возможно, что сирийское правительство сделает рывок для долгосрочного возвращение к нефтяным месторождениям на востоке Евфрата, что позволит России реализовать соглашение по разработке нефти и газа с сирийским правительством.

В то время как присутствие России в Сирии только формируется, она уже вложила значительные средства в нефтегазовый сектор соседнего Курдистана. В 2018 году два американских нефтяных гиганта, Chevron и Exxon, отказались от своих активов в Курдистане, перебравшись на юг Ирака. «Роснефть», крупнейшая российская нефтяная компания, теперь стала основным игроком в нефтегазовом секторе Курдистана. «Роснефть» владеет большей частью долей трубопровода Курдистан-Джейхан и собирается построить газопровод Курдистана, а также работать на пяти нефтяных блоках, три из которых находятся в провинции Дохук, недалеко от границы с Сирией.

Кроме того, «Газпром нефть», нефтяная «дочка»  российского гиганта «Газпром», работает в этом районе с 2012 года.

Господство России в Сирии и сильное присутствие в Курдистане будет обеспечено обширной территорией, богатой нефтью и газом, простирающейся от Ирака до Сирии. Это откроет большой коридор для России к побережью Средиземного моря, а также потенциальный маршрут для курдского экспорта на мировые рынки.

Доминирование России в Курдистане может способствовать превращению этого региона в основную часть стратегии России по контролю над энергетическими ресурсами Ближнего Востока. Это может в конечном итоге привести к увеличению инвестиций в нефтегазовый сектор Курдистана российскими энергетическими компаниями.

В последние годы открытие залежей природного газа на шельфе средиземноморских стран, таких как Израиль и Кипр, привело к появлению нового источника энергии для удовлетворения спроса на энергию в Европе. Министр энергетики Израиля долго пытался убедить европейцев построить газопровод из Израиля и Кипра в Грецию, а затем в другие европейские страны.

Ресурсы природного газа Курдистана больше, чем у Кипра и Греции. Соединение источников газа в регионе Курдистана с источниками в Израиле и на Кипре значительно укрепит недавно возникший средиземноморский газовый коридор. Наличие большего количества маршрутов для экспорта нефти и газа значительно усилит позицию Эрбиля в переговорах с соседними странами и возможными партнерами.

Автор — Омер Моради, заведующий отделом экономики ИА Rudaw Перевод RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи