The Nation: Вода – еще одно оружие Турции против курдов

The Nation: Вода – еще одно оружие Турции против курдов

С начала 2000-х годов, крупный гидроэнергетический проект в юго-восточной Турции   с  трудом, продвигался вперёд. Но по состоянию на июль прошлого года, строительство, наконец, завершено. Когда плотина и ее водохранилище станут полностью работоспособными, можно будет утверждать, что гидроэнергетика стала синонимом государственной власти. Этой осенью  военное насилие, последовавшее за внезапным дестабилизирующим выводом американских войск из близлежащей северной Сирии, привлекло внимание всего мира, поскольку оно расчистило путь для вооруженных сил Турции, чтобы доминировать в курдской оппозиции.

Между тем вода, медленно поднимающаяся за стеной плотины Илису в  442 фута  высотой и протяженностью в одну милю, переброшенная  через реку Тигр, является менее явным признаком той же решимости.

«Эта плотина является своего рода оружием против низменностей, — сказал по телефону из Вены Ульрих Айхельманн,  эколог, защитник природы и глава австрийской неправительственной организации RiverWatch.  — Это было запланировано заранее и сейчас строится таким образом, чтобы плотина могла долго сдерживать весь Тигр. Если вы считаете воду  оружием, то  плотины — это новые пушки. У Ирака есть нефть, у Турции есть вода, и иногда гораздо лучше иметь воду».

Реки Тигр и Евфрат, две из трех самых длинных рек на Ближнем Востоке после Нила, берут свое начало в Турции. Евфрат течет через Турцию на  юг через сердце Сирии и в Ирак. Теперь обе эти легендарные, священные, древние реки высыхают, и (однажды) «Плодородный Полумесяц» (обиходное название междуречья Тигра и Евфрата, давшего, благодаря плодородию начало первым человеческим цивилизациям-  RiaTaza) уступает место засушливой, потрескавшейся земле.

В какой-то степени виновником является изменение климата. Более того, судьба и эксплуатация этих рек зависит от развития гидроэнергетики в Турции, и проекта, состоящего из 41 плотин, где плотина  Илису является лишь одной из них. Плотины на Евфрате сократили приток воды в Сирию, примерно,  на 40 процентов за последние 40 лет, а  в Ирак почти вдвое. С плотиной  на Тигре последний спасательный круг в этом регионе также будет в руках Турции.

Вниз по течению, последствием станет нехватка воды. Месопотамские болота в Ираке могут превратиться в пустыню. Этот регион, в настоящее время объект всемирного наследия ЮНЕСКО, был осушен во время ирано-иракской войны 1980 года Саддамом Хусейном в тактическом маневре, чтобы потом разбить своих врагов. После изгнания Хусейна построенные им дамбы были торжественно  снесены , и части экосистемы болота начали возвращаться к своему прежнему «зеленому» состоянию. Ограниченный поток воды в Илису принесет не только экологические последствия, но и тактическое преимущество для врагов жителей региона.

 А вверх по реке проблема будет,скорее,  не в слишком малом количестве воды, а, наоборот, в затоплении. Как и в случае создания любого крупного водохранилища, среда обитания птиц и рыб будет уничтожена, а региональный климат изменен. Экосистемы, жилые районы и места археологических раскопок будут затоплены.

Однако за последние несколько лет одна потеря была бы особенно большой: 12 000-летнее поселение Хасанкиф с 12-тысячелетней историей,  памятник курдского наследия с неисчислимой археологической ценностью, скоро будет затоплен искусственным озером Илису.

В контексте истории империализма Турции против курдов воздействие этой деятельности по строительству плотины распространяется далеко за пределы  турецкого Курдистана  на всю территорию Сирии и Ирака.  Илису — это не просто прогресс, а игра за власть и господство.

После Первой мировой войны Османская империя распалась на несколько частей. Одна из них стала независимой  Турцией, другие были разделены между западными сверхдержавами, которые предоставили курдам  ​​коренным народам Месопотамии, которые проживают в Турции, Сирии, Ираке, Иране и Армении —  возможность провозглашения независимого Курдистана.

Но когда вскоре в 1923 году границы современной Турции были обозначены, это положение было опущено. Курды, теперь меньшинство в каждой стране, где они живут, и с тех пор борются за свою родину. Ожесточенные трения между курдскими сепаратистскими группами и Турцией по этому вопросу продолжаются.

Еще в 1930-х годах новое турецкое государство под руководством Мустафы Кемала Ататюрка начало исследовать, как ее реки и Евфрат, в частности, могут быть использованы для производства электроэнергии. Предложение о возможном Южно-Анатолийском проекте — Güneydoğu Anadolu Projesi, или GAP — было представлено еще в 1960-х годах. Сегодня ГАП состоит из 22 плотин, в том числе Илису на Тигре и плотины Ататюрка   на Евфрате, Атат, и гидроэнергетической инфраструктуры для их поддержки.

Турция ввела в эксплуатацию первую из плотин ГАП на Евфрате в 1974 году, получив новый контроль над водоснабжением соседей-курдов, сирийцев и иракцев вниз по течению. В том же году была основана Рабочая партия Курдистана (РПК, воинствующая сепаратистская организация, которая  вызывает больше всего дискуссий в курдско-турецких отношениях).

Наряду с плотиной Кебан, Сирия построила свою собственную плотину на Евфрате, Техба,  строительство  которой осуществлялось в партнерстве с Советским Союзом с конца 1950-х годов. Совместное воздействие двух плотин Турции и Сирии на Евфрат привело Ирак к разрушительной засухе, в результате которой Ирак и Сирия оказались на грани войны.

Успешно настроив своих соседей друг против друга, Турция заключила временное водное соглашение с Ираком в 1984 году и  с Сирией в 1987 году, в начале полномасштабного мятежа РПК. В сирийском соглашении Турция гарантировала установленный минимальный годовой сток из бассейна Евфрата в Сирию  за что в дальнейшем Сирия пообещала прекратить деятельность РПК на сирийской земле: это очень важно.

В начале 1990-х годов турецкое правительство завершило строительство плотины Ататюрк — четвертой по величине плотины в мире, что привело к принудительному переселению свыше 50 000 человек в преимущественно курдском регионе. Они разрушили древний город Самосата, древнюю эллинистическую, а затем римскую столицу и место рождения древнегреческого поэта Лукиана, а также Невали Чори, неолитическое поселение, где за короткое время археологи обнаружили некоторые из старейших известных в мире храмов и памятники. Заполняя водохранилище Ататюрк, Турция на несколько недель перекрыла большую часть потока Евфрата в Сирию и Ирак, нанеся вред сельскому хозяйству. Практически в тот же момент тогдашний президент Тургут Озал обратился к Сирии и Ираку с просьбой помочь в борьбе с РПК.

В последующие десятилетия курдско-турецкие отношения продолжали ухудшаться; демократия при президенте Эрдогане продолжала отступать; и контроль Турции над судьбой своих соседей за счет контроля над водой только усилился, вызвав засуху на некогда плодородных сирийских и иракских сельскохозяйственных землях, высушив целые деревни и вынудив людей переселиться в города. В 2009 году Турция отреагировала  на победу прокурдской ДПН  сотнями арестов и задержаний  ее членов. В том же году Сирия переживала пятилетнюю засуху и отчаянно нуждалась в том, чтобы Турция отказалась от дополнительных водных ресурсов.

Сирия была бесполезна для сдерживания оппозиции в лице  РПК, и, возможно, в ответ на это  Турция отказалась прийти на помощь Сирии в водном кризисе. Последовавшие за этим растущие волнения в конечном итоге привели к политической и социальной нестабильности, которая привела к сирийской арабской весне 2010 года. В 2018 году New York Times сообщила, что Евфрат, окруженный пересохшими землями и опустошенными деревнями, служит барьером между поддерживаемыми Америкой  курдскими ополченцами, и повстанцами, поддерживаемыми Турцией. Именно этот район впал в хаос с октябрьским выводом Трампа американских войск.

Турецкое правительство поддерживает проект Илису как средство развития и прогресса в Южной Анатолии. Турки утверждают, что, поскольку плотина в 2 миллиарда долларов будет генерировать прогнозируемые 2 процента национального   объема поставок электроэнергии,- достаточного, чтобы обеспечить энергией более миллиона домов — перемещение 80 000 человек, живущих  на 125 квадратных милях не кажется достаточно значительным аргументом, чтобы изменить план, над которым работали десятилетия. Оно  также утверждает, что проект будет способствовать переходу к нейтральной в отношении углерода энергии (если не принимать во внимание углеродную основу  строительства стены железобетонной плотины   длиной в милю в течение десятилетий), изобилует новыми возможностями от ирригации до туризма, и что регулирование потока воды в засушливую засуху Сирию и Ирак может принести пользу.

Но эксперты не покупаются  на это. Эркан Айбога — инженер-эколог и представитель KeepHasankeyfAlive, возглавляемой курдами неправительственной организации, выступающей за сохранение Хасанкифа и других уязвимых мест в будущем бассейне Илису. «Конечно, проект будет генерировать электричество», —  сказал он по телефону из своего дома в Германии. Однако,  по своей сути, однако, эксперт  рассматривает плотину как инструмент, способствующий ассимиляции курдов в турецкое общество, заставляя их переселяться в города, где их сообщества и культура будут более рассеянными и размытыми. «Сегодня [Илису] — это инструмент, который можно использовать против курдских партизан», — говорит он.  – А завтра это может быть использовано против чего-то другого — против любой формы оппозиции».

Потеря бесценного объекта всемирного наследия в Хасанкифе была аргументом, на котором проект, возможно, был остановлен. Постоянно населяемые более 10 тысячелетий византийцами, римлянами, монголами, османами и, на протяжении веков, курдами, эти цивилизационные артефакты и архитектура наслоены друг на друга — древние пещерные жилища, амфитеатры, акведуки, мечети, минареты — Хасанкиф мог легко выполнили необходимые пять из 10 критериев, чтобы стать объектом всемирного наследия ЮНЕСКО. Некоторые эксперты говорят, что на самом деле он соответствует девяти из 10. Но организация не могла вмешаться, чтобы остановить наводнение, потому что, по ее словам, Турция никогда не подавала заявку на включение древнего города Хасанкиф в Список всемирного наследия.

Если Хасанкиф не смог стать  рычагом, чтобы остановить турецкое правительство, болота Месопотамии, находящиеся под защитой ЮНЕСКО, которые, по мнению экспертов, увядают и опустынивают в результате Илису, могли предложить другой шанс. Но Ирак, придавленный Турцией подобной «гидрополитикой», не хотел выступать за болота (и «болотных арабов», которые там   живут), ведь это могло означать возмездие в виде лишения воды через любое количество существующих плотин на турецкой Иракская граница.

Посредством переселения и последующей культурной ассимиляции, возникшей в результате этого развития, водная политика помогла турецкому правительству осуществлять прямой контроль над курдами в Турции, а контроль потока воды в Ирак и Сирию — косвенный контроль над гораздо большей частью курдской нации.

По данным за 2016 год, 11 плотин проекта  ГАП в настоящее время находятся в эксплуатации, и как минимум три находятся в стадии строительства. Сепаратисты РПК отчаянно пытаются удержать контроль над водой из рук Турции, взрывают  места строительства некоторых из новых плотин,  затягивая  этап строительства, но строительство идет вперед.

В Хасанкифе баррикада блокирует въезд посторонних, и Айбога сообщил, что процесс переселения его жителей, который должен был завершиться в начале этого месяца, был медленным, неясным и дезорганизованным, в результате чего сотням семей просто некуда переезжать перед лицом угрозы  приближения воды.

Неправительственные организации, такие как KeepHasankeyfAlive, обещают продолжать свою работу, чтобы остановить строительство Илису. Но теперь, когда прекращение строительства с помощью петиции, признания вины или компромисса больше не является вариантом, цель сместилась к  опустошению каким-то образом резервуара. Даже если Хасанкиф, каким он был, не может быть спасен, для курдов отказаться от борьбы против этого шага турецкого империализма означало бы отказаться от  курдского наследия, культуры, сообщества, власти, автономии и здоровья  и признать поражение. «это не тот проект, который мы можем принять», — сказал Айбога.

Между тем, Турция продолжает расширять свои возможности во имя прогресса. Ее принцип- чем больше контроля над водой, тем больше власти над своими врагами.

Автор – Александра МарварTheNation  Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи