Военная операция Турции в Сирии: кто от нее выигрывает, а кто проигрывает

Военная операция Турции в Сирии:  кто от нее выигрывает, а кто проигрывает

Через месяц после того, как Турция начала свою военную операцию на северо-востоке Сирии, там установилось хлипкое перемирие, но что будет дальше?

Турецкие войска контролируют 120-километровую (75-мильную) полосу территории между городами Тал-Абьяд и Рас-эль-Айн на северо-востоке Сирии. Оставшаяся пограничная зона, которая контролировалась возглавляемыми курдами Сирийскими демократическими силами (SDF), патрулируется российскими и турецкими солдатами, работающими вместе. Силы сирийского правительства также двинулись в регион, чтобы обосноваться в городах и деревнях, которые оно уступило курдским силам в начале восьмилетней войны в Сирии.

«Самым крупным победителем стало правительство Сирии и президент [Башар] Асад, — считает Камаль Алам, военный аналитик из Лондона, специализирующийся на Сирии и Турции. — Он смог получить больше территории в курдских районах всего за несколько недель, чем за пять лет войны».

Операция «Источник мира» в Турции была ускорена решением Соединенных Штатов, которые  совместно с SDF cражались с ДАИШ вывести свои войска с границы с Турцией. Турецкие военные их  сирийские союзники пересекли границу 9 октября, когда президент Реджеп Тайип Эрдоган пообещал отвести бойцов SDF от своей границы и создать «безопасную зону» для размещения некоторых из 3,6 миллиона сирийских беженцев, проживающих в стране.

Российское влияние

В SDF доминируют Народные подразделения защиты (YPG), которые Анкара называет «террористами» из-за ее связей с Рабочей партией Курдистана (РПК), которая вела 35-летнюю войну внутри Турции, приведшую к десяткам тысяч человеческих жертв.

Чувствуя себя брошенными США,  SDF обратились к сирийскому правительству за помощью, поскольку США согласились на прекращение огня с Турцией, которое позволило бы курдским силам отойти на 30 км (19 миль) назад от границы.

Эрдоган также согласился на сделку с Россией, главным, наряду с Ираном, сторонником Асада, наряду с Ираном, для того, чтобы  Анкаре сохранить контроль над территорией, которую она захватила, и для сирийского правительства и российских войск захватить оставшуюся 30-километровую (19-мильную) глубину пограничной зоны. Между тем было решено, что совместные турецко-российские патрули будут контролировать территорию  до 10 км (шесть миль) от границы.

Турция и Россия осуществили третий совместный патруль в пятницу. Тем не менее, Эрдоган жаловался на то, что ни Россия, ни США не выполнили свои обязательства по удалению SDF из 30-километровой (19-мильной) зоны в результате взрывов бомб и спорадических боевых действий.

По словам Алама, соглашение не только разрешило войскам Асада вернуться в регион, но и закрепило роль России как выдающейся мировой  державы в Сирии.

«Если были какие-либо сомнения в том, что Россия была окончательным арбитром не только в Сирии, но и на всем Ближнем Востоке, это дало окончательную оценку, — сказал он. — Растущее влияние России в Саудовской Аравии, Персидском заливе и в Сирии очевидно. У Турции нет другого выбора, кроме как слушать Россию, потому что, несмотря на то, что она является членом НАТО, от НАТО не было никакой поддержки в этом вопросе».

Али Бакир, политический аналитик и исследователь из Анкары, сказал, что «очень нестабильная» ситуация на границе означает, что еще слишком рано делать выводы по результатам турецкой операции.

«Турция не совсем удовлетворена тем, как  удерживается YPG от границы, — сказал он. Рядом с ней  все еще есть их  некоторые элементы, и есть вероятность, что они готовят долгосрочное военное сражение против Турции. До сих пор есть вопросы  относительно того, где именно находятся силы режима [Асада] и что они могут сделать. Москва и Анкара договорились по некоторым общим пунктам, но им нужны дополнительные технические соглашения» — считает Бакир.

Турецкая операция в Северной Сирии с 2016 года началась после того, как Анкара углубила свои связи с Москвой и отошла от Запада.

«Отступление США из Северо-восточной Сирии и растущий уклон к  Дамаску, Москве и Тегерану в регионе  соответствуют   текущим стратегическим интересам Анкары на Ближнем Востоке», — сказал Айкан Эрдемир, бывший член парламента Турции, а ныне старший сотрудник Фонда защиты демократии в Вашингтоне.

Митат Челикпала, профессор международных отношений в Стамбульском университете, сказал, что Турция, Иран и Россия (три державы, которые начали в  2017 году поиск   новых решений в Сирии)  усилят  свое влияние в этой стране.

«Когда они начали [процесс в Астане], они хотели создать ситуацию, которую они будут контролировать, — сказал он. — Они создали ситуацию, в которой они оказывают большее влияние, чем ООН. В целом, отношения между Турцией и США все хуже и хуже».

В прошлом месяце американские политики приняли решение о санкциях против Турции после операции в Сирии и приняли резолюцию, в которой были объявлены «геноцидом». Это связано со спорами по поводу покупки Анкарой ракет S-400 в России, поддержка Вашингтона и присутствия в США Фетхуллаха Гюлена, священнослужителя, которого  Турция считает ответственным за попытку  государственного переворота 2016 года.

«Дипломатический кошмар»

В то время как российский президент Владимир Путин и Башар  Аль-Асад использовали турецкое вмешательство  для расширения на северо-восток, у SDF были стратегические автомагистрали М4, и  надежды на создание автономного анклава с курдскими населением.

«Мечтатели  о курдской автономии оказались самыми главными лузерами —  считает Камаль Алам. Сирийские курды теперь не повторят истории подобной автономному  региону Ирака».

Внутри Турции операция против SDF оказалась широко популярной, поскольку она проводится в контексте  борьбы с РПК, и что повысилась вероятность возвращения домой сирийских беженцев.

 «Почти 85 процентов населения очень поддерживают эту  операцию и  напряженные отношения с США. Реальной оппозиции ей нет», — сказал Челикпала.

По  мнению Эрдемира, операция в краткосрочной перспективе поднимет рейтинги президента Эрдогана, которые уже сейчас достигли 48%, самого высокого показателя, после поражения на мартовских местных выборах. Тем не менее, турецкий президент  может «стать жертвой обвинения в военных преступлениях, совершенных его союзными сирийскими ополченцами». Официально  Турция опровергает это  обвинение.

Al-Jazeera  Перевод    RiaTaza.com




— 

Об авторе

Neo

Похожие записи