«Непрошенные гости» на севере Сирии засыпаются градом камней

«Непрошенные гости» на севере Сирии засыпаются градом камней

9 ноября 2019 года бронированные автомашины совместного российско-турецкого патруля на северо-востоке Сирии подверглись очередному нападению местных жителей. В ход пошли камни, арматура, обломки разрушенных зданий и т.п. В основном пострадали стекла-триплексы автомобилей, антенны и т.п. Это уже далеко не первая протестная акция сирийцев подобного рода. Некоторые из корреспондентов и политиков выразили недоумение: «Как же так, российские военные пришли защитить местных жителей, в основном курдов, от произвола турецких вояк, а жители этого не понимают и не приветствуют их?». «Почему камни летят не только в турок, но в россиян?»

Ответ весьма прозрачен. Москва, по сути дела, дала «зеленый свет» Эрдогану на уже третью по счету военно-карательную операцию на севере Сирии, не спросив при этом разрешения официальных властей в Дамаске и местных жителей. Налицо грубое нарушение международного права и суверенитета Сирийской Арабской Республики, о чем не замедлили в довольно жесткой форме заявить в Дамаске. Асад даже назвал Эрдогана вором, а его советник госпожа Шаабан сравнила действия Эрдогана с агрессией Гитлера.

И, если российским властям все же удалось убедить Асада в неизбежности и временном характере такой военной операции и даже передать приглашение сирийским правительственным войскам занять освобождаемые курдскими ополченцами отдельные районы на северо-востоке страны вдоль сирийско-турецкой границы, более того, добиться согласия командования курдов отойти вглубь территории Сирии на 30 километров, то у местных жителей (курдов, арабов, ассирийцев, армян) никто разрешения на ввод контингентов иностранных войск на их исконные земли не спрашивал.

Как и в административном районе Африн в провинции Алеппо на северо-западе страны, так и здесь, турецкие «источники мира или голуби мира с оливковой ветвью в клюве» на бронеавтомобилях и БТР были встречены местными жителями враждебно. Ведь люди накануне пережили авианалеты и артобстрелы со стороны турецких войск, погибли их родные и близкие, турки освободили из-под стражи тысячи арестованных ранее курдами боевиков ИГИЛ и членов их семей. В обещания Анкары вернуть джихадистов на родину в страны ЕС и СНГ курды не верят. Вполне вероятно, что эти исламисты могут быть переброшены в Идлиб, Африн, другие районы Сирии или вновь появиться в этих краях. Настораживают местных жителей и заявления Эрдогана и его окружения о намерениях переместить в оккупированные турками районы на северо-востоке Сирии около 1 миллиона сирийских беженцев. Здесь и так проживают десятки тысяч курдских семей, бежавших от турецких войск и их арабских сателлитов из Африна и Алеппо, сохраняются и многотысячные лагеря пленных игиловцев, которых ни Асад, ни другие страны забирать не собираются.

Новое насильственное перемещение сотен тысяч арабов, бежавших в основном от действий сирийских правительственных войск из центральных и северо-западных районов Сирии в Турцию, может привести к изменению демографического состава на северо-востоке страны, вызвать коллапс в перенаселенности региона и снабжении его водой и продовольствием.

К тому же, в условиях бегства из этих районов администрации и войск Асада от банд джихадистов еще в 2012 году, на севере САР вот уже девятый год функционируют автономные региональные и муниципальные органы власти, созданы народное ополчение, спецслужбы, полиция, в которых ведущую роль играет курдская Партия демократического союза (ПДС). Как бы не называли ее турецкие власти (террористической, аффилированной с турецкой РПК), сирийские курды ни разу за эти 8 лет не нарушали границу с Турцией и не совершали никаких враждебных по отношению к своим турецким соседям действий. Более того, курды в ожесточенных боях на земле защитили от боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ) не только Сирию, но и Турцию, и освободили весь восточный берег реки Евфрат, включая столицу Исламского халифата город Ракку.

Естественно, местные жители по-прежнему считают курдских ополченцев своими защитниками, поддерживают местные автономные власти и в условиях искусственной изоляции от переговорного процесса в Женеве и Астане (Нур-Султане) хотели бы сохранить мир и спокойствие на своих землях. Что касается обвинений курдов и других жителей этих районов в сепаратизме, то это ошибочное мнение. Лидеры курдов неоднократно заявляли, что они готовы сотрудничать с любыми властями в Дамаске, будь то Асад или представители оппозиции, лишь при одном условии: гарантиях в новой конституции страны их национальных прав и свобод. Пока ни Асад, ни лидеры оппозиции таких гарантий курдам не дают, а так называемые «гаранты» мирного урегулирования в астанинском формате — Анкара и Тегеран по-прежнему игнорируют курдские делегации и не допускают их к переговорам по будущему государственному устройству Сирии. На деле же, именно Дамаск, Анкара и Тегеран разжигают сепаратистские, сектантские настроения в этой многострадальной стране, а не курды. Асад и его иранские покровители хотели бы бесконечно долго продлить агонию явно прогнившего, антинародного режима арабо-алавитского меньшинства и баасистской верхушки, а Эрдоган всеми правдами и неправдами стремится расширить оккупированный турецкими войсками плацдарм на севере Сирии и привести к власти в Дамаске марионеточный режим арабо-суннитского большинства во главе с «Братьями-мусульманами». И иранские аятоллы и Эрдоган лукавят, когда заявляют о поддержке идеи сохранения единой и неделимой Сирии, поскольку видят ее каждый по-своему в качестве своего марионеточного государства и готовы воевать здесь сами и руками своих сателлитов до последнего сирийца. Не надо забывать, что на подконтрольных Асаду территориях проживает лишь треть от довоенного населения страны. Остальные ютятся в лагерях беженцев за рубежом или проживают на неподконтрольных Асаду землях северо-запада и северо-востока страны.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи