Турецкий военный аналитик: Обеспокоена ли РПК растущей популярностью YPG?

Турецкий военный аналитик: Обеспокоена ли РПК  растущей популярностью YPG?

В прошлом месяце произошли ошеломляющие события на севере Сирии, в которых участвовали Партия Курдского демократического союза (PYD) и ее военное крыло, подразделения народной защиты (YPG). Для Анкары самым  неожиданным  следствием ныне статичной операции «Источник мира»» является вновь обретенная легитимность YPG в западном общественном мнении.

YPG является ответвлением Рабочей партии Курдистана (РПК), которую Турция, США и многие западные державы считают террористической организацией. Тем не менее, YPG приобрела большое влияние в глазах западной общественности благодаря своему успеху в войне против ДАИШ, в частности, благодаря его вкладу в рейд, нацеленный на лидера группы Абу Бакра аль-Багдади.

По мнению многих на Западе, PYD и YPG являются «борцами за свободу», защищающими человечество и западную цивилизацию от варварства ДАИШ. Их считают единственными  партнерами Запада в Сирии.

До того, как в 2011 году началась борьба курдов с ДАИШ, концепция «Рожавы», также известная как Сирийский Курдистан, была просто вдохновленной РПК идеей, направленной на формирование коллективной курдской идентичности. Сегодня это бренд, получивший мировое признание.

Командующий YPG Мустафа Абди (он же Мазлум Кобане ) также стал мировым брендом. Недавно он имел телефонные разговоры с Дональдом Трампом и высокопоставленными российскими чиновниками, а некоторые члены Конгресса даже призвали администрацию Трампа ускорить процесс  выдачи въездной  визы Абди в США.

Абди, сирийский курд из Кобани на сирийско-турецкой границе, впервые вступил в РПК в 90-х годах. Он был отправлен в Сирию в 2011 году, чтобы сформировать военное командование для защиты прав сирийских курдов в гражданской войне.

Курдский эксперт, который разговаривал с «АLMonitor, сказал, что руководству  РПК в Кандиле трудно проглотить успех и процветающую репутацию Абди и Ильхам Ахмед, сопредседателя Сирийского демократического совета.

И все же организационная структура и механизмы принятия решений PYD и YPG пока еще «черный ящик». Неизвестно, избираются ли их лидеры «снизу» или назначаются РПК. Как они определяют свои стратегические предпочтения на этой сложной дипломатической арене? YPG придерживается  лево-маркситской  или курдской этнонационалистической идеологии? Насколько влиятельным является лидерство РПК в решениях YPG и PYD?

Все, особенно Соединенные Штаты и Россия, задаются вопросом, останутся ли PYD и YPG под контролем РПК или станут полуавтономным органом.

Ответ может быть найден в истории РПК в Сирии.

РПК использовала Сирию в качестве базы с 1979 по 1998 гг. В это время  она укрепила свои позиции на севере Сирии. Но когда Турция и Сирия подписали  в 1998 году Аданское соглашение, Дамаск прекратил свою поддержку РПК и изгнал ее лидера Абдуллу Оджалана из страны. С тех пор РПК в северной части Сирии оставалась в тени.

Однако в 2002 году Конгресс свободы и демократии Курдистана, или KADEK, создал новые организационные органы в Ираке, Иране, Сирии и Турции во время Конгресса РПК. Софи Нуреддин стал главным исполнителем  сирийских операций под руководством высшего уровня Союза общин Курдистана (KCK), политической организации, которая реализует идеологию Оджалана о демократическом  конфедерализме в региональных  государствах, где проживают  курды.

 Позднее название KCK-Rojava было удалено, чтобы скрыть связь  PПК и KCK. В Сирии KCK был организован в рамках PYD и YPG. Кроме того, было создано Движение за демократическое общество (TEV-DEM) для реализации идей демократического конфедерализма в курдской Рожаве.

Абди, между тем, отвечал за организационную структуру РПК в Европе с 1997 по 2003 год, а в 2005 он был членом исполнительного совета высшего командования РПК в Европе .

После прибытия в Сирию в 2012 году Абди постепенно повысил свой авторитет  в боевых действиях против ИГ. Он установил контакты с международными силами — прежде всего с США — и стал фигурой, которая интересна  международным средствам массовой информации. Но так же известно, что Абди был раскритикован внутри РПК за его тесные связи с американцами, и что высокопоставленные чиновники РПК Сабри Ок и Фехман Гусейн часто предупреждали его об этом.

Без сомнения, его имя стало хорошо известно благодаря похвале Трампа и его популярности среди членов Конгресса США. На прошлой неделе делегация во главе с сопредседателем Сирийского демократического совета Ильхам Ахмедом посетила Вашингтон, и ее встречи с Конгрессом привлекли большое внимание.

РПК известна своей сильной внутренней дисциплиной и личная популярность в ней  не приветствуется. Кроме того, как левая организация, она скептически относится к Соединенным Штатам. История успеха Рожавы и ее появления как движущей силы в поисках независимого Курдистана подтверждает эту оценку.

В ноябре 2018 года Соединенные Штаты выделили вознаграждения за поимку  ключевых членов КСК: 5 миллионов долларов за Мурата Карайилана, 4 миллиона долларов за  Джемила Байика и 3 миллиона долларов для Дурана Калкана.

Поскольку Соединенные Штаты относились к чиновникам YPG и PYD как к VIP-гостям,  а их лидеры   были объявлены террористами, руководство РПК  вполне  осознает это несоответствие.

 В курдских кругах многие утверждают, что YPG и PYD обязаны своим успехом РПК, но теперь Соединенные Штаты угоняют историю успеха. Официальный представитель РПК Мустафа Карасу в недавней статье написал, что Соединенные Штаты пытаются обойти РПК по влиянию в Рожаве.

«Соединенные Штаты изо всех сил стараются перекроить  революцию в Рожаве по своим идеологическим и политическим лекалам, но этого нельзя допустить, — писал он. — Если бы у Соединенных Штатов не было такой цели, они бы не закрыли глаза на военную операцию Турции».

Частым предметом обсуждения является то, какая идеология доминирует в PYD и YPG: курдский этнонационализм или левая идеология. Радикальный лагерь в организации защищает мнение о том, что глобальный революционный лагерь сосредоточен на Ближнем Востоке, курдский народ является пионером революционного процесса, и их политическая партия — РПК.

 Но в других кругах считают, что левые радикальные идеи подорвались  опытом  Рожавы и правления  PYD и YPG.

В целом, Кандиль и этот новый центр силы в Рожаве отличаются во многих отношениях.

 Идеологические рамки: курдская этнонационалистическая идеология Рожавы против «левой» революционной идеологии Кандиля

 Геополитические альянсы: руководство  РПК в Кандильских горах в иракском Курдистане занимает пророссийскую позицию, в то время как PYD и YPG –  проамериканскую.

 Подход к Анкаре: Кандиль готов возобновить переговоры с Анкарой против PYD и YPG .

Принятие PYD и YPG Вашингтона или Москвы в качестве долгосрочного стратегического партнера напрямую повлияет не только на будущее Рожавы, но и на курдские проекты  под руководством РПК в регионе.

Автор- Метин Гюрджан, турецкий публицист и военный эксперт, бывший турецкий военный советник в ряде стран Среднего Востока и Центральной Азии.

Al- Monitor   Перевод   RiaTaza.com

Выводы, сделанные в статье, принадлежат исключительно автору.

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Мураз Аджоев

    Сирийским ответвлением турецкой «PKK» является «PYD», а YPG — курдскими отрядами народного ополчения (самообороны) под политическим руководством.этой самой «PYD». С формальной точки зрения «SDF» никаким образом не находится под политическим руководством «PKK» и «PYD», а фактическое их влияние на высший командный состав «SDF», очевидно, практически уже прекратилось в связи с углубляющимся расколом между всеми теми, кто «проповедуют» бредовые и якобы «марсксистско-анархистские идеи и проекты Апо», и всеми теми, кто встали и/или вернулись на путь национально-патриотической борьбы за права и свободы курдского народа, за освобождение Курдистана. И Мазлум Абди (Кобани), вероятнее всего, возглавил группу курдских национально-патриотических военно-политических сил Западного Курдистана, территория которого является основой всего северо-восточного и большой части северо-западного регионов нынешней уже распавшейся САР. Он, конечно, должен доказать делами свою приверженность курдской национально-патриотической идеологии, верность курдскому народу и Курдистану. Но уже есть некоторые явные признаки, свидетельствующие в пользу того, что он порвал отношения с «высшими руководящими революционными соколами «PKK», что доказывает начало конца и краха этой специальной диверсионной анти-курдской организации. Провалившийся «PKK» уже не пригоден к дальнейшему использованию по назначению, а поэтому будет «утилизирован» потребителем или потребителями её «услуг».

    Ответить
  2. Мураз Аджоев

    Национально-патриотические как политические (КНС — национальный совет Западного Курдистана), а также вооружённые силы (SDF и Peshmerga Rojava) ясно и чётко заявляют, что взаимоприемлемое соглашение с Дамаском может быть достигнуто только на основе гарантированного решения о полноценной автономии Западного Курдистана в рамках уже новой федеративной Сирии. В противном случае, очевидно, курды прекратят поддерживать политику по сохранению единства и целостности Сирии, провозгласят независимость Западного Курдистана и объявят о присоединении к независимому Южному Курдистану для образования федеративного демократического и светского государства Курдистан на ББВ с целью обуздания Турции и ИРИ, обеспечения мира, безопасности и долгосрочной стабильности на БВ. Россия, исходя из своих интересов и принципов, должна поддержать право курдского народа на самоопределение и свободное волеизъявление, чтобы иметь надёжного друга на БВ. Российскому государству пора внести разумные и востребованные поправки в Примаковскую позицию по курдскому национальному вопросу, которую продвигают МИД РФ и сообщества экспертов арабистов и других специалистов по БВ (тюркологов и иранистов).

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.