Георгий Кунадзе:»Роль курдского фактора сведена к минимуму»-эксклюзивное интервью RiaTaza

Георгий Кунадзе:»Роль курдского фактора сведена к минимуму»-эксклюзивное интервью RiaTaza

Бывший заместитель министра иностранных дел РФ Георгий Кунадзе: «Есть ощущение, что прямо сейчас роль курдского фактора в сирийском урегулировании сведена к минимуму» 

Как можно определить нынешнее состояние международных отношений после начала боевых действий Турции – гибридная мировая война, или гибридное противостояние?

Термин «гибридная мировая война» слышу впервые и не уверен в его уместности. Происходящее в международных отношениях сейчас, можно скорее назвать новой версией холодной войны. Старую версию она напоминает тем, что ее главные антагонисты, избегая прямого столкновения друг с другом, прибегают к самым разным формам борьбы – от политического, экономического и психологического давления до «войны через посредников» (proxy war), ведущейся их союзниками или наемниками, например, под предлогом урегулирования внутренних или международных конфликтов на территории третьих стран. Вместе с тем новая версия холодной войны имеет и свои особенности, такие как размытость конфигурации участвующих в ней стран и крайне низкая дисциплина поведения как главных антагонистов, так и их союзников.

Политика Турции в целом и ее военная операция на севере Сирии в частности – типичный пример поведения «отвязавшегося» союзника США, действующего в своих интересах. И при необходимости готового договориться с их главным антагонистом. В этом смысле новая версия холодной войны менее предсказуема и объективно более опасна, чем «добрая» старая.

Что по Вашему мотивирует нынешние действия Эрдогана – патологическая жажда власти и необходимость ее удержать всеми возможными и невозможными средствами, или же, напротив, холодный и расчетливый план некоего «коллективного Эрдогана» (как можно определить правящую верхушку Турции). Если верно последнее, то в чем этот план заключается?

На мой взгляд все немного проще: помня о связях вооруженных формирований сирийских курдов с запрещенной в Турции Рабочей партией Курдистана, Эрдоган намерен установить контроль над тем участком сирийско-турецкой границы, через который эти связи осуществляются. По этой причине он добивается и создания там демилитаризованной «зоны безопасности», и фактического разоружения сирийских курдов. Думаю, он близок к достижению своей цели. В том числе и с учетом того, что такой расклад, вероятно, отвечает интересам режима Асада и стоящей за ним России.

 Подобный вопрос и о «предательстве» Трампа: что это – неадекватный ход престарелого шоумена, или же далеко идущий и фундаментальный политический план для США (точнее его часть?).

 Способен ли президент США вынашивать «фундаментальные политические планы», мне неведомо. По-моему, у него сейчас только один план – избежать импичмента. А потом, если повезёт, как-нибудь переизбраться на второй срок. Верных союзников США – сирийских курдов – он, конечно, предал. И теперь думает, как выпутаться из объективно неблагоприятной для него ситуации, вызванной негативной реакцией на это предательство даже многих его сторонников. Не случайно он грозит Турции все более жесткими санкциями. В эффективность которых мне верится с трудом.

 Какова роль курдского фактора в этом вопросе? Возникает ощущение, что военный опыт курдского народа, его искреннее и горячее стремление к самоопределению, правящая верхушка Рожавы (Сирийский Курдистан), все менее скрывающая свою более чем тесную связь с пресловутой Рабочей партией Курдистана использует в своих корыстных политических целях, не всегда совпадающих с интересами широких масс курдов и других групп населения этого региона.

 Ответа на этот вопрос у меня нет. Есть лишь ощущение, что, по крайней мере, прямо сейчас роль курдского фактора во внутренней политике Сирии и в сирийском урегулировании сведена к минимуму. Если вообще существует.

Реальная и потенциальная роль России в этой ситуации в регионе. Как она характеризует Москву во внешнеполитическом ракурсе — как сильного или напротив, все более слабеющего участника международных отношений?

Официальные российские СМИ уже вовсю трубят о триумфе российской внешней политики. К таким победным реляциям я обычно отношусь крайне скептически. Но на этот раз, пожалуй, готов с ними согласиться. Фактический уход США из процесса сирийского урегулирования объективно укрепил позиции, которые занимает в нем Россия. На контрасте с поведением США вырос и авторитет России в глазах других участников этого процесса. Её клиент – режим Асада – контролирует всю территорию Сирии и в знак благодарности России готов оказывать ей услуги. И, наконец, президент Эрдоган, большой друг президента Путина, тоже должен быть доволен и открыт для всяческого сотрудничества с Россией. И самое главное: всех этих замечательных результатов Россия добилась, не прилагая особых усилий, как говорится, просто сидя на заборе.

Беседовал Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» для RiaTaza.com

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Мураз Аджоев

    Не рано ли бывший заместитель министра иностранных дел РФ, невзирая на свой здравый и корректный скептицизм, решил согласиться с официальными российскими СМИ, уже вовсю «трубящими» о якобы триумфе российской внешней политики в Сирии и на БВ в целом? Ведь «большая игра» на Большом Ближнем Востоке, в том числе в Сирии, продолжается, а вовсе не подходит к концу. Мы, конечно, хотим видеть большие успехи России на БВ, но не благодаря безнравственному прагматизму двойных стандартов во внешней политике. Нет у САР шансов на восстановление былого государственного суверенитета в прежних границах. Но Россия может создать для клана Асада и для себя новую САР уже в новых справедливых границах. Курдский фактор никто не может отменить, как бы ни старались враги курдского народа, в том числе и их диверсионное изобретение в лице так называемой «Рабочей партии Курдистана» и её филиалов в регионах Большого Курдистана.

  2. Мураз Аджоев

    Что касается вопроса о том, кто и кому должен будет «оказывать услуги», то, надо полагать, что это РФ должна будет оказывать услуги режиму Асада в новой САР, а тот должен будет точно, своевременно платить по счетам как в денежном, так и в любом другом выражении, приемлемом или необходимом для России.

Комментирование закрыты.