Интервью Станислава Иванова корреспонденту клуба «Валдай»

Интервью Станислава Иванова корреспонденту клуба «Валдай»

Якобы Д.Трамп заявил, что США могут стать посредником в переговорах между Турцией и курдами. Американский президент при этом сообщил, что США могут пойти на очень жесткие меры относительно санкций против республики.

Хотелось бы уточнить, о каких курдах идет речь в заявлении американского президента? В свое время роль посредника между турецкими курдами и Анкарой прекрасно выполнил бывший президент Иракского Курдистана Масуд Барзани. Благодаря ему в 2013-2015 гг. между турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК) и турецкими властями было достигнуто перемирие.

Сейчас турецкие курды и Анкара в посредниках не нуждаются. Это внутреннее дело Турецкой Республики. Очевидно, Трамп имел в виду своих партнеров по борьбе с ИГИЛ — сирийских курдов. Но Вашингтон и так поддерживает нормальные отношения с ними и Анкарой и пытается уговорить Эрдогана воздержаться от дальнейшей эскалации своей военной операции на севере Сирии. Что касается американских ограничительных санкций против Турции, то это, скорее, выглядит как шантаж и попытка оказать давление на Анкару, чтобы ограничить масштабы вторжения ВС Турции на север Сирии.

Учитывая, что ситуация там развивается стремительно, вряд ли декларированные Вашингтоном антитурецкие санкции скажутся на планах и действиях турецкой стороны. Турецкое военное командование способно в сжатые сроки создать так называемую «зону безопасности» на северо-востоке Сирии и, добившись целей военной операции «Источник мира», завершить эту фазу боевых действий. Тем самым, причина введения санкций будет устранена и повод исчерпан.

В Вашингтоне наблюдается определенная растерянность в отношении операции ВС Турции против курдов. Почему заявления Трампа, Помпео, сенаторов и др. столь противоречивы? Возможна ли согласованная позиция США в отношении операции «Источник мира»?

Действительно, решение Трампа по частичному выводу своих войск из северо-восточных районов Сирии подвергается критике со стороны ряда государственных и общественных организаций США. Многим не нравится прекращение поддержки курдских ополченцев и других союзников США по «Демократическому альянсу» (арабские племена, сирийские христиане и т.п). Вряд ли может быть консолидированной позиция всех ветвей власти в Вашингтоне и оппозиции в отношении военной операции Турции под кодовым названием «Источник мира». Даже сам Трамп уже не может игнорировать общественное мнение США, заявления ООН, ЕС, ЛАГ и других, авторитетных международных организаций и отдельных стран. Поступающие сведения о жертвах среди курдских ополченцев, мирных жителей, разрушения инфраструктуры, новая волна беженцев – все это заставляет администрацию США лавировать и пытаться «сохранить лицо при плохой игре».

Что реально могут предпринять США против Турции и к каким последствиям это приведет?

Вашингтон, как и его союзники по НАТО, может на время заморозить военное и военно-техническое сотрудничество с Анкарой, воздержаться от поставок оружия и военной техники, ввести ограничения финансово-экономического характера. Поскольку эти меры будут носить временный характер, т.е. до прекращения турецкой военной операции, то серьезных последствий для Турции не будет. К тому же, в США, других западных странах, Израиле и большинстве арабских стран расценивают усиление позиций Турции в Сирии как противовес иранскому военному присутствию в этой стране.

Какие ответные меры может предпринять Эрдоган, если США все-таки введут санкции против Турции?

Вряд ли Эрдоган захочет дальше обострять свои отношения с мировой державой и лидером НАТО, дальше создания «буферной зоны» в Сирии он не пойдет.

Заинтересована ли Россия в обострении отношений между США и Турцией?

Если отбросить какие-то сиюминутные, тактического характера выгоды России от обострения американо-турецких отношений, то в стратегическом плане российскому руководству рано или поздно придется налаживать двусторонние отношения с Вашингтоном. Турция не должна быть препятствием к этому процессу, а, наоборот, служить как бы мостом в восстановлении доверия между США, Западом и Россией. Уже сейчас очевидно, что сирийский кризис не может быть разрешен без консенсуса Москвы и Вашингтона по этой проблеме. К сожалению, следует признать, что Анкара и Тегеран оказались не лучшими партнерами России по мирному решению сирийского конфликта. Иранское и турецкое руководство продолжают ожесточенную борьбу за Сирию и хотят видеть в Дамаске свое марионеточное правительство. Договоренности между Россией и США по Сирии и подключение к этой проблеме Совета Безопасности ООН могли бы создать условия для вывода из этой страны всех иностранных военных контингентов и наемников. При необходимости в Сирию мог бы быть направлен контингент миротворческих сил под эгидой ООН.

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи