Знаменитые курды — Джалал Талабани

Знаменитые курды — Джалал Талабани

 Несколько дней назад, 3 октября исполнилось два года со дня кончины видного курдского политика, первого президента-курда Иракской Республики Джалала Талабани. Конечно, в контексте сегодняшней ситуации в  Башуре и Ираке его личность вызывает разные, порой острые и противоречивые оценки, однако все будут согласны в том, что Джалал Талабани – это знаковая фигура курдской новейшей истории.

Джалал Талабани родился в 1933 году в селении Келькан (санджак Кой). Он принадлежал к локальной ветви  клана суфийских шейхов суннитского cуфийского тариката(ордена) Кадирийя, возникшего в XIXII и отличавшимся строгой мусульманской ортодоксией, акцентом на морально-этическую сторону религии, в противовес другим суфиям, в большей степени занимавшимися «неортодоксальными» мистическими упражнениями. Другой влиятельный курдский род кадирийских шейхов – Барзинджи, давший истории в 20-х годах прошлого столетия первого  курдского «короля». Характерно, что на территории провинции Киркук кланы Барзинджи и Талабани активно враждовали между собой, и дело доходило даже до вооруженных столкновений

Род Талабани, однако, известен не только шейхами. К нему также принадлежал известный поэт рубежа позапрошлого и прошлого столетий Риза Талабани, дед нашего сегодняшнего персонажа, премьер-министр в первом республиканском правительстве Ирака в годы президентства полковника Абд аль-Карима Касема (1958-1963гг) Хасан Талабани, а также известный иракский коммунист Мукаррам Талабани.

Джалал Талабани получил начальное образование в Койе, полное и среднее – в Эрбиле и Киркуке. Интересно, что свое прозвище «мам» («дядюшка», точнее дядя со стороны отца) Джалал Талабани получил…еще подростком. После школы он поступил на юридический факультет Багдадского университета, откуда, однако на последнем курсе, в 1957 году был исключен за политическую деятельность.

В 1961 году на севере Ирака вспыхнуло курдское национальное восстание против режима Абд аль-Карима Касема, все более явно перерождавшегося в диктатуру. Джалал Талабани участвовал в боях в провинциях Киркук и Сулеймания, а также организовывал повстанческое движение в районе Шарбазхера в провинции Сулеймания, который под его непосредственным руководством был зачищен от иракских правительственных войск. Также в 60- е годы «мам Джалал» осуществил ряд дипломатических миссий, представляя курдское движение на различных встречах в Европе и на Ближнем Востоке.

Курдское национальное движение «заглохло» в 1975 году, после того, как Иран прекратил его поддержку, а шах заключил с Багдадом т.н. «Алжирское соглашение» по которому Ирак отказывался от границы по руслу реки Шатт аль-Араб ( курдское название Арванд Рууд) и от претензий на иранскую провинцию Хузестан, населенную преимущественно арабами. В 1980 году эта проблема вновь обрела актуальность, став причиной восьмилетней ирано-иракской позиционной войны. Впрочем, в этой проблеме нет никакой идеологической или религиозной подоплеки. Просто на ирано-иракской границе и в провинции Хузестан достаточно большое количество довольно крупных интересных нефтяных месторождений, частично  находящихся на территории обеих стран. Из-за них-то и шли войны и конфликты.

Рубежным моментом в политической биографии Джалала Талабани стало основание политической партии «Патриотический союз Курдистана» в 1975 году. Предыстория этого такова. Вскоре после образования на волне создания, а позднее падении «Махабадской Республики» Демократической партии Курдистана, в ней наметилось как бы два течения – «интеллектуалов-марксистов-левых националистов», которых персонифицировал один из основателей партии, поэт и прозаик Ибрагим Ахмед и националистов-традиционалистов, во главе с Моллой Мустафой Барзани, толерантных , в общем-то, к различным политическим «трендам» и стремящихся интегрировать их на платформе национального курдского самоопределения и возможной государственной независимости. С годами противоречия между  фракциями  Ахмеда, к которому присоединился Талабани ( в 1970 году он даже женился на его дочери Херо, у них родилось двое сыновей-Бафель и Кубад) и Барзани нарастали. Здесь, конечно имел место и фактор личностного и родового противостояния, на мусульманском востоке он присутствует везде и его надо воспринимать просто, как данность). Но  немалую важность, тем более, на таком политическом уровне имел и фактор идеологический. И на вопрос  «кто прав?» – «марксисты-националисты» из фракции Ахмеда-Талабани, либо консервативные «националисты-барзанисты» автор этих строк ответил бы с помощью исторической аналитики. И Ахмед и Талабани восхищались личностью Кази Мухаммада, лидера «Махабадской Республики». Он не скрывал своих левых убеждений с симпатией относился к коммунистическому режиму в Советском Союзе и почти открыто рассчитывал на его поддержку восстания  в иранском Азербайджане и Восточном Курдистане. Но именно эта ставка лидера «Махабадской Республики» на идеологическую близость с коммунистическим СССР и оказалась его трагической ошибкой. В Кремле политический прагматизм в тот момент взял верх над идеологией. Сталин и его окружение  тогда поняли, что в условиях начавшейся холодной войны помощь азербайджанским и курдским повстанцам в Иране чревата столкновением с интересами и вооруженными силами Великобритании, что чревато было переходом «холодной войны» в «горячую» в момент, когда еще не зажили раны Второй мировой войны. Исходя из этого, Кремль и оставил азербайджанских и ирано-курдских  «товарищей» один на один перед лицом хорошо вооруженной англичанами и американцами шахской армии. Дальнейшее всем известно… Из всего этого напрашивается вывод, что излишняя идеологизация, неважно «левая» или «правая», отрывает политическое движение от реально актуальной «национальной» повестки дня, тем самым и ослабляя его.

 И когда 22 мая 1975 года на встрече Джалала Талабани с Фуадом Масумом, Адилем Муратом и Абдул Разаком Фейли в кофейне в пригороде Дамаска Аум Рмана была достигнута договоренность  о создании «Патриотического союза Курдистана» ( чуть позднее 1 июня 1975 года об этом было официально объявлено в тогда существовавшим Западном Берлине, эта дата считается «днем рождения» ПСК), то вскоре выяснилось, что ПСК не партия, а именно «союз» достаточно различных организаций и групп. Помимо группы Талабани и его сторонников, в него вошла «марксистко-ленинская» группа «Комала» Навширвана Мустафы, «Социалистического движения Курдистана» и ряда других более мелких групп. Только к 1992 году удалось сформировать более-менее консолидированную группу, которую уже можно было бы назвать партией. ПСК взяла на вооружение идеологию левой социал-демократии и лозунги типа того, который в том же 1992 году был помещен в коммюнике о консолидации ПСК. Лозунг обвинял в коллапсе курдской революции  «недееспособное, феодальное, племенное, правобуржуазное и капитуляционистское курдское руководство». Перед нами явно «камешек в огород» для ДПК. При этом само руководство ПСК, не отрицая курса на независимость и суверенитет Курдистана активно ориентировалось на Иран ( что тоже можно определить как своеобразную форму капитуляционизма) в то время, как «барзанисты» из ДПК активно пытались решить курдский вопрос в сугубо внутреннем формате через диалог с Багдадом. 

 В 1991 году «мам Джалал» активно проводил переговоры с баасистами о прекращении огня, а в 1992 году принял участие в формировании регионального правительства Курдистана. В 1994-1996 годах разразилась острая и кровопролитная внутрикурдская война. И нужно отдать должное дипломатическому таланту «мам Джалала», который смог достичь компромисса с ДПК и Масудом Барзани, прийти, в конечном итоге, к миру и создать модель сосуществования и сотрудничества ДПК и ПСК, которая, хотя порой и «плохо-бедно», но все же работает и поныне.

 Джалал Талабани был членом Иракского правящего совета – органа, разработавшего «Переходный административный закон (TAL) – временную конституцию Ирака, а также  принял самое непосредственное участие в разработке постоянной Конституции страны.

6 апреля 2005 года Национальной ассамблеей (парламентом Ирака) Джалал Талабани был избран президентом страны. 22 апреля 2006 года, фактически начался его второй срок, поскольку теперь он уже был избран на основании новой и постоянной Конституции Ирака.

Джалал Талабани поддержал продление президентских полномочий Масуда Барзани после 2013 года.

18 декабря 2012 года «мам Джалал» перенес инсульт  и некоторое время находился в коме. После стабилизации состояния, он был перевезен в Германию на лечение, где находился до июля 2014 года в сопровождении медицинской команды во главе с губернатором Киркука Наджмаддином Каримом, врачом по основной специальности. Однако после возвращения Джалал Талабани активного участия в политике не принимал, что не в последнюю очередь послужило причиной начала активного процесса дробления ПСК на фракции. Во-многом это было следствием того, что, как мы указывали выше, ПСК изначально был не монолитной структурой, а своего рода зонтичной «ассоциацией» различных групп «левой» ориентации.

Скончался Джалал Талабани 3 октября 2017 года.

Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» для RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.