Al-Monitor: Устойчиво ли сближение Ирана с Турцией?

Al-Monitor: Устойчиво ли сближение Ирана с Турцией?

В то время, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган получает холодное прием от большинства арабских государств, а Иран находится под давлением ужесточающихся санкций со стороны администрации США, мы можем ожидать сильных объятий между этими двумя неарабскими странами Ближнего Востока. И,  читая между строк газеты, кажется, что Анкара и Тегеран находятся на пути к тому, чтобы стать лучшими друзьями, с  любезного согласия  России. Региональные общие знаменатели предоставляют важнейшие широкие возможности для сотрудничества. Расширение двусторонних отношений в сфере туризма, региональной безопасности и культурных обменов может принести пользу обеим странам.

Однако за улыбками Эрдогана и президента Ирана Хасана Роухани,  регулярно встречающимися в рамках трехсторонних саммитов в Астане, стоит много проблем. Мы редко слышим об устойчивости ирано-турецкого сближения в СМИ. Отношения между ними совсем не стабильны. Например, Эрдоган полностью перешел на сторону суннитского большинства в йеменском конфликте. В 2015 году он даже предложил расширить материально-техническую поддержку возглавляемой Саудовской Аравией коалиции, кроме того 18 сентября он пытался доказать, что участие  Саудии в йеменском конфликте и есть причина нападения на ее нефтяные месторождения.

Высокопоставленный чиновник из Министерства иностранных дел Турции сказал AlMonitor: «Самый важный вопрос [между Ираном и Турцией] — это как найти общий язык в Сирии. Турция больше не призывает к отставке [президента Сирии Башара] Асада. Тем не менее, Тегеран недоволен нашим присутствием в северной Сирии. Может ли Тегеран играть роль посредника между Анкарой и Дамаском? Если Россия это допустит, это возможно. Это будет зависеть от того, как они относятся к РПК [Рабочей партии Курдистана], которую Турция считает террористической организацией, так же, как и другие курдские группы в регионе, такие как YPG [подразделения народной защиты]».

Гулриз Сен, доцент кафедры политологии и международных отношений Университета TOBB в Анкаре, сказала Al-Monitor: «Несмотря на много разговоров и попыток укрепить двустороннее сотрудничество по курдской проблеме, которая рассматривается как серьезный вопрос  безопасности для обеих сторон, сотрудничество остается ограниченным. Последним примером является объявление совместной операции турецко-иранских сил против РПК в марте 2019 года. Однако, заявление Турции неоднократно отклонялось иранскими вооруженными силами, и Тегеран воздерживался от предоставления четких подробностей о масштабах сотрудничества.»

Она пояснила: «Что касается курдской проблемы, то Иран настороженно относится к растущему влиянию  салафитов  среди курдского населения,  которые  причастны к нападениям [ДАИШ] в Тегеране в 2017 году, а также к возрождению ранее было затихшей курдской боевой  активности. Ее свидетельством и стали частые пограничные столкновения между КСИР и курдскими группами, базирующимися на севере Ирака.  Обеспокоенность Тегерана стала еще более  ярко выраженной  в  президентство Дональда Трампа, поскольку новости об иранских курдах в контакте с Вашингтоном воспринимаются как зловещий признак вмешательства США в этнические разломы  внутри Ирана  с целью ослабления режима».

Сен уточнила, почему отношения Ирана с курдскими группами особенно важны для сближения Дамаск-Анкара. «Во время гражданской войны в Сирии PYD [Партия Демократического Союза] стала тактическим партнером Тегерана против ДАИШ, но после поражения исламистов Тегеран теперь больше озабочен связями PYD-США и поддерживает примирение между курдами Сирии  и режимом  Асада, чтобы последний мог установить контроль над каждым сантиметром страны и ослабить присутствие США в Сирии. В последнее время также сообщается о переговорах  в Осло между Ираном и его курдской оппозицией». Если Иран находится на пути к компромиссу с курдами, Анкаре может быть еще труднее поддерживать  свои непрекращающиеся репрессии против них.

Другой  исследователь из Анкары, имеющий тесные связи с сообществом военной разведки, который просил не называть его имени, сказал: «Эрдогану нужен изящный выход из сирийского болота и разумное оправдание, чтобы официально признать режим Асада. Если он сможет оправдать это внутри страны, он может даже сидеть за столом с Асадом. Один из возможных путей заключается в том, что Дамаск активизирует свои усилия против YPG и его дочерних групп,  обещая контролировать возможные атаки на турецкую землю. Мы в значительной степени говорим о возвращении к статус-кво между Сирией и Турцией до гражданской войны. Если Иран cтанет гарантом такой неустойчивой сделки, это может помочь наладить прямые переговоры между Анкарой и Дамаском». Исследователь также подчеркнул, что иранское, и турецкое правительства выразили солидарность в поддержку Катара  (читай- «братьев-мусульман»- RiaTaza) и что оперативные телефонные звонки официальных лиц Ирана после переворота 15 июля  в поддержку Эрдогана имела решающее значение. «Это поможет ему забыть о публичных обвинениях иранских сторонников жесткой линии [заявляющих о поддержке Турцией ДАИШ] и уменьшить недоверие к иранским официальным лицам. Именно это было лакмусовой бумажкой для друзей Эрдогана, и Иран прошел  этот тест».

 Чиновники в Анкаре сейчас изучают вопрос, можно ли решение курдской проблемы  в границах Сирии вновь  делегировать  Дамаску. Иран может сыграть решающую роль в этом сценарии. Похоже, что Анкара больше не может конкурировать с Ираном за влияние в Сирии, поскольку ирано-сирийские отношения расширяются, уже  до уровня создания совместной  банковской системы ( непонятно, откуда у автора такая информация. Иранские банки работают на шариатских принципах, предусматривающих непосредственные инвестиции и отсутствие ссудного процента, сирийские банки  — обычные, т.н.»конвенциональные», работающие на основе кредитования, под ссудный процент. Эти две системы принципиально несовместимы- RiaTaza).

Попытка соблюдать санкции США в отношении Сирии и Ирана является серьезным бременем для экономики Турции. Г-жа Сен объяснила, что двустороннее сотрудничество происходит в сфере экономики и энергетики, а не в политической сфере. «Турция, несмотря на свою критику, соблюдает санкции США в отношении иранской нефти и приступила к замене своих поставщиков нефти. Объем двусторонней торговли оставался низким и далек от заявленной цели в 30 миллиардов долларов, несмотря на соглашение о преференциальной торговле, которое вступило в силу в 2015 году, и недолгую эру без санкций после ядерной сделки», — добавила она.

Вахид Юседжой, политолог из  Университете Монреаля, подчеркнул, что соперничество за республики Центральной Азии является еще одним потенциальным препятствием для двусторонних отношений. «Борьба за влияние Турции и Ирана в Центральной Азии особенно набрала силу после распада СССР и появления новых независимых государств Центральной Азии. Турция обратилась ко многим тюркским государствам Центральной Азии в силу процветающей экономики и светско-демократической модели, в то время как Иран сохранял слабое влияние и даже порой вступал в конфликтные отношения с такими государствами, как Азербайджан, Узбекистан и Таджикистан, за его попытку импортировать шиитский ислам», — объяснил Юседжой.

Общая стоимость проектов, реализованных турецкими подрядными компаниями в регионе Центральной Азии, превысила 86 миллиардов долларов. Около 4000 турецких компаний работают на местах. Юседжой добавил: «Что еще более важно, хотя Турция все еще очень серьезно занимается экономическими проектами в регионе, в политическом отношении  появились серьезные трещины. Попытки Турции экспортировать свое религиозное влияние в регионе через  Диянет создали трения». Чтобы усложнить ситуацию, Юседжой также подчеркнул непреодолимое влияние России в регионе, которое ограничило экспансию Турции и Ирана и ограничило потенциальные экономические выгоды для обеих стран. (Представляется, что эксперт пытается «актуализовать  уже «неактуальный» момент. Ставка на пантюркизм в отношении стран бывшего советского пространства делалась последними кемалистскими правительствами в 90-е. Во времена правления ПСР и Эрдогана дело пропаганды «тюркскости» с элементами исламизма в мире вообще, и тюркском в частности перестало быть приоритетом государственной политики и было возложено на «движение Гюлена». Однако в самих тюркских странах эта экономическо-культурно-религиозная экспансия Турции была встречена неоднозначно, а в последние годы сформировалось достаточно устойчивое противодействие ей. И  на нынешней фазе для режима ПСР, центральноазиатский момент- фактор, в общем , факультативный – RiaTaza)

Мы находимся в той точке, когда Тегеран и Анкара могут институционализировать свое сотрудничество, особенно в Сирии. И все же важнейшие уязвимые места в их двусторонних отношениях остаются. Обе страны опасаются, что другая станет сильнее и использует беспроигрышные возможности. Если они не откажутся от глубоко укоренившегося соперничества и взаимного недоверия, долгосрочное сотрудничество не может быть устойчивым.

Автор — Пинар Тремблай – турецкий политолог и журналист.

Al-Monitor     Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 6

  1. Айваз Чамбаракян

    Великой Армении необходимо сосед в лице Курдистана, но без того, что бы РПК отжала древние армянские земли. Мы хотим быть добрыми соседями с Ираном (вашими близкими родственниками по языку), с Курдистаном, Грузией, но не как с Турцией или Азербайджаном. При определённых условиях мы можем возродить автономный Красный Курдистан, в составе НКР, если политики Северного Курдистана вернут нам древние армянские земли.

    1. Мураз Аджоев

      Армянские радикалы-провокаторы, повинные в трагедии армянского народа в начале прошлого столетия, очень давно и весьма активно работают внутри руководства РПК и её филиалов, особенно парламентской ДПН, явно пытаясь с помощью этой диверсионной организации и путём откровенного мошенничества «отжать» древние автохтонные земли великого курдского народа на севере Великого (Большого) Курдистана.
      Берегите республику Армения, большинство граждан которой всё ещё предпочитают жить за пределами своего единственного государства.

    2. Sipan Evar https://www.facebook.com/sipan.evar

      ——Айваз Чамбаракян ! —-YA tebe po sektetu skaju cto PKK —APO—Abdulla Ocalan VRAG kurdskogo naroda ! -2) Kraniy Kurdistan mi kurdi skoro osvobodim , kak tolko sginet REJIM Aliyevix , a eto slucitsa skoro ! ! !—Cto Kasayetsa velikoy armenii , to ego nikogda ne bilo i ne budet ! ! !—Armyane kak takavoy nam KURDAM ni v kakom vide ne nujni , ni sosedyami , i ni znakomimi i ni kak druzyami !—-Protiv nas KURDOV SEYCAS FAKTICESKI VOYUYUT 4 KRUPNIX GOSUDARSTVO i melkix neskolko desyatok v tom cisle i ARMYASHKI —POSKOLKU ONI PODDERJIVAYUT IRAN I ROSSIYU ! ! !—-MI ESHYO I ALAGAZ VAZMYOM I TAM POSTROIM KURDSKO—EZIDSKOYE GOSUDARSTVO ! A vam ARMYASHKAM I Ecmiyazinskiy xram i rayon predostavim , ctobi vi tam jili !—- —https://www.facebook.com/sipan.evar

  2. Aza Avdali

    Вы очень милый человек, господин Айваз Чамбаракян, такой прелестный мечтатель. Продолжайте в том же духе — это очень симпатично и ничего кроме умиления вся эта Ваша мечтательная конструкция не вызывает. Одна милота и детская непосредственность. Ищите и стройте Великую Армению, где Вам будет угодно, глобус большой, авось повезёт. Она же, Великая Армения, должна простираться от океана Х до океана Y? Мы возрадуемся вместе с Вами и со всеми вами. Но на этом, пардон, курдское внимание и любое другое участие заканчивается. Ваших планов громадьё нам, курдам, не понять, мы заняты куда как более приземлёнными делами на своей богом данной нам земле, где мы жили всегда и всегда с пониманием и гостеприимством относились к тем, кто жил на наших землях, кто нашёл своё счастье в нашем доме. Знаете, при всей похожести людей, народы всё же отличаются друг от друга, у всех свой характер и свои привычки. Нам вот, курдам, чужое и даром не нужно и мы совсем не пустые мечтатели. Ничего личного, господин Чамбаракян, я всего лишь называю вещи своими именами. Курдов никто не мог отлучить от своих земель и они никуда не убегали, потому что можно убежать от себя, но не от своей родины. И нет на нас управы, своё мы никому не отдадим, какими бы нелепыми доводами и сказками эти претензии не обосновывались. А про какие-то условия для возврата вами нам Красного Курдистана мы даже не снизойдём до обсуждения этого вопроса, сегодня это не приоритетное направление реальной курдской политики и торги тут неуместны, мы не на рынке. И ещё. По секрету скажу вам, что Турция навряд ли даже в дальней перспективе развалится, турки не распадутся на атомы, а в Северном Курдистане — это Вы правильно обозначили эту область курдскую, нет и не будет политиков, раздающих направо и налево курдские земли, помимо продажных и глупых политиков есть, и тут без иронии, великий курдский народ. А вам удачи, дерзайте.

  3. Айваз Чамбаракян

    На этом сайте: http://journals.tsu.ru/history/&journal_page=archive&id=1827&article_id=40497
    статья о Западном Курдистане.
    С автором я не знаком. Честное слово, так же как с вами уважаемая редакция.
    Я когда-то учился в этом ВУЗе, поэтому свободное время читаю их журналы. Когда в очередной раз перелистывал журналы ТГУ, наткнулся на эту статью и посчитал, что она может заинтересовать Вас и ваших читателей. Поэтому и рекомендую.

  4. Станислав Иванов

    Уважаемый Айваз! Не надо путать «божий дар с яичницей». Вы пишете: «При определённых условиях мы можем возродить автономный Красный Курдистан в составе НКР, если политики Северного Курдистана вернут нам древние армянские земли». Насколько известно, никакой связи Красного Курдистана с Северным Курдистаном не было и нет. Там живут или проживали ранее этнические курды — граждане совершенно разных государств. Курды Российской империи, а затем — советские курды Курдского уезда — Красного Курдистана были незаконно и насильственно депортированы в Среднюю Азию. Еще во времена СССР они были реабилитированы и хотели вернуться к родным местам в Лачин. Вначале националисты Азербайджана препятствовали возвращению курдов, а теперь армянские власти делают то же самое. В чем же провинились перед Ереваном эти российские (советские) курды? Они не нуждаются в чьей-то подачке возрождать Красный Курдистан. Они требуют свое. Они требуют справедливости.

Комментирование закрыты.