Израильский эксперт: ООН исключает треть сирийцев, преимущественно курдов из процесса подготовки новой конституции страны

Израильский эксперт: ООН исключает треть сирийцев, преимущественно курдов из процесса подготовки новой конституции страны

По сообщениям, новый комитет ООН, которому поручено подготовить проект сирийской Конституции, по сути,  исключил голоса из одной трети страны из конституционного процесса и может наделить иностранные державы правом вето,  на основании которого  те или иные сирийские голоса допускаются к формированию основного закона страны. Несмотря на заявления  спецпосланника генсека ООН по Сирии Гейра Педерсена  о том, что в рамках ООН «бок о бок работают  сирийцы», включая представителей диаспор, большие группы[сирийских граждан], похоже, исключены.

  О создании комитета было объявлено на прошлой неделе Генеральным секретарем ООН Антонио Гутерришем. Комитет должен  собраться в Женеве 30 октября. Предполагается, что в состав комитета войдут «члены правительства президента Башара Асада и представители оппозиции». Соглашение о формировании комитета было заключено между «Сирийской Арабской Республикой» и Сирийской комиссией по переговорам. Комитет призван стать «авторитетным, сбалансированным и инклюзивным органом, которому будет содействовать ООН».

К сожалению, как и многие действия ООН, это полная противоположность  принципам, заложенным при их формулировании. Критики говорят, что он не является ни сбалансированным, ни всеобъемлющим, исключает голоса более крупных курдских групп в восточной Сирии и в значительной степени  большинства сирийцев из политического процесса и  вместо этого дает в руки  Асаду и протурецким  оппозиционным группам право, наложить вето на участие других[гражданских и политических сил]. Желание Турции исключить группы, связанные с SDF, объясняется тем, что Анкара утверждает, что они связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую Турция   считает террористической организацией. Точно так же сирийский режим обозначает многие сирийские группировки, особенно религиозных экстремистов, в Идлибе, как террористов и не хочет, чтобы их представляли.

Происходит перетягивание каната, в ходе которого правительство в Дамаске может  на словах выразить поддержку этому комитету, но никогда не предоставит ему   реальных полномочий, вместо этого пытаясь укомплектовать его своими собственными  и лояльными к себе представителями.

Комитет будет состоять из 150 членов. 50 из этих членов будут от сирийской правительственной стороны, 50 от оппозиции и 50 «отобранными  ООН и членами сирийского гражданского общества». Как ни странно, почти никто не приедет из восточной Сирии, области, контролируемой «сирийскими демократическими силами» , главным партнером  США в борьбе с ДАИШ. У SDF есть свои политические организации, но  все они были исключены, хотя  и освободили миллионы людей от  джихадистов.

Представитель SDF Мустафа Бали сказал, что ООН «должна знать, что наличие пары курдов из северо-восточной Сирии, которые связаны с Дамаском или оппозицией, не означает, что курды представлены в комитете». Сирийский демократический совет, который связан с SDF, также был исключен. Судя по всему, не учитываются и курдские голоса из Афринского  кантона, оккупированного Турцией. Бассам Ишак из SDC  (сирийский демократический совет) пишет, что «Турция наложила вето на представительство сирийских курдов в сирийском конституционном комитете ООН. Немногие сирийские курды и сирийцы [христиане] выбраны в качестве членов сирийской оппозиции».

США тесно сотрудничали с SDF, чтобы победить  ДАИШ, но Вашингтон никогда не поддерживал своих партнеров в каких-либо политических процессах. Это потому, что основная миссия США в восточной Сирии состояла в уничтожении исламистов, но, в отличие от Турции или сирийского режима, США никогда не стремились поддержать сирийцев из восточной части страны, чтобы иметь какое-либо представительство  своих интересов в будущей Сирии. Это удобно, потому что это означает отсутствие  политической привязки к какой-либо из этих групп. Таким образом, можно легче уйти из восточной Сирии по своему усмотрению  и при этом сказать, что задача по победе над террористами выполнена. Это потому, что США вышли из  дела помощи демократическому государственному строительству [во всем мире], которое они когда-то защищали в 20-м веке и в первые годы 21-го века. Сегодняшняя политика США строится на несогласованных действиях Пентагона и Госдепа, иногда   работающих для достижения разных целях. В Сирии военные работают через SDF, чтобы победить ДАИШ, в то время как Государственный департамент США работает с Турцией. В отличие от других стран, которые используют гибридную дипломатию, работая, как с государствами, так и с группами, которые они поддерживают, США работают с государствами и имеют слабый послужной список работы или последовательной поддержки общественных групп. Это частично объясняет, почему усилия США по поддержке сирийской повстанческой оппозиции привели к тому, что они лишь   обучили несколько бойцов и в значительной степени отказались от  поддержки всех групп, с которыми они работали в Турции и Иордании. Турция же, похоже, больше, чем США,  вкладывается в своих друзей.

Но Турция и сирийский режим также исключают многие голоса из Сирии, предпочитая присутствие в комитете ООН тех , кто зависит от их руководства. Это создает потенциально односторонний комитет, исключающий широкие круги сирийской общественности. США в значительной степени растратили свою роль в женевском процессе, не обращая на это должного внимания, делая очень мало и позволяя Турции, Ирану и России тесно сотрудничать по будущему Сирии. В условиях кризиса в Вашингтоне из-за  возможного импичмента Трампу, США еще больше склоняются к тому, чтобы Турция и другие высказались за них по Сирии,  а не Штаты за своих партнеров, потому что США узко приспособили  к работе с этими партнерами только свою военную миссию и в значительной степени игнорировали их любые другие возможные направления.  Например, SDF или SDC были в значительной степени исключены в Вашингтоне, и США сократили дипломатическое присутствие, которое они когда-то пытались направить в восточную Сирию. Это потому, что президент США Дональд Трамп решил уйти из Сирии в декабре 2018 года, хотя позднее изменил свое решение. Но американские командиры  не знают, когда президент может  вдруг изменить свое мнение. Одним из результатов этого является то, что тысячи бойцов ДАИШ, которые США помогли «победить», сегодня отдыхают в лагерях на востоке Сирии, готовя планы своего возвращения, и сторонники  ДАИШ в лагере Аль-Холь реорганизовались и снова начали убивать мирных жителей. Конечно, эти гражданские лица в Аль-Холе, похоже, также не имеют большого представительства в комитете ООН.

В конце концов, комитет ООН будет настолько большим и сложным, что его шансы на успех невелики. Если же он  удастся, это только поднимет уровень  исторической  дискриминации курдов  в Сирии против курдского меньшинства на востоке и севере. Исключенные на протяжении большей части 20-го века, они, кажется, снова оказались в стороне, хотя многие из их бойцов помогли победить джихадистов. Парадоксально, но  если бы сирийские курды на востоке страны   вступили в союз с сирийским режимом, они, вероятно, имели бы большее представительство в комитете ООН. Но они  решили сотрудничать с США и оказались за дверью. Трудно понять, как женевский процесс  может привести к чему-либо иному, кроме как провалу, или же разделу Сирии  между Турцией и сирийским правительством в Дамаске, поддерживаемым Россией и Ираном. Ведь  Вашингтон снял большую часть своих ставок [в сирийской игре].

Автор — Сетт Францман    JerusalemPost     Перевод   RiaTaza.com

Мнение автора не обязательно совпадает с позицией редакции RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи