Турции предрекают новый переворот

Турции предрекают новый переворот

Функционеры покидают партию Эрдогана тысячами

 Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

Число тех, кто покинул турецкую Партию справедливости и развития (ПСР), которую возглавляет президент Реджеп Тайип Эрдоган, приблизилось за год к миллиону. Наблюдатели считают это следствием снижения народной поддержки. В числе причин – не только экономический кризис, но и сомнительная  по результатам военная интервенция в Сирию. В турецкой экспертной среде допускают, что скоро политический ландшафт Турции серьезно изменится.

За последний год ПСР покинули 840 тыс. членов. Такими данными делится Reuters, отмечая, что если в августе 2018 года число ее сторонников приближалось к 10 млн 720 тыс., то по состоянию на август-сентябрь этого года показатель упал до 9 млн 870 тыс. Эта тенденция говорит о трудностях, в которых оказалась политическая организация, отмечает агентство.

Выступая в этом месяце на одном из митингов, Эрдоган попытался преуменьшить значение спада. По его словам, число членов снизилось по естественным причинам: ушли из жизни пожилые сторонники президентской партии. Однако наблюдатели не считают такое объяснение правдивым: ПСР просто теряет свою базу.

Эту версию подтвердили в разговоре с Reuters несколько источников из числа бывших активистов ПСР. «Практически каждый день те коллеги, которые были в партии с самого первого дня, решают начать новую жизнь, – говорит один из экс-функционеров. – Раньше мы были силой, которая не пренебрегала (внутренними. – «НГ») консультациями, но от этого не осталось и следа». Многие, по его словам, повернули в сторону бывшего премьер-министра страны Ахмета Давутоглу и бывшего вице-премьера Али Бабаджана, которые объявили о создании собственных партий. Впрочем, некий действующий функционер ПСР в разговоре с Reuters преуменьшил значение «дезертирства», сказав, что Эрдоган по-прежнему пользуется успехом у населения.

Бабаджан объявил об уходе из ПСР в июле, объяснив это несогласием с генеральной линией партии. Давутоглу покинул ПСР в сентябре после того, как партийное руководство решило исключить его и еще нескольких функционеров за работу над новой политической организацией. Исключению предшествовал критический манифест бывшего премьер-министра, в котором он возложил на президента Турции ответственность за деградацию партийных институтов. Эти двое бывших сторонников Эрдогана представляются мейнстримными западными СМИ едва ли не главными оппозиционерами, однако не стоит забывать, что до недавнего времени они считались активными членами ПСР и голосовали в поддержку многих спорных законодательных инициатив.

«Необходимо понимать, что столь влиятельная и весомая в прошлом политическая фигура, как Давутоглу, имеет существенную поддержку среди консервативных и религиозных слоев турецкого общества, то есть среди тех, кто традиционно голосует за ПСР, – отмечает в разговоре с «НГ» турецкий политолог Керим Хас. – После создания новой партии те, кто раньше поддерживал Давутоглу, будут голосовать за него и уже за новую, созданную им партию. Это, безусловно, приведет к тому, что Эрдоган и ПСР лишатся определенного числа голосов. Но большую угрозу представляет Бабаджан, который занимался вопросами экономического развития. Не стоит забывать, что он может опираться как на консервативных сторонников, так и на другие силы – кемалистов, курдов и т.п., что существенно расширяет его возможности».

Эксперт считает: из-за того, что жители Турции сейчас испытывают большие трудности, связанные с ростом цен на товары первой необходимости, экономическая программа Бабаджана по выведению страны из кризиса будет пользоваться огромным спросом. В турецком общественном мнении укрепилась гипотеза, что ухудшение экономических показателей республики напрямую связано с сирийским конфликтом, в котором Анкара является активной участницей. Это ставит фигуры Давутоглу и Бабаджана в неравное положение: Давутоглу считается одним из тех представителей высших эшелонов власти, кто приложил руку к содержательной части турецкой политики в Сирии.

В процессе создания двух новых партий есть и другой важнейший аспект. «Если учитывать, что на сторону Давутоглу и Бабаджана перейдут сторонники не только из простого народа, но и из парламентариев, это создаст серьезные трудности нынешнему руководству страны: Эрдоган может оказаться в парламенте в меньшинстве, учитывая альянс ПСР с Партией националистического движения, – обращает внимание Хас. – После перехода страны на суперпрезиденсткую систему, парламент уже не играет столь важной роли, как в прошлом, но маленькие звоночки могут быть неприятны для Эрдогана. Давление на систему увеличится, а это может привести к новым внеплановым выборам».

Сейчас в Турции и президентские, и парламентские выборы проходят одновременно. «Очевидно одно: до 2023 года система в том виде, в котором можно наблюдать ее сейчас, не устоит, а значит, стоит ждать непредсказуемых событий во внутренней политике Турции, – говорит Хас. – Важно понимание того, кто будет вместе с Давутоглу и Бабаджаном. Если существуют «серые кардиналы», то кто они? Кого поддержат силовые структуры, и в частности такие фигуры, как Хулуси Акар (министр обороны. – «НГ») и Хакан Фидан (глава разведки MIT. – «НГ»)? Настает время компроматов, и много тайного может стать явным. Для того чтобы удержать власть в руках, Эрдогану придется проявить еще больший внешнеполитический авантюризм, направленный на сплочение националистических и религиозных чувств турецкого народа».

Не исключено, что это могут быть как новые военные операции в Сирии, так и инсценировка государственного переворота.

Источник записи:http://www.ng.ru/world/2019-09-29/1_7688_turkey.html

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Судьба Эрдогана как президента Турции и главы ПСР, а также состояние внутриполитической обстановки в этой стране будут зависеть как от предмета и условий, так и целей и интересов, которые будут согласованны между США и РФ как по Сирии, так и по Ираку, Ирану, Ливану, Палестине, а также, конечно, по Курдистану (при заинтересованном участии Израиля как в переговорах между США и РФ, так и в реализации соглашений).

Комментирование закрыты.