Эрдоган «тихой сапой» восстанавливает Османскую империю

Эрдоган «тихой сапой» восстанавливает Османскую империю

Присоединение Анкары к астанинскому формату урегулирования сирийского конфликта (РФ, Иран, Турция) позволило турецким войскам провести две военно-карательные операции на севере Сирии и оккупировать значительные территории этой страны (провинции Идлиб, Алеппо, административный район Африн). Вместо обещанной союзникам по тройке борьбы с террористами, ВС Турции обрушились на курдских ополченцев, сыгравших решающую роль в разгроме бандформирований «Исламского государства» (запрещено в России). Боевики «Гейят тахрир аш-Шам», куда вошла и небезызвестная «Джабга ан-Нусра» (запрещена в РФ), продолжили получать военную помощь из Турции, в частности, реактивные снаряды и дроны для обстрела российской базы «Хмеймим».

Сейчас Эрдоган ведет переговоры с американским командованием, чтобы расширить контролируемые турками районы за счет создания так называемой «зоны безопасности» в северо-восточных районах САР. При этом из Анкары звучат заявления, что эти земли никогда не будут возвращены Асаду. Более того, Эрдоганом планируется заселить эти районы сирийскими беженцами, проживающими временно в Турции. Также довольно бесцеремонно ведут себя турецкие военные на севере Ирака. Под предлогом борьбы с боевиками турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК), ВВС Турции наносят ракетно-бомбовые удары по иракским населенным пунктам, вторгаются на глубину в несколько десятков километров без согласования с иракскими властями.

Одновременно Анкара пытается распространить свое влияние на постсоветском пространстве. В сентябре 2019 года в Азербайджане прошли командно-штабные учения Eternity-2019 («Вечность-2019»), в которых приняли участие военные из Грузии и Турции. Эти учения стали еще одним важным звеном в деле интеграции турецкими партнерами Тбилиси и Баку в НАТО. Турция еще в начале 90-х годов прошлого столетия инициировала участие этих стран в программе НАТО «Партнерство ради мира». Взаимодействие между Турцией, Азербайджаном и Грузией в военной сфере заметно активизировалось с 2012 года. Вот уже семь лет военные министры трех стран проводят регулярные встречи по вопросам региональной безопасности. В прошлом году Баку, Анкара и Тбилиси подписали Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в вопросах обороны. Все эти шаги связаны со стремлением Турции усилить свое влияние на постсоветском пространстве. В первую очередь, речь идет о странах с тюркоязычным населением — Азербайджане, Узбекистане, Киргизии, Казахстане и Туркмении.

Турецкие власти всерьез рассуждают о создании новой «тюркоязычной общности от Адриатического моря до Великой Китайской стены». И, если раньше они называли своих курдов «горными турками», то теперь стали употребляться такие слова, как «узбекский турок», «киргизский турок» или «татарский турок». Тюркские народы, проживающие за пределами Турецкой Республики, стали называться в Анкаре «внешними турками». Естественно, что туркоманы Сирии, Ирака и жители Туркмении автоматически причисляются к туркам. При турецком МИДе создано Агентство тюркского сотрудничества и развития (ТIКА), в правительстве учреждена новая должность — министра по связям с тюркоязычными республиками СНГ. Одна за другой появляются структуры тюркского сотрудничества: Тюркский совет, Всемирная ассамблея тюркских народов, ТЮРКСОЙ (Международная организация тюркской культуры), проводятся всевозможные встречи местных властей с главами тюркских республик СНГ, а также встречи на высшем уровне. Еще одним инструментом влияния на бывшие советские республики стали образовательные программы. Студентов и школьников стран ЦА и Закавказья преимущественно обучают на территории Турецкой Республики, хотя есть и специальные ВУЗы в центральноазиатских странах. За последние 20 лет Анкара предоставила 26 тысяч стипендий для тюркоязычных студентов. Такая политика с сфере образования уже приносит свои плоды, к власти в странах ЦА и Закавказья приходят подготовленные турками специалисты.

Важную роль в отношениях Турции с закавказскими и среднеазиатскими государствами играет ислам. Для этого при активном содействии турок создали Управление по делам религии под контролем Исламского совета Евразии. Во всех тюркоязычных республиках бывшего Советского Союза показывают передачи турецкого спутникового телевидения, главная задача которых — пропаганда турецкой модели развития. Через дружеские отношения с Турцией государства постсоветского пространства пытаются установить более крепкие связи с Западом и НАТО и дать толчок развитию своих экономик.

В 2014 году был подписан документ «Тюркский совет — современный Шелковый путь», цель которого — сделать Анкару своеобразным мостом между Центральной Азией и Европой. Особенно тесные экономические отношения сложились между Турцией и Азербайджаном. Анкара уже заняла лидирующее место среди внешнеторговых партнеров Баку, страны сотрудничают по важным энергетическим проектам, например, нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан или газопровод TANAP, железная дорога Баку – Тбилиси – Карс. Турция укрепила азербайджанские вооруженные силы после распада СССР, а также заняла сторону Баку в нагорно-карабахском конфликте с Арменией.

Динамично развиваются отношения Турции с Украиной. Их взаимодействие активизировалось в 1990-е, когда турецкий лидер Сулейман Демирель прилетел в Киев, где впервые заговорил «о российской угрозе на Черном море», предложив в качестве «сдерживания РФ» предоставить всем украинцам, имеющим татарские корни, возможность вернуться в Крым. В начале августа 2019 года президент Украины Владимир Зеленский встречался в Анкаре с Эрдоганом. Он подтвердил, что в последнее время отношения между государствами вышли на новый уровень стратегического партнерства. Сотрудничество стало развиваться по разным направлениям — от экономики и обороны до туризма и культуры. Турция стала оказывать материально-техническую помощь вооруженным силам Украины, проводить совместные военно-морские учения. Стороны также договорились вместе производить радиолокационные станции, ракетные системы, беспилотники, военные самолеты и даже проводить космические исследования. Если раньше между странами существовал безвизовый режим, то в 2017 году Турция и Украина и вовсе перешли к поездкам по удостоверениям личности.

Анкара старается активно использовать «мягкую силу» на территории Украины, также как она делает это уже давно в странах Закавказья и Центральной Азии. Помимо этого, на всевозможных международных площадках Анкара заявляет, что никогда не поддержит присоединение Крыма к России, поскольку выступает за территориальную целостность Украины. «Мы продолжим считать нашим приоритетом защиту прав крымских татар, сохранение их национальной идентичности», — неоднократно заявлял Эрдоган. На форумах крымско-татарских и черкесских общин в Стамбуле турецкие официальные лица не стесняются призывать к восстановлению исторической справедливости (проекты «Великая Черкесия» и «Крымско-татарская республика»).

Единственно, что сдерживает дальнейшую экспансию Турции на постсоветском пространстве, так это временные финансово-экономические трудности в стране и стремление хотя бы внешне сохранить взаимовыгодные отношения с Россией. Но, судя по всему, в стратегическом плане Эрдоган и его окружение придерживаются линии на укрепление всестороннего влияния Турции в границах бывшей Османской империи.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи