Ошибка президента, или почему в американо-иранском противостоянии дела ухудшатся после сессии ГА ООН

Ошибка президента, или почему в американо-иранском  противостоянии дела ухудшатся после сессии ГА ООН

Главного, хотя и сугубо протокольного события на нынешней сессии ГА ООН – личной встречи президентов США и Ирана, чисто внешне свидетельствовавшей бы о том, что в глухой тьме американо- иранского  противостояния наметился хоть какой-то луч света так и не произошло.

Многие наблюдатели отмечают, что возможно Трамп не хотел такой встречи со своим заклятым иранским коллегой для того, чтобы его политические противники не обвиняли президента в «контактах с врагами Америки» в момент, когда он потенциально находится под хоть и формальным колпаком импичмента. Но если взглянуть на канву событий последнего времени, то понимаешь, что дело здесь не только в американской стороне.

После налетов на саудовские нефтяные объекты, в них Иран обвинили не только США, но и три европейских страны-подписанта «ядерного соглашения» – Великобритания, Франция и Германия, одновременно убеждая Тегеран  активно продолжать переговоры с CША. Иранцы же восприняли все это очень болезненно. Дело в том, что одной из причин, по которой исламская республика начала в свое время переговоры по ядерной программе,  было то, что к санкциям США присоединился… Евросоюз, лишив, тем самым,  Тегеран  единственной   альтернативы  продавать свои нефть и газ на международном рынке.

Дело в том, что энергоресурсы торгуются исключительно за резервные валюты – доллар и евро, никакие другие деньги, начиная от китайского юаня и кончая украинской гривной на этом рынке не принимаются. В конце нулевых годов, Тегеран активно поднимал вопрос о переводе нефтяной торговли на евро, и в Европе, в принципе, прямо или косвенно с этим соглашались, потому, что иранская нефть шла на три рынка – индийский, китайский и европейский, а также потому, что многим участникам  международного нефтетрейдинга изрядно поднадоела зависимость от биржевых и финансовых колебаний за Атлантикой.  Более того, в начале этого года,  «большая евротройка», в числе которой, и союзница США – Великобритания объявили о пилотном запуске  «механизма поддержки торговых операций (англ.аббревиатура-INSTEX), позволяющего любым  cтранам производить расчеты по любым операциям во всем мире  в евро, минуя доллар. Конечно, у санкций есть и оборотная сторона медали – США  могут «наказать» и своих союзников, если тех  уличат в связях с «плохими» странами, через блокирование их бизнеса и финансов на территории США. Возможно, после 14 сентября Вашингтон на них надавил , и евротройка выступила с осуждением Ирана. Косвенно это подтверждается недавним выступлением госсекретаря Майкла Помпео на собрании  лоббистской группы, выступающей против «ядерной сделки» «Объединение против ядерного Ирана», где он заявил буквально следующее : «Мы даем Китаю и другим странам понять, что ответим новыми санкциями уже в их отношении, в случае, если они нарушат режим нынешних санкций». Но ведь, несмотря на осуждение, «евротройка» не вышла из «ядерной сделки» и не ввела санкций, а лишь предупредила Иран о последствиях таких действий.

 Между тем, Роухани выступил в ООН достаточно жестко. Озвученный в СМИ план создания т.н. «Коалиции надежды» или «Ормузской мирной инициативы» под  эгидой ООН, прозвучал только в конце выступлений. Да и глядя на перечень стран, которые глава иранского правительства предлагает включить в коалицию, сразу говорит о том, что нам предлагается  коалиция непримиримых пока противников.

Начал же Роухани с того, что жестко обвинил «врагов Ирана – американских империалистов и израильских сионистов в том, что «они пытаются задушить его 80-ти миллионный народ удавкой санкций». Дальше досталось европейским странам, чьи  финансово-юридические механизмы никак не помогают Ирану. И лишь где-то в середине выступления озвучил  жесткую позицию Ирана: переговоры только после снятия санкций.  То есть, на самом высоком международном уровне ситуация зашла в тупик, и переговорный процесс встал наглухо, благодаря такой вот непереговорной и недипломатичной позиции президента.

Разумеется, надо сделать скидку на то, что Роухани говорил не своим  «политическим голосом» ( ему во внешних делах это по должности не положено), а озвучивал свое начальство в лице лидера революции и республики аятоллы Али Хаменеи, у которого он до избрания президентом был чем-то вроде Джона Болтона у Трампа – советником по вопросам безопасности.

 Между тем, сам аятолла, в то время как Роухани находился, в Нью-Йорке,  26 сентября выступил в Тегеране на заседании  Совета экспертов ( более точный перевод- совет мудрецов), состоящий из более чем 80 религиозных ученых, напрямую избираемых населением. Именно они избирают нового лидера страны, в случае кончины прежнего, либо других обстоятельств. Совет экспертов- коллегиальный орган с самыми широкими полномочиями, превышающие даже парламентские.

В своем выступлении Хаменеи почти слово в слово повторил речь Роухани в Нью-Йорке, только чуть больше акцентировав внимание на том, что «европейцам нельзя доверять, так  как они фактически соблюдали санкции США, хотя обещали этого не делать».

Каковы же выводы? Очевидно, что эти дипломатические действия в ООН еще больше добавят запаса прочности в строительстве тупика для решения ближневосточной проблемы. Кроме того разделение на два блока – западная антитеррористическая коалиция и альянс Турция, Россия, Сирия Иран. Также в последнем Тегеран начнет играть более непосредственную и активную военную роль, что он раньше делал больше через своих союзников, поскольку был скован проблемами ядерной дипломатии.

И это только отдалит решение самой острой проблемы сегодняшнего мира.

Валерий Емельянов ИАЦ « Время и мир»  для RiaTaza.com

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции RiaTaza.com

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи