Асад все больше приоткрывает свое «антикурдское личико»

Асад все больше приоткрывает свое «антикурдское личико»

Вместо давно ожидавшегося обращения Дамаска к лидерам сирийских курдов с предложением начать сотрудничество в строительстве новой Сирии, МИД САР направил на днях крайне враждебное по отношению к курдам письмо на имя генсека ООН Антониу Гутерриша.

В этом письме сирийское дипломатическое ведомство жалуется на «преступления» бойцов «Демократических сил Сирии» (ДСС) – многонационального альянса, который сыграл решающую роль в борьбе с джихадистами «Исламского государства» (запрещено в РФ). Как известно, костяком ДСС являются курдские «Силы народной самообороны» (СНС). Таким образом, официальный Дамаск включается в общий с Эрдоганом антикурдский фронт и объявляет ведущую военно-политическую группировку сирийских курдов – Партию демократического союза (ПДС) террористической организацией.

Нельзя сказать, что раньше Башар Асад и его окружение считались с интересами своего трехмиллионного курдского народа. По сложившейся в стране традиции баасистского режима времен правления своего отца Хафеза Асада, его наследник — Башар Асад продолжил практику лишения сотен тысяч курдов сирийского гражданства, запрещались любые курдские партии и общественные организации, обучение в школах и СМИ на курдском языке, десятки тысяч курдов находились в тюрьмах или подвергались другим репрессиям, насильственно переселялись в наименее благоприятные для сельского хозяйства районы, места их компактного проживания относились к наиболее отсталым в стране с точки зрения инфраструктуры, социально-экономического положения. Этим можно объяснить, что весной 2011 года курды, как и большая часть сирийцев, вышли на улицы городов с лозунгами и требованиями перемен и реформ в государстве и обществе. Однако, в последовавшей гражданской войне в основном между представителями арабов-алавитов и арабов-суннитов курды участия не принимали и придерживались нейтралитета.

Асад же, к началу 2012 года, по сути, предал своих граждан на севере страны. Правительственные войска и его административный аппарат панически бежали от нескольких десятков тысяч джихадистов, бросив тяжелые виды вооружений и боевую технику. Ни один асадовский самолет или танк не пришел на помощь курдским ополченцам, хотя эти виды оружия активно применялись правительством для обстрелов и бомбардировок сирийских населенных пунктов, которые вышли из-под контроля Дамаска. Курдам пришлось в срочном порядке создавать органы самоуправления, отряды самообороны и с голыми руками и оружием времен Первой мировой войны защищать свои земли от вооруженных до зубов современными видами техники и оружия боевиков ИГ. Позже при поддержке своих соплеменников из Ирака и Турции и ВВС США курдам удалось отбросить джихадистов от стратегически важного города Кобани и других курдских земель и освободить весь восточный берег реки Евфрат, включая столицу Исламского халифата г.Ракку.

Лидеры сирийских курдов всегда подчеркивали, что они открыты для диалога с правительством и лидерами оппозиции. Они заявляют, что готовы сотрудничать с любыми властями в Дамаске при условии соблюдения их законных национальных прав и свобод в будущей конституции. Курды подчеркивают, что они никакие не сепаратисты и хотели бы жить в едином сирийском государстве при сохранении реально сложившейся на сегодня курдской автономии на северо-востоке страны. Напрасно сирийские курды ожидают приглашений на переговоры в Женеву или другие города в астанинском формате. Их по-прежнему игнорируют в Дамаске, Анкаре, Тегеране, Москве и других столицах. 3-х миллионного курдского народа как бы и нет в Сирии. Время от времени из окружения Асада раздаются давно обветшавшие лозунги о недопустимости расчленения страны, ее федерализации или автономизации страны, хотя фактически сегодня САР распалась на три анклава: асадовский-проиранский, протурецкий и курдско-проамериканский.

Судя по последнему обращению МИД САР в ООН, Асад и его приспешники по-прежнему предпочитают решать курдскую проблему в стране силовым путем. Используя уже примененную Эрдоганом ширму мнимой борьбы с террористами в ходе двух военно-карательных операций на севере Сирии «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», Асад пытается, в свою очередь, навесить на курдов ярлык террористов. Якобы это развяжет ему руки в последующих агрессивных действиях на северо-востоке страны и послужит оправданием новых массовых убийств своих граждан. К этому его подталкивают и спонсоры сирийского режима из Тегерана. Иранские аятоллы хотели бы тем самым ограничить влияние Турции в Сирии и взять под свой контроль богатые нефтью и газом районы на восточном берегу Евфрата. Все мы помним попытку проасадовских сил из числа наемников захватить силой нефтеперерабатывающий завод “Conoco” в ночь с 7 на 8 февраля 2018 года. В тот раз ВВС США и артиллерия разгромили колонну боевиков, продвигавшуюся в сторону позиций курдских повстанцев.

Асад и его иранские союзники пытаются также путем различных посул и подкупа перетянуть на свою сторону часть арабских племен – союзников курдов на восточном берегу Евфрата. Пока это у них получается неважно. Арабы-сунниты предпочитают сотрудничать в регионе с курдами, чем с сирийскими алавитами в Дамаске и иранскими шиитами.

Обращение сирийских властей в ООН с предложением считать сирийских курдов террористами явно не послужит делу сохранения сирийского государства и лишь создаст угрозу продолжения гражданской войны уже не только с арабами-суннитами, но и с сохранявшими до последнего времени нейтралитет курдами.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи