Дэвид Романо о последствиях атаки на Саудовскую Аравию

Дэвид Романо о последствиях атаки на Саудовскую Аравию

Иран обвиняется в проведении смелой атаки на нефтяные объекты Саудовской Аравии в выходные дни. Ущерб от нее, снизил на 50 процентов добычу нефти в Саудовской Аравии – немало, учитывая, что Саудовская Аравия остается крупнейшим в мире экспортером нефти.

Хотя ответственность за нападение взяли на себя хуситы в Йемене, мало кто убежден в том, что они способны нанести такой изощренный удар примерно в 1000 км от общей границы Саудовской Аравии с Йеменом. Власти Саудовской Аравии также утверждают, что беспилотники и ракеты, использованные при атаке, пришли с севера, а не с юга. Американские спутниковые снимки и другие разведданные также решительно обвиняюще указывают на Тегеран.

Тем не менее, реакция на эту атаку была удивительно глухой даже несмотря на то, что в понедельник цены на нефть были самыми высокими за один день. Можно было ожидать ответных саудовских и американских военных шагов или жестокой в «кризисном» стиле риторики из Эр-Рияда и Вашингтона.

Вместо этого президент США Дональд Трамп поручил своему правительству ужесточить санкции против Ирана, в то время как саудиты практически ничего не сказали о возмездии. Такой взвешенный ответ представляется нехарактерно мудрым для сегодняшнего Белого дома.

Режим в Тегеране сигнализирует о своем отчаянии от такой атаки. Как заметил один из курдских друзей вашего покорного слуги-колумниста: «Иран ведет себя как загнанный в угол дикий зверь, пытаясь выжать себя из-под максимального давления такими действиями. Это не признак сложной стратегии, но признак паники. Вовлечение Америки в лобовое противостояние — вот что хотят муллы, чтобы сплотить иранцев вокруг себя».

Из-за того, что их экспорт нефти и других товаров быстро истощается под американскими санкциями, муллы в Тегеране должны искать любую стратегию, даже самую опасную, для выхода из нового статус-кво. Народный гнев по поводу экономики уже нарастал в Иране еще до того, как были введены новые санкции в отношении экспорта нефти. Если санкции пойдут и дальше по своей нынешней траектории, Иран рискует развалить свою экономику.

Поскольку режим не желает терять лицо среди консервативных иранцев, которые составляют его опору, новое и более ограничительное ядерное соглашение остается тем, чего муллы не могут принять. Без дополнительных уступок по его ядерной программе, его программам по баллистическим ракетам и другим иранским действиям в регионе лидеры в Тегеране видят мало оставшихся вариантов, чтобы освободиться от санкций.

Поэтому нападение на Саудовскую Аравию имело три потенциальных цели.

Во-первых, Тегеран хотел пригрозить миру. Действующая логика выглядит так: «Если мы не можем экспортировать нефть, мы можем быть уверены, что никто другой здесь тоже не сможет». Поскольку западные экономики все еще остаются слабыми после финансового кризиса 2008 года, лидеры Тегерана, вероятно, надеются, что такая угроза может напугать Соединенные Штаты и Европу, и они отменят новые санкции.

Во-вторых, муллы, вероятно, рассуждали, что воздушные удары из Соединенных Штатов будут самым серьезным ответом на такое нападение на саудовскую нефтяную инфраструктуру. Это вполне могло бы их устроить, создавая эффект «движения по замкнутому кругу», аналогичный тому, что произошло, когда Ирак вторгся в 1980 году.

Поскольку «ястреб» Джон Болтон больше не советник президенту Трампу, а президентские выборы, должны состояться в следующем году, никто серьезно не думает, что у Соединенных Штатов есть желание военной авантюры в Иране. Саудовская Аравия также представляет небольшой риск для Ирана самостоятельно. Хотя саудиты очень способны на беспорядочную бомбардировку Йемена, никто не верит, что у них есть силы, чтобы победить Иран.

Наконец, атака Ирана, похоже, направлена ​​на то, чтобы сделать ныне болезненным для других. Если война — это дипломатия с помощью других средств, то муллы в Тегеране говорят США и другим «Вы разделите нашу боль».

Учитывая эту иранскую стратегию, лучший ответ США и Саудовской Аравии на данный момент, вероятно, является именно тем, что они уже делают: избегать ответных ударов, пытаясь укрепить свою защиту от провокационных атак, и исследуя способы ужесточения санкций.

А то рано или поздно Тегеран заорет «мама!».

Дэвид Романо, колумнист Rudaw, профессор университета штата Миссури

Rudaw          —         перевод RiaTaza.com

Высказанное в статье является личным мнением автора.

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи