Время запустить «зависший» диалог между Багдадом и Эрбилем по нефтяным доходам!

Время запустить «зависший»  диалог между Багдадом и Эрбилем по нефтяным доходам!

Интервью, данное ИА Rudaw  министром  нефти Ирака Самиром Газбаном  на полях прошедшей вчера  в Абу- Даби международной нефтегазовой конференции

Как обстоят дела с отношениями между  региональным правительством Курдистана и федеральным правительством Ирака?

Они в целом были хорошими после избрания г-на Нечирвана Барзани [президентом Курдистанского региона]. Он приехал в Багдад, и состоялась плодотворная встреча с Его Превосходительством премьер-министром Ирака г-ном Адилом Абдул Махди, за которой последовала еще одна встреча  с г-ном  Масруром Барзани [ после его избрания в качестве  премьер-министра]. Я присутствовал на двух встречах. Было достигнуто соглашение между двумя сторонами о том, что … мы единая суверенная  страна  и что обе стороны должны работать вместе, служа  народу Ирака по всей стране, будь то в Басре или Эрбиле. А  проблемы по таким вопросам, как выплата заработной платы, как нефть и газ, должны решаться между двумя сторонами дружески. Обе стороны согласились, что  основой наших переговоров  является Конституция.

За этим также последовала встреча в Эрбиле. Я возглавлял делегацию, которая встречалась с его превосходительством г-ном Масруром Барзани, а позже мы встретились с президентом региона КРГ г-ном Нечирваном Барзани. Конечно, отношения улучшились. Обе стороны [полны решимости] решать проблемы между двумя сторонами посредством диалога, чтобы служить стране, служить народу Ирака и служить народу Курдистана. Мы договорились о дальнейшем диалоге и о создании подкомитетов для изучения вопросов нефти и газа, вопросов распределения доходов и вопросов безопасности.

Что касается нефти и газа, как идут переговоры? На каком этапе переговоров вы сейчас находитесь? Есть ли уровень понимания между двумя правительствами?

Прежде всего, я хотел бы сказать, что ранее было много проблем в отношении решения таких вопросов, как согласовать общую политику, как продавать нефть, добываемую в регионе Курдистана, роль СОМО (Государственная нефтеторговая организация Ирака – RiaTaza) и как решать вопрос с доходом от продажи нефти Курдистана.

Мы договорились, что нужно действительно подготовить список из ряда принципов, которыми должны руководствоваться мы, те, кто собирается вступать в диалог. Я бы не назвал это переговорами, потому что закон о федеральном бюджете на 2019 год очень ясно сформулирован. Он [содержит] права и обязанности. Мы в федеральном правительстве сейчас выплачиваем зарплату всем бюджетникам федерального региона Курдистан, и аналогичным образом для Пешмерга в рамках бюджета Министерства обороны [Ирака]. Но в законе также очень четко сказано, что  региональное правительство должно взять на себя обязательство передать по меньшей мере 250 000 ежесуточно добытых баррелей нефти федеральному правительству, чтобы СОМО, торговая  компания федерального правительства, могла продавать ее на международном рынке и получать деньги, которые депонируются  в казну федерального правительства. К сожалению, это еще предстоит сделать.

Конечно, существует много смятения и разногласий, особенно в специальных парламентских комитетах в Багдаде, по поводу того, что  регион не соблюдает закон о бюджете, принятый всем парламентом, в том числе  курдскими парламентскими блоками. Теперь между двумя сторонами происходит обмен документами, и я надеюсь, что эти вопросы будут решены на встречах в ближайшие дни  и что обе стороны придерживаются  исполнения закона о федеральном бюджете. В  противном случае возникнут огромные трудности во время принятия грядущего бюджетного закона на 2020 год.

По вашему мнению, сколько времени потребуется, чтобы переговоры с Курдистаном принесли плоды для достижения соглашения? Как вы думаете, Багдад и  региональное правительство покончат с этими разногласиями до принятия бюджета 2020 года?

Я думаю, что это в интересах региона, чтобы мы быстро продвигались вперед. Мы не должны тратить время. Сейчас сентябрь, и прошло… почти семь месяцев с момента принятия закона о бюджете. В настоящее время в федеральном правительстве ведутся подробные дискуссии  по закону о бюджете на 2020 год. Я думаю, что мы не должны торопиться. Мы не должны больше говорить о переговорах; мы должны поговорить о совместной работе и реализации закона о федеральном бюджете, а также договориться о принципах, которыми мы будем руководствоваться в 2020 году.

Есть ли у иракского правительства какие-либо планы по увеличению экспорта нефти через нефтепровод Курдистан-Джейхан? Сколько нефти сейчас идет через Джейхан?

 

В настоящее время мы экспортируем около 100 000 баррелей нефти в день, и в настоящее время у нас нет плана по увеличению уровня экспорта. Это просто из-за ограничений производственных мощностей Северной нефтяной компании [основанной в Киркуке]. Также много нефти перерабатывается на НПЗ внутри региона  — НПЗ КАР и НПЗ в Кайване. Мы поставляем приблизительно 140-150 000 баррелей нефти в сутки [этим НПЗ]. Основной экспортный маршрут у нас – южный, где у нас достаточно мощностей, потому что крупнейшим рынком для иракской нефти являются рынки Юго-Восточной Азии, а не рынки Европейского союза или Америки. Таким образом, мы сохраним этот уровень добычи на следующий год.

В то же время мы сейчас находимся в процессе строительства нового трубопровода от Киркука до Пешхабура в Дохуке для замены старого трубопровода, который был серьезно поврежден террористической организацией ДАИШ. Как только у нас это будет, и у нас будет больше связей с сетями с юга, тогда мы сможем экспортировать более чем 100 000 баррелей нефти в день в будущем.

В 2014 году министерство нефти Багдада подало иск  на должностных лиц  регионального правительства [из-за независимых продаж нефти]. Как вы относитесь к этому делу и как его решить?

Ну, это в федеральном суде и, конечно, заняло некоторое время. На самом деле мы не оказываем давления [на ведение дел], но в то же время [мы хотим], чтобы проблемы были решены  полюбовно на благо всего народа Ирака, а также для прочного и устойчивого соглашения, в котором подробно говорится о нашей общей политике.

Сейчас я сталкиваюсь с трудностями  в  ОПЕК, так как  региональное правительство производит все большие объемы  без координации с федеральным правительством — это, конечно, серьезный вопрос. Наше соглашение с ОПЕК касается всей страны, а не только федерального правительства. Следовательно, все, что происходит в федеральном регионе Курдистана, учитывается как часть добываемой Ираком нефти. Таким образом, как я уже говорил ранее, когда у нас будет общее соглашение и  общая политика по регулированию добычи и экспорта нефти, я думаю, что все нерешенные вопросы будут решены для народа Ирака.

Багдад подал в 2014 году иск в арбитраж парижской   Международной торговой палаты (ICC)   после того, как Анкара объявила, что нефть из  автономии экспортируется на международные рынки. Какова ваша точка зрения сейчас?

Что ж, сейчас идет диалог между двумя сторонами. Мы надеемся, что мы пришли к соглашению. Наиболее важный момент, который действительно является важным, заключается в том, что у нас есть двустороннее межгосударственное соглашение [с Турцией], и что любое использование трубопроводной системы третьей стороной должно осуществляться с согласия обеих сторон.  Но то, что было сделано в прошлом, было односторонним действием без согласия федерального правительства. Вот почему предыдущее правительство  подает иски, и я считаю, что оно вправе это делать.

 Rudaw.net    Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Для полной ясности и объективности информационному агенству Rudaw следовало бы также взять интервью у соответствующих профильных министров (нефти и финансов) правительства Региона Курдистан, потому что в таком деле очень важны «детали», например, о нарушениях и бюджетной задолженности федеральных властей перед региональным правительством хотя бы за период с 2014-2018 годы (а это десятки миллиардов долларов США). Эти финансовые нарушения со стороны Иракских властей равносильны умышленным политическим и юридическим преступлениям против властей и народа федерального Региона Курдистан.

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.