Как бы дружба: Турция вытесняет Россию на постсоветском пространстве

Как бы дружба: Турция вытесняет Россию на постсоветском пространстве

Политические амбиции Анкары требуют от Москвы серьезной ответной работы

Ксения Мельникова

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 27 августа срочно прибыл в Москву для переговоров с российским коллегой Владимиром Путиным. С одной стороны, отношения между странами переживают один из лучших периодов за всю историю: Москва и Анкара ласково называют друг друга стратегическими партнерами, тесно сотрудничая в сирийском урегулировании. С другой — сейчас возникла серьезная проблема в Идлибе: дошло до прямых столкновений между турецкими солдатами и сирийскими правительственными войсками, которые активно поддерживает Россия. Помимо этого, между странами есть и другие серьезные противоречия, которые остаются незаметными на фоне сирийского урегулирования, поставок С-400 и скорого запуска «Турецкого потока». Так, российское влияние на постсоветском пространстве начинает стремительно угасать, а место Москвы всё активнее занимает Анкара. Чем это может обернуться, разбирались «Известия».

Сирийский синдром

«В Идлибе продолжаются нарушения перемирия со стороны сирийского режима», — назвал главную повестку своего визита в Москву президент Эрдоган. Вначале российский и турецкий лидеры обсудили эту проблему по телефону, однако потом всё же решили встретиться.

Сирийская провинция Идлиб и соседняя провинция Хама — единственное место в стране, где продолжает орудовать вооруженная оппозиция. Год назад Турция и Россия смогли не только договориться о перемирии в этой зоне, но и создать наблюдательные посты. Режим прекращения огня всё время прерывался. В начале августа этого года стороны опять попытались установить перемирие, однако боевики это проигнорировали.

Сирийские правительственные войска возобновили операцию против террористов. В результате удалось установить контроль в районе Хан-Шейхуна, в это же время турецкие войска пересекли границу, выдвинувшись в сторону осажденного города, очевидно, чтобы помочь группировкам в провинции, которые Анкара активно поддерживает, считая умеренными. 23 августа, когда правительственные войска вошли в город, там были только турецкие военные — боевики покинули окружение.

Сирийцы обстреляли турецкий конвой. «Режим [президента] Башара Асада играет с огнем (…) Анкара сделает всё, чтобы обеспечить безопасность своих солдат», — пообещал тогда министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Прямое вооруженное столкновение между сирийскими и турецкими солдатами может поставить под удар отношения Москвы и Анкары. Впрочем, не только эти противоречия серьезно осложняют взаимодействие между странами. Турция всё активнее вытесняет Россию с постсоветского пространства в среднеазиатских и кавказских республиках. Расчет Москвы на прочные родственные связи и общую историю себя не оправдал.

Завоевания на постсоветском пространстве

Центральная Азия и Кавказ на протяжении веков были регионом столкновения геополитических интересов Ирана, России и Турции. В XX веке эти тенденции лишь усилились, причин было много: распад Российской и Османской империй, появление светской Турции, две мировые войны, образование, а потом и развал Советского Союза.

 

Самым серьезным ударом стал распад СССР, не готовые к этому только что образованные государства оказались перед сложным внешнеполитическим выбором. Пока страны определялись, в какую сторону им стоит идти, турецкие власти отчетливо осознали: появился реальный шанс расширить сферу своего влияния и добраться до месторождений нефти и газа, которые были ей так необходимы. Анкара стала активно проникать в регион сразу по нескольким направлениям — политическому, идеологическому и экономическому.

Турция одной из первых не только признала независимость этих стран, но и открыла там посольства, потом активно взялась за интеграцию, создавая одну структуру тюркского сотрудничества за другой: Тюркский совет, Всемирная ассамблея тюркских народов, Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию (TIKA) — турецкий аналог «Россотрудничества», всевозможные встречи местных властей с главами тюркских республик СНГ, а также встречи на высшем уровне.

Для того чтобы расположить к себе местное население, турки открыли телеканал «ТРТ Евразия» для тюркоязычных стран. Экономические проекты также создавались один за другим. В 2014 году был подписан документ «Тюркский совет — современный Шелковый путь», цель которого — сделать Анкару своеобразным мостом между Центральной Азией и Европой. В энергетической сфере сотрудничество набирает обороты в рамках проекта нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан и газопровода Баку–Тбилиси–Эрзурум, который доставляет центральноазиатский газ в Европу через Трансанатолийский газопровод.

Вытеснение России

Москва до определенного времени закрывала глаза на происходящее. В 1990-е годы Россия мало что могла противопоставить Турции — страна была слишком ослаблена, к тому же в то время она полностью ориентировалась на Запад. Европейские государства и США, в свою очередь, активно поддерживали политическую модель, которую Турция навязывала в Центральной Азии и на Кавказе. К слову, влияние Анкары стремительно распространялось и на тюркские субъекты Российской Федерации.

Турция действовала довольно мягко — не через фонды, а при помощи науки, культуры и религии. Помимо турецких телеканалов, на территории среднеазиатских и кавказских стран появлялись всё новые и новые образовательные учреждения. Так, например, в Киргизии на одну российскую школу приходится десять турецких. Помимо этого, еще в 1990-е годы Анкара предлагала создать единый тюркский алфавит, но тогда это не получилось. Однако впоследствии мечта Анкары всё же осуществилась — Узбекистан, Азербайджан и Туркменистан перешли с кириллицы на латиницу. Казахстан обещает сделать это к 2025 году.

Москва закрывала глаза

Всю серьезность происходящих процессов в России заметили после слов турецкого министра по связям с тюркоязычными республиками СНГ А. Чея. «Турецкая Республика — преемница великой Османской империи, она должна создать союзное объединение с Азербайджаном, Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией и Туркменистаном даже ценой резкой конфронтации с Россией».

По мнению старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, доцента Дипломатической академии МИД России Владимира Аваткова, вопрос гуманитарной безопасности обсуждался на переговорах между Эрдоганом и Путиным в Москве. «Это касается и ситуации вокруг Сирии. В стране проживают тюркоманы, которых Турция оберегает и считает сферой своего влияния. Анкара хочет стать хозяином тюркского мира. Наиболее радикальные турецкие националисты уверены, что все тюрки должны объединиться под Турцией и жить по турецким правилам. Зона номер один — тюркские государства постсоветского пространства, зона номер два — тюркские народы различных государств постсоветского пространства — гагаузы в Молдавии или тюркские народы России. В отношении первых Турция ведет очень активную работу, в отношении других — осуществляет ползучую экспансию через науку и образование. Всё это — часть турецкой идеологии по распространению своего влияния», — рассказал «Известиям» эксперт.

Россия пока по-прежнему остается важным игроком в регионе: страны сотрудничают в СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и ШОС. Между государствами всё же остается довольно высокий уровень интеграции, после распада Советского Союза в странах проживают русские соотечественники, а также остается элита, воспитанная в СССР, которая пока по-прежнему влияет на политические процессы в этих странах. Однако как долго это продлится, неизвестно — на смену пророссийски настроенным политикам приходят молодые люди, которые уже получили образование в Турции и ориентируются исключительно на нее.

Ось Анкара–Баку и другие особые отношения

Такая ситуация складывается в Азербайджане — единственной стране в Закавказье, где доминирует тюркское население. Анкара стала усиливать свое влияние в этом государстве стразу после распада СССР, сделав немало для становления азербайджанских вооруженных сил, а также поддержав Баку в нагорно-карабахском конфликте с Ереваном.

Бывший министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу неоднократно заявлял, что «отношения с Азербайджаном — одно из самых приоритетных направлений внешней политики страны». «Дружба Анкары и Баку в рамках принципа «одна нация — два государства» в будущем еще более укрепится», — уверял он.

Отношения между странами в самом деле носят стратегический характер, государства соединяют крепкие экономические связи. Турция занимает лидирующее место среди внешнеторговых партнеров Азербайджана. Страны участвуют в важных проектах, будь то нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан или газопровод TANAP.

В настоящее время Баку важен для Анкары не только в контексте внешней, но и внутренней политики. На территории Турции проживает свыше 3 млн азербайджанцев, представляющих собой важный электорат и ресурс для наращивания взаимодействия.

В целом Баку, несмотря на довольно активное сотрудничество с Анкарой, предпочитает осторожничать, сохраняя прочные связи с Москвой. Если Грузия мечтает о евроатлантической интеграции, то Азербайджан не готов выбрать ни однозначно прозападный, ни пророссийский вектор. Страна не хотела бы вмешательства США и ЕС в свою внутреннюю политику и их корректировки ее политики по вопросам соблюдения прав человека.

Активно сотрудничают как с Турцией, так и с Россией еще две страны — Туркменистан и Казахстан. В последнее время Анкара постоянно увеличивает потоки инвестиций в экономики этих государств, а также создает всё новые образовательные программы, что уже приносит свои плоды.

Самые напряженные отношения в этом регионе были у турецких властей с Узбекистаном. В 1999 году Ташкент обвинил Анкару в покушении на президента Ислама Каримова (среди нападавших были и турецкие граждане), а также поддержке оппозиционных сил в стране и подготовке исламских радикалов среди узбекских студентов. После трагических событий в Андижане в 2005 году Анкара открыто выступила против Узбекистана в ООН, что оставило негативный осадок у Ташкента.

В 2011 году узбекские власти попытались вытеснить турецкий бизнес с местного рынка: закрылось около 50 турецких предприятий, сотрудников и руководителей которых привлекли к ответственности за «злоупотребление созданными для них в Узбекистане благоприятным инвестиционным климатом и дружественными связями».

Всё изменилось с приходом нового президента. Сейчас товарооборот между странами превышает $1,3 млрд и новое руководство страны активно налаживает отношения с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Слишком добрые соседи

Если выше перечисленные государства с Турцией связывают ислам, латиница и тюркская идентичность, то совсем иначе обстоят дела с Тбилиси. Воспользовавшись слабостью политической системы Грузии после распада СССР, а также ее желанием интегрироваться в западные структуры, Турция предложила играть роль своего рода моста между этой республикой с одной стороны и НАТО и ЕС — с другой.

Стараясь порвать с Россией, Грузия без оглядки бросилась в объятия Турции. Анкара быстро стала основным внешнеполитическим партнером и инвестором страны, вытеснив остальных. Турки восстанавливали аэропорт, сближали Тбилиси с Североатлантическим альянсом, обучая грузинские войска по программе НАТО «Партнерство ради мира».

Для Турции Грузия интересна тем, что территория страны — единственная возможность для торговли по суше между Турцией и Азербайджаном. Наибольшее влияние Анкара распространила на Аджарию, в которой проживает многочисленная мусульманская диаспора. В регион рекой полились турецкие инвестиции, вдоль побережья засверкали шикарные отели и казино, построенные на турецкие деньги, запестрели кафе, бары и рестораны, стали возводиться мечети и школы. Отдельные кварталы черноморской столицы Грузии — Батуми — всё больше напоминают турецкие города.

По словам представителей местных властей, турецкие вливания в местную экономику составляют от 80 до 90% от общего объема иностранных инвестиций. Турок привлекают низкие налоги, дешевая рабочая сила и недорогое жилье.

Помимо этого, в Грузии доступно то, что сложно найти в Турции, — казино и наркотики. На границе между странами организовывают специальные туры для любителей злачных мест.

Несмотря на такое активное взаимодействие, между Анкарой и Тбилиси всё же остаются разногласия. Главное из них — рост торгового сальдо двух государств в пользу Турции. С одной стороны, страны договорились удвоить объем взаимной торговли, с другой — Тбилиси нечего предложить на турецком рынке, а значит, удвоится лишь импорт турецких товаров, что выгодно лишь Анкаре.

Такая зависимость от южного соседа всё больше волнует местные власти. В Аджарии забили тревогу. Особый переполох вызвали слова президента Эрдогана. Он заявил, что в сердце османов, наряду с Салониками, Алеппо и Мосулом, всегда живет Батуми. Впоследствии турецкому послу в Грузии Левенту Гюмрюкчю пришлось оправдываться, долго объясняя, что «Турция — единственный сосед Грузии, у которого нет к ней территориальных претензий». Впрочем, неприятный осадок все-таки остался.

Пока Россия и Турция не выработали правила игры в южных регионах бывшего Советского Союза. Несмотря ни на что, Москва по-прежнему удерживает место важного партнера в этих республиках, однако ей необходимо выстраивать равноправное сотрудничество с этими республиками с учетом их национальных интересов.

Ведь ей в спину, помимо Турции, дышат также Иран и США. Что касается Анкары, то сейчас она пытается более взвешенно подходить к решению региональных вопросов, не идя на прямую конфронтацию с Россией. При этом стоит учитывать, что турки не отказываются от своих долгосрочных планов в отношении этого региона и вряд ли когда-либо это сделают.

Сдерживать турецкую экспансию, по мнению Аваткова, можно, находя точки соприкосновения между Москвой и Анкарой в гуманитарной сфере. «Противодействовать нужно путем укрепления своего влияния в научно-образовательной, культурной среде тюркских государств постсоветского пространства, для этого нужна соответствующая стратегия и большое количество мероприятий. Например, сейчас в Москву съезжаются участники форума «Россия–Турция: диалог через молодежь», который устраивается Центром востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии при поддержке Фонда Горчакова. Только при игре на равных с Турецкой Республикой удастся соблюсти баланс и не допустить столкновения с Анкарой по геополитическим ценностным и этническим вопросам», — уверен тюрколог.

Источник записи:https://iz.ru/914828/kseniia-melnikova/kak-druzhba-turtciia-vytesniaet-rossiiu-na-postsovetskom-prostranstve?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Станислав Иванов

    Эрдоган на 100 % использует возможности Турции для восстановления ее влияния в Центральной Азии и странах Южного Кавказа. У Кремля нет ни денег, ни воли что-то ему противопоставить. Банкрот в финансовом плане и импотент в политическом Кремль тужится и пыжится, но ничего не получается. Страны постсоветского пространства уходят все дальше и дальше от российских властей…

  2. Станислав Иванов

    С начала 2019 года в Юго-Восточной Европе и Турции произошли самые драматические изменения в газовом секторе за последние годы – Турция, которая традиционно полагалась на российский трубопроводный газ для покрытия более половины своего внутреннего потребления, увеличила импорт СПГ из США почти на уровень доли России в общем объеме газовых закупок, отмечает аналитик Атлантического совета при НАТО доктор Аура Сабадус.

Комментирование закрыты.