Иностранные войска в Сирии: добро или зло?

Иностранные войска в Сирии: добро или зло?

Как известно, в настоящее время в Сирийской Арабской Республике находятся войска четырех государств (Иран, Турция, США, РФ) и отряды-иностранцев-наемников. В курдских районах есть и несколько сот военных советников и специалистов Великобритании и Франции. Общая численность иностранных военных контингентов намного превышает численность остатков регулярной сирийской армии (сегодня это около 100 тысяч человек).

Руководители всех вовлеченных в сирийский конфликт государств заявляют, что они ввели свои войска в Сирию якобы для борьбы с террористическими группировками. На деле же, оказывается, что все они понимают терроризм по-разному (по-своему), для некоторых из них это лишь удобная ширма для военного присутствия и преследуют эти государства в Сирии свои узкоэгоистические цели и национальные интересы.

Одним из первых, уже в 2012 году, направил свои войска в САР Тегеран, откликнувшись на просьбу о военной помощи со стороны своего регионального союзника — Башара Асада. В ответ монархии Персидского залива, Иордания и Турция оказали военную помощь не только отрядам вооруженной оппозиции, но и набиравшим силу радикальным исламистским группировкам типа ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ). Их руками внешние противники Асада пытались свергнуть так ненавистный им режим алавитского меньшинства и привести к власти представителей арабов-суннитов во главе с «Братьями-мусульманами». Чтобы уравновесить соотношение военных сил иранские аятоллы создали многотысячный иностранный шиитский корпус из числа наемников-шиитов (ливанская «Хизбалла», афганцы, пакистанцы, йеменцы, иракцы, палестинцы).

И все же деморализованные асадовские войска и вся эта «шиитская рать» оказались не в состоянии остановить наступающие отряды оппозиции и исламистов и в панике бежали от нескольких десятков тысяч джихадистов, в результате чего и возникло Исламское государство – Исламский халифат, который реально угрожал взятием Дамаска. Асад несколько лет отсиживался в подвалах обстреливаемого со всех сторон президентского дворца и со дня на день ожидал его штурма.

С сентября 2014 года борьбу с террористическими группировками в САР начали ВС США, позже им удалось сформировать в этих целях международную коалицию из региональных и западных государств (до 60 стран). В сентябре 2015 года в ответ на просьбу Башара Асада Россия также направила в эту страну для борьбы с террористами группировку своих ВС. С августа 2016 года в сирийский конфликт вмешалась Турция, которая провела две военно-карательные операции против сирийских курдов («Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь») и оккупировала значительную часть северо-западных районов страны.

Сегодня САР представляет из себя расчлененную на три анклава страну: центральный — асадовский при поддержке ВС Ирана и его шиитских сателлитов, северо-западный – турецкий и северо-восточный – курдский при

поддержке ВС США. Российские военные базы: ВКС в Хмеймиме и ВМФ в Тартусе – формально поддерживают ВС САР в борьбе с остатками формирований террористов в провинции Идлиб. База ВС США на юге страны вблизи населенного пункта Ат-Танф выполняет функцию по защите ряда антиправительственных группировок и блокировке дорог из Сирии в Ирак и Иорданию.

За восемь лет гражданской войны предвоенное население Сирии сократилось более чем вдвое. Из 22,5 млн человек САР по данным на начало 2011 года, сегодня на подконтрольных Асаду территориях остается лишь 7-8 млн человек. По данным ООН свыше полумиллиона сирийцев было убито в ходе гражданской войны, 8 млн сирийцев проживает за рубежом в лагерях беженцев, около 4 млн чел. – на оккупированных Турцией северо-западных территориях, свыше 3 млн чел. – на контролируемых курдами территориях северо-востока страны.

Сегодня становится все очевиднее, что присутствие иностранных военных ни в коей мере не решает сирийского конфликта и, наоборот, загоняет проблему вглубь и провоцирует новые военные конфликты. Ежедневно в «боях местного значения» в районе зоны деэскалации Идлиб и на турецко-сирийской границе гибнут сирийцы.

Наибольшую угрозу Сирии представляют военные контингенты региональных хищников — Ирана и Турции. Присутствие первых провоцирует США, Израиль, Турцию, Иорданию и монархии Персидского залива на ответные меры военного-политического характера. ВВС Израиля попросту наносят ракетно-бомбовые удары по складам и транспортам с оружием КСИР Ирана и «Хизбаллы». США вынуждены задержать намеченный ранее вывод подразделений спецназа и армейской авиации с восточного берега реки Евфрат.

Турецкие военные сами и посредством своих сирийских союзников в лице Свободной сирийской армии, отрядов радикальных исламистов и туркоман проводят зачистки в районах с компактным проживанием курдов, создают там новые региональные и муниципальные органы власти, спецслужбы и полицию. Эрдоган заявляет, что эти территории он никогда Асаду не отдаст. Тенденция к расширению турецкого плацдарма в Сирии сохраняется.

В складывающихся условиях напрашивается предложение по выводу из Сирии всех иностранных военных контингентов и предоставлению самим сирийцам права решать свою судьбу. Казалось бы, крупные террористические группировки разгромлены, между оппозицией и правительственными войсками достигнуто перемирие и освобождение страны от интервентов логично, более того, является простым и естественным решением, но у него есть оппоненты.

Раздаются панические опасения, а вдруг возродится Исламский халифат? А что будет с Асадом и его окружением? Якобы он не продержится самостоятельно и нескольких недель. Ведь подавляющее большинство сирийцев оказалось не с ним. Чью судьбу он повторит? Афганского

Наджибуллы, иракского Саддама Хусейна или ливийского Муаммара Каддафи? Не возникнет ли резня суннитами сторонников Асада — арабо-алавитского меньшинства и баасистов?

Думается, что все эти опасения не напрасны, но есть нормальные, цивилизованные пути выхода из сирийского кризиса. Поэтапное сокращение иностранных военных контингентов и передача их функций под эгиду ООН могли бы создать условия для мирного решения сирийского конфликта. Если потребуется, то миротворцы ООН могли бы занять позиции на границах сложившихся на сегодня анклавов, чтобы не допустить кровопролития. Представители всех трех частей Сирии могли бы спокойно обсудить в Женеве или Дамаске, как им жить дальше? Принимать ли новую конституцию и воссоздавать бывшее сирийское государство уже с коалиционным правительством, будь это государство унитарным или федеративным, или временно отделиться друг от друга (сунниты, алавиты, курды) и потом уже создавать конфедерацию? Ведь с 1923 по 1936 гг. в Сирии было Государство алавитов и ничего, небо не упало на землю.

Невольно возникает вопрос, сколько еще должно погибнуть и бежать из страны сирийцев, чтобы остановить эту бойню? Дико в наше время наблюдать эту, истекающую кровью древнюю цивилизацию, видеть, как 8 млн сирийских беженцев выживают в палаточных лагерях в Турции, Ливане, Ираке, Иордании, странах ЕС. Родившимся в этих лагерях детям уже 8 лет, но что они видели? Детских садов и школ там явно нет. Еще через несколько лет эти ребята вступят во взрослую жизнь, вряд ли психические и моральные травмы у них излечимы. Не лучше приходится населению провинции Идлиб под ракетно-бомбовыми ударами и артобстрелами, жителям административного района Африн, пострадавшим от турецкой оккупации. Эрдоган заявляет о своих планах вторгнуться войсками на северо-восток Сирии и провести там еще одну карательную операцию против курдов. Значит впереди новые жертвы и разрушения.

Ясно, что мир на многострадальной сирийской земле никогда не наступит, пока ее рвут на части региональные хищники. Настало время более решительно ставить вопрос об освобождении территории САР от всякого иностранного военного присутствия. Думается, что с уходом военных контингентов Ирана, Турции и США и Россия могла бы вывести свои войска из этой страны.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи

Комментариев 5

  1. Джокер

    Если не Путин, постигла бы учесть Каддафи и Асаду. В Сирии идёт война на истощения. Ситуация патовая.

  2. Станислав Иванов

    Да, ситуация патовая. Но кто загнал ее в тупик? Ведь без Ирана и РФ Асад давно бы жил в Лондоне или Париже и сирийский народ мог бы сам решать свою судьбу.

  3. Валерий Емельянов

    Выход один. Внутренний переворот ( с молчаливого согласия зарубежных экторов ситуации) в правящем клане ( а как известно Асад- это не конкретный человек, но теневая команда у власти) и замена его на более сговорчивого деятеля. Асады вывозятся в Москву, получают дачу на Рублевке, где честно лечат печень русскими национальными лекарствами, как это было с предпоследним афганским лидером Бабраком Кармалем. Все ж лучше и гуманнее, чем судьба повешенного Наджибуллы.

    1. Мураз Аджоев

      И с кем же этот «деятель», назначенный с «согласия всех зарубежных акторов», будет «сговариваться»? Со всеми зразу или по отдельности?

  4. Станислав Иванов

    Уважаемый Валера! С Москвой Асада мало, что связывает, все же он — марионетка иранских аятолл. Одними ВКС сыт не будешь. Из Тегерана он ежегодно получает около 10 млрд долларов США, а «кто платит, тот и заказывает музыку.» Во-вторых, после длительной и безбедной жизни в Лондоне вряд ли чета асадов прельстится Рублевкой. Да и никому он по большому счету ни в Тегеране, ни в Лондоне, ни в Москве будет не нужен. Так что, досидит Асад как заложник Тегерана и своего алавитского клана в Дамаске все отведенное алавитам время правления, а потом сгинет как и его предшественники (С.Хусейн, М.Каддафи, Наджибулла и прочая нечистая сила).

Комментирование закрыты.