«Аль-Ахрам» (Египет):Борьба за сирийскую нефть

«Аль-Ахрам» (Египет):Борьба за сирийскую нефть

Прошло некоторое время с тех пор, как были распространены сообщения о том, что Сирийский демократический совет (SDC), связанный с курдской  Партией  демократического союза (PYD), согласился продавать нефть из северной Сирии через израильского посредника, но официального опровержения с курдской стороны пока не последовало.

Единственное заявление было сделано Риядом Дрэром, арабским сопредседателем SDC, который представляет курдские ополчения в Сирии, российским СМИ,  с опровержением этих сообщении, однако без  дополнительных подробностей. Курдские источники сообщили, что нефть все -таки продавалась, хотя через сирийского посредника.

Просочившиеся сообщения выявили сделку между председателем SDC г-жой Ильхам Ахмед и израильским бизнесменом Моти Кахане, в соответствии с которой последнему было поручено представлять SDC во всех вопросах, связанных с продажей сирийской нефти в районах, находящихся под контролем курдов и поддерживаемых силами США.

Кахане должен был отвечать за экспорт сирийской нефти из курдских районов к востоку от реки Евфрат, который оценивается в 125 000 баррелей в сутки.  Преданы огласке контракт также дает ему право бурить больше нефтяных скважин и увеличить добычу до 450 000 баррелей в день в будущем.

Сиро-курдские источники сообщили, что нефть, находящаяся под курдским контролем, «все еще экспортируется через сирийского бизнесмена, который восстановил нефтепровод стоимостью 40 миллионов долларов и  ценой жизни 50 человек. Мы не можем лишить его  заслуженного права продолжать служить интересам обеих сторон».

Источники сообщили итальянскому информационному агентству AKI, что «автономная курдская администрация [в Сирии] не будет возражать против работы с какой-либо стороной, которая будет приносить  экономическую выгоду, но есть факторы, которые ограничивают ее способность действовать полностью независимо.К ним относятся интересы и партнерские отношения с сирийскими бизнесменами и понимание того, что разрешено США. Есть также границы, которые должны быть приняты во внимание  сирийской стороной, то есть  режимом [Асада], так как это может помешать соглашению различным образом. Партнерство по сбыту нефти осуществляется с сирийскими бизнесменами, которые  находятся в конфликт с ключевыми членами клана Асада, занимающимися экономическими вопросами и управлением финансами «ближнего круга режима». «Это обстоятельство повлияло на отношения курдов с широкой сирийской  бизнес-средой», — сказали источники, ссылаясь на президента Сирии Башара Асада.

Дрэр — единственный человек, выступивший  с  опровержением и  описывающий сообщения о предполагаемом документе, подписанном  г-жой Ахмед, чтобы сделать Кахане представителем SDC по продажам нефти в районах, находящихся под контролем Сирийских демократических сил (SDF), как «лживые  и сфабрикованные».

 «Ахмед не имела полномочий подписывать подобный документ, потому что это исключительная прерогатива автономной курдской администрации», —  говорится в заявлении.

Кахане ждал одобрения от США, а не от SDF, SDC или автономного курдского органа, на продажу нефти, потому что он хотел предотвратить ее продажу сирийскому режиму. Об этом также говориться в сообщении.

 «Мы не будем отказывать нашим гражданам в нашей нефти, и мы не будем блокировать продажи нефти нашим людям в Сирии», — говорится в заявлении.

SDC опубликовал заявление в поддержку  этого опровержения, но без подробностей. «Попытки порочить SDC и распространять ложь могут только заставить нас подтвердить нашу твердую позицию в отношении единства и суверенитета Сирии», – говорится в заявлении.

Курдские силы контролируют 90 процентов нефтяных ресурсов в Сирии, включая крупнейшие нефтяные скважины, и они пользуются защитой американских войск на северо-востоке страны.

В интервью израильскому каналу 24 News Кахане сказал, что сделка с курдами была направлена ​​на инвестирование в 11 нефтяных скважин с целью  доведения уровня продаж до 400 000 баррелей в  сутки.  Он также отметил, что продажи могут быть сделаны любой стороне или лицу, если они не являются сирийскими или иранскими физическими и юридическими лицами, а также за  деньги из этих стран, добавил он.

Он сказал, что получил «разрешение курдской стороны на экспорт 125 000 баррелей нефти в сутки», и намерен увеличить это до 450 000 баррелей. Кахане добавил, что он также ждал одобрения США на экспорт нефти после того, как согласились курды, заявив, что его работа и сотрудничество с курдскими силами «являются  личной инициативой и не связаны с какой-либо официальной стороной».

Курды в Сирии не раскрывают информацию о добыче нефти или доходах, но, по оценкам экспертов, добыча на нефтяных месторождениях в районах, находящихся под контролем курдов в Дейр-эз-Зоре, составляет не более 35 000 баррелей в  сутки. Добыча осуществляется автономной администрацией. До 2011 года на этих месторождениях добывалось около 250 000 баррелей нефти в сутки, и курды надеются, что они выйдут на уровень 125 000 баррелей в день.

Сирийские нефтяные месторождения стали ключевым источником средств для курдов-сепаратистов в стране, как когда-то они были  таковыми для  ДАИШ. Торговля нефтью создала полевых командиров, которые верят только в личную выгоду, хотя девятилетняя война режима также нанесла ущерб и нефтяному сектору.

В период с 2012 по 2014 год 70 процентов нефтяных и газовых скважин страны попали под контроль сирийской оппозиции, которая  не могла эксплуатировать скважины или продавать нефть. Некоторые местные жители извлекли выгоду из этой ситуации, построив более 500 небольших нефтеперерабатывающих заводов – «cамоваров»  для производства нескольких баррелей в день, в то время как правительство сохраняло контроль над крупными нефтеперерабатывающими заводами и экспортом.

В 2015 году ДАИШ постепенно начала контролировать все больше нефтяных скважин, в то время как у PYD, сирийского подразделение Рабочей Партии Курдистана РПК, остались скважины на севере и востоке.

 После 2011 года добыча сирийской нефти упала с 370 000 баррелей в день до менее 70 000 баррелей при убытке в 300 миллиардов долларов. Нефть была предохранительным клапаном для режима, поскольку все доходы от сирийской нефти за последние четыре десятилетия направлялись на частный счет, который контролирует президент cтраны.

Санкции США и Европы против нефтяного сектора Сирии препятствовали торговле и добыче нефти, поэтому режим начал продавать нефть Ирану и России. PYD не располагает возможностями для переработки и сбыта сырой нефти, и в 2015 году она пыталась привлечь экспертов из-за пределов Сирии для строительства нефтеперерабатывающего завода. Затем они заключили соглашение с Дамаском по переработке нефти на государственных объектах, при этом режим оставлял себе часть этой нефти, а другая часть передавалась курдским силам.

К настоящему времени война в Сирии привела к гибели почти одного миллиона человек, разрушению сотен деревень и поселков и нескольких городов, а два миллиона человек получили ранения или стали инвалидами. Один миллион детей стали сиротами, а инфраструктура и экономика страны были уничтожены.

Война разрушила нефтяную промышленность в Сирии, превратив нефтяные скважины в источники финансирования для «неформальных» ополченцев и создав оппозиционных режиму полевых командиров,  предпочитающих прибыль  интересам страны.  И это еще одна трагедия войны в Сирии.

Автор — Бассель Удат     AlAkhram                 Перевод   RiaTaza.com     

Об авторе

Neo

Похожие записи