Рожава: «школьная война» между курдами и Дамаском продолжается

Рожава: «школьная война» между курдами и Дамаском продолжается

После периодических  закрытий и новых открытий школ в возглавляемой курдами автономной администрации северной и восточной Сирии (известной как Рожава), курдский язык в настоящее время преподается в большинстве районов кантона Джазира. Однако идти  этим курсом было   и остается  довольно  трудно, если не сказать больше.

В 2012 году, после того как Институт курдского языка принялся преподавать курдский язык в школах по всей Джазире, Министерство образования, связанное с сирийским режимом, закрыло эти школы. Затем Курдская  Партия Демократического Союза (PYD) сломала двери в закрытых школах, чтобы возобновить  преподавание курдского языка.

Впоследствии обе стороны согласились, что три урока курдского языка в неделю будут проводиться для учащихся девятых классов и пять –  для учащихся седьмых и восьмых классов вместо курсов арабского языка, компьютерной грамотности, общественных и естественных наук.

В 2015 году возглавляемая курдами автономная администрация заменила в контролируемых ей районах учебную программу начального образования сирийского режима своей собственной. Это привело к тому, что министерство образования режима не позволило своим учителям сотрудничать с автономной администрацией, что привело к приостановке процессов начального образования, хотя в школах  районов, находящихся под контролем Дамаска, уроки шли  как обычно.

Также в 2015 году администрация Рожавы разработала  «образовательную систему  демократического общества»,  включающую в себя образовательные учреждения автономного региона, институт курдского языка, а также  другие структуры курдского национального обучения.

Эта система действует по всей автономной области. Его основной принцип заключается в том, что арабы должны изучать арабский язык в течение первых трех лет обучения, а курды –  курдский. Основываясь на этой системе, в четвертом классе вводится второй местный язык. Другими словами, курдские школьники в четвертом классе  начинают изучать арабский, а арабские –  курдский. Начиная с шестого класса и до выпуска студентов, вводятся курсы французского или английского языка.

Курс под названием «Национальное образование» был отменен в рамках этой системы и заменен курсом «Демократическая нация». Кроме того, были скорректированы курсы географии и истории, а курс исламского образования был заменен курсом под названием «История религиозных верований». Поскольку эти курсы преподаются на курдском языке, это повлияло на  навыки владения арабским языком у курдских учащихся.

Следует отметить, что эти учебные программы преподаются только в государственных школах, а не в частных , связанных с религиозными структурами.

Администрация Рожавы в 2015 году начала вводить свою учебную программу только в  начальных классах, но она распространит эти  курсы  для некоторых учащихся средних школ, начиная с этого учебного года, и добавит другие в 2020-21 гг.

Автономная администрация ввела эти программы для курдских семей, а также небольшого числа арабских и сирийских учащихся, чьи родители работают в администрации. Многие выступают против введения этой учебной программы и отказываются по ней обучаться.

 Аттестаты  школ Рожавы не признаются ни одним высшим учебным заведением.

 Корреспондент  AlMonitor встретился 3 августа с Самирой Хадж Али, представителем Управления образования в Рожаве, которая сказала, что признание народа — это то, что важнее всего.

«К нам приезжают представители многих ведущих стран и университетов, что является своего рода признанием. Мы не должны ждать, пока люди придут к нам и скажут, что они нас признают. Реальное признание исходит от тех, кто участвует в нашем деле», — добавила она.

Шата аль-Вафи — ученица второго класса, посещавшая среднюю школу «Суэцкий канал» в восточном Камышли. Несмотря на то, что она живет недалеко от школы, ее родители отказываются отправлять ее туда, поэтому теперь она проходит долгий путь, чтобы пойти в школу, контролируемую режимом Дамаска.

«Я не понимаю,  о чем  говорят на уроке [потому что] в классе много учеников, и стоит шум раздражающий шум. Но мой отец говорит мне: «Важно получить признанный диплом, независимо от трудностей». Я хочу закончить обучение в университете Дамаска, который является древним и признанным университетом», — сказала она Al-Monitor.

Фред Саадун, доктор философии по арабской литературе, сказал Al-Monitor: «Система образования является частью государственной системы. Она подчиняется конкретному закону и четкой конституции, установленной государством. В каждой стране  есть закон, который регулирует процесс обучения на основе определенного формата».

Саадун сказал, что законность является ключом к обеспечению будущего нынешних учащихся.

«Учебный план действует до тех пор, пока государство является действительным, законным и признанным. Когда государство, область или система больше не признаются, учебные планы и дипломы становятся непризнанными, и студенты теряют право поступать в университет для завершения обучения. Другими словами, будущее региона в северо-восточной Сирии расплывчато и неясно определено, и ни один университет не признает учебную программу автономного управления».

 Самира Хадж Али  утверждает, что в регионе Джазира в юрисдикции администрации автономии работают 20 913 учителя,  распределенных по 1652 начальным, 405 подготовительным  и 86 средним школам. Количество  школ, в которых доступно начальное и среднее образование, составляют 82 . Она добавила, что сегодня в регионе 200 901 ученик в системе начального образования, 24 820 учеников  на подготовительном уровне и 4768 учеников старших классов .

Но источник в министерстве образования, подконтрольном Дамаску, поставил под сомнение эти цифры и сообщил АlMonitor на условиях анонимности, что многие школы под эгидой автономной администрации фактически работают по государственным учебным программам Сирии.

Источник добавил, что из-за того, что трудно [из-за их количества] эффективно  учить всех учеников,  желающих посещать государственные сирийские  школы, режим превратил некоторые правительственные центры во временные школы. Так, в Камышли и Хасаке школы устроены на — «площадках безопасности» —  в районах, охраняемых режимом, где находятся службы безопасности и военные учреждения  дамасского режима. Классы, рассчитанные на 30 или 35 учеников, вынуждены принимать по 80 учеников, несмотря на увеличение числа выбывших, которое в 2018 году составило 161 600 человек. Эта цифра, вероятно, увеличится в этом году, сказал источник, добавив: «Количество учеников в режимных школах, расположенных на охраняемых площадях и в районах, находящихся под контролем Дамаска, составляет около 496 400 человек».

Автор – Шиван Ибрахим, курдский журналист.

Al-Monitor       Перевод     RiaTaza.com    

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Валерий Емельянов

    Если там все так, как описано в статье, то рожавские «апочисты» опять засолили «сорок бочек арестантов». Понятно, если курдский язык вводится за счет арабского, в учебном процессе, потом в других классах дисбаланс можно ликвидировать. Но за счет компьютерной грамотности, естественных и общественных наук… Пусть тогда сначала приготовят учебники и другую литературу по всем этим предметам на курдском языке. Язык он ведь не самоцель, а средство извлечения знаний и другой полезной ( а иногда и не очень) информации.

Комментирование закрыты.