Экс-премьер-министр Ирака рассказывает о «Хашд аш-шааби», новом премьер-министре и Иране (интервью Хайдера аль-Абади)

Экс-премьер-министр Ирака рассказывает о «Хашд аш-шааби», новом премьер-министре и Иране (интервью Хайдера аль-Абади)

Есть ли у вас планы вернуться в кабинет премьер-министра сейчас, когда растет оппозиция премьер-министру Аделю Абдулу Махди?

 Я ныне  не встречаюсь с политическими лидерами и религиозными деятелями для того, чтобы снова стать премьер-министром, хотя я имею на это полное право. Это регулярные встречи с различными людьми, которые я провожу в своей резиденции, в «зеленой зоне» Багдада происходят  потому что нахожусь на руководящей должности и возглавляю политический альянс. Не каждая встреча или визит направлены на то, чтобы вернуть меня к власти, и наша оппозиция правительству Абдул Махди стремится реформировать его  работу, а не свергать с занимаемого поста..

Когда вы занимаете определенную должность в своей стране в течение определенного периода времени, вы становитесь ответственным. Если человек увлечен работой, он будет делать это и в правительстве,  и вне его. Моя деятельность относится к политическому движению, которое должно продолжать оказывать поддержку политическому процессу и улучшению управления. Обслуживание людей не ограничивается одной позицией. Да, я буду продолжать выполнять свою политическую работу, потому что построение правительства — это постепенный процесс накапливания потенциала.

 Какое место занимает ваша коалиция, «Ан-Наср», на нынешней политической сцене? Это часть правительства или оппозиции? Вас считали «корректирующей оппозицией». Что это значит?

Мы не являемся частью правительства, так как мы не участвовали в нем и не подписывали  соглашение о его формировании. Фактически, Альянс «Фатх» является единственной  партией, которая не подписала соглашение о формировании правительства. Мы считаем, что формирование правительства было неконституционным, потому что, согласно конституции, политическая партия с большинством голосов формирует правительство. Произошло же полностью противоположное, хотя до последнего мы работали, стараясь облегчить его формирование.

Конструктивная оппозиция призвана реформировать институты и исправлять ошибочные действия. Это не значит ослабить правительство, потому что слабое правительство означает слабую страну. В наших же интересах предупредить правительство об ошибках, которые оно совершает. Когда я был премьер-министром, я был счастлив выслушать конструктивную критику.

Вы начали процесс интеграции «Хашд аш-Шааби» в иракские силовые структуры, а Абдул Махди продолжил его, издав указ от 1 июля о том, что все силы «Хашд» должны либо присоединиться к вооруженным силам, либо разоружиться. Добились ли эти усилия успеха и что еще предстоит сделать?

 В правительстве Абдул Махди нам сказали., что приступают к слиянию и дистанцированию силовых структур  от политики.

Раньше я настаивал вместе с премьер-министром Абдул Махди на необходимости выполнять, а не просто издавать распоряжения. В 2018 году я издал правила внутреннего распорядка для организации работы «Хашд» и предотвращения любого политического вторжения в эту работу. Абдул Махди поддерживает [процесс], который я начал во время своего пребывания в должности, и внутреннее регулирование  ополчения. У него также есть инструменты для реализации [процесса слияния Хашд с иракскими силами внутренней безопасности].

Абдул Махди преуспеет в этом?

Это зависит от него.  Сейчас он работает над тем, чтобы помочь ополченцам добиться успеха. Когда я был премьер-министром, перед парламентскими выборами я издавал приказы отделить политическую деятельность «Хашд» от  военной. Тот, кто хотел баллотироваться на выборах, должен был выйти из рядов ополчения.

Бойцы «Хашд» являются гражданами этой страны. Некоторые политики используют ополченцев в своих целях. Некоторые бойцы говорили мне, что зарплата выплачивается людям, которых  реально нет среди них. Эти люди не участвуют в боях, но получают  зарплату бойцов. Это очень странно.

Почему «Хашд» обвинили Вас в враждебности к ним, и почему Вы думаете, что они считают Вас союзником США? Каковы ваши отношения с  шиитским ополчением?

Несколько недель назад, когда было опубликовано заявление, обвиняющее меня в работе с врагами Ирака, я встречался с руководством  «Хашд аш-Шааби». Я знаю, кто делает такие заявления. Странно, что на личных  встречах они говорят мне, что возлагают на меня свои надежды, а в средствах массовой информации утверждают совсем другое. Мои отношения со многими лидерами положительные, и я регулярно встречаюсь с ними. Тем не менее, некоторые хотят использовать «Хашд» в своих личных целях.

 Как бы Вы определили цель таких заявлений?

 Они не поддерживают  контроль государства над  шиитским ополчением. Я обеспокоен тем, что политические фракции пользуются преимуществами «Хашд».  Но эти отряды являются государственным  институтом. Слухи обо мне исходят от политической партии, желающей сбить меня с толку. Это не первый раз, когда они это делают.  Так было  и до выборов.

Когда Вы были премьером, способствовали ли Вы прямому сотрудничеству с США и Ираном? Как обстоят дела сейчас в сотрудничестве этих стран с Ираком?

Я не был посредником в традиционном  смысле. Каждое правительство проводит свою собственную политику. Когда [Барак] Обама был президентом, связи между двумя странами были проще, поскольку Обама был заинтересован в ядерной сделке. Тогда Иран рассматривал США позитивно. Никакого посредничества не может быть без готовности обеих сторон к переговорам. Трудно передавать сообщения, когда вы не являетесь частью их разногласий или их соглашений.

В этом месяце было несколько ударов по целям «Хашд аш-Шааби», которые, как сообщается, были нанесены Израилем. Вы говорили об израильской деятельности в Ираке раньше. Каковы нынешние действия израильтян в Ираке, и действительно ли они наносили эти удары?

Некоторые хотят вовлечь Ирак в новые внутренние и внешние кризисы. Честно говоря, мне интересно, хочет ли тот, кто пытается  вовлечь Ирак в такие кризисы, конфликта с Израилем. Если это так, они должны обосновать это. Я не думаю, что пожертвовал бы своими людьми в бесконечных конфликтах. Некоторые хотят извлечь выгоду из конфликта. Обязан ли я «благословить» любого, кто держит флаг в руках, сражаться с Израилем?

Мое послание тому, кто хочет втянуть Ирак в эти конфликты, заключается в следующем: неэтично жертвовать чужими жизнями ради сохранения тех выгод, которыми вы наслаждаетесь. Есть те, кто использует людей, например, во имя Палестины.

 Как Вы оцениваете правительство Абдул Махди, когда речь идет о предоставлении услуг, реконструкции и борьбе с коррупцией? Что удалось и что не удалось?

Абдул Махди составил список из 40 вопросов, которые необходимо решить, и он сказал, что будет решать их все. Но он не может победить коррупцию одним махом. Теперь у нас есть новый тип коррупции. Правительственные должности продаются, и в ходе таких действий  в иракском правительстве произошли серьезные нарушения.

Вы уже говорили, что Ирак соблюдает санкции США. Но Абдул Махди сказал, что Ирак не соблюдает санкции США. Вы бы остались на такой позиции по санкциям, если бы вы занимали должность на второй срок? Поддерживаете ли вы позицию Абдул Махди в этом отношении?

Абдул Махди привержен санкциям США, и он идет по тому же пути, который объявило мое правительство. С Ираном ведется соответствующая работа, и Ирак не нарушил санкции.

Как бы Вы оценили шаги правительства по разработке соглашения о распределении доходов с региональным правительством Курдистана?

Абади: В моем правительстве я положил конец проблемам в регионе Иракского Курдистана, и мы решили проблему дублирования, которая создавала трудности. Мы все исправили в соответствии с конституцией, и теперь ситуация должна быть так же исправлена. Но я думаю, что если эти полномочия снова  начнут пересекаться, старые проблемы появятся вновь

 

Беседовал Мустафа Саадун     Al-Monitor     Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи