Турция и сирийские курды – разногласия по зоне безопасности сохраняются

Турция и сирийские курды –  разногласия по зоне безопасности сохраняются

Даже после заключения американо-турецкого соглашения о создании «зоны безопасности» на севере Сирии пикировка между сторонами продолжается. Им не удалось определить специфику зоны, хотя сделка предотвратила одностороннее вторжение Турции в курдские районы к востоку от реки Евфрат.

Три пункта, объявленные в рамках соглашения, достигнутого 7 августа в Анкаре при косвенном участии курдов, требуют принятия мер по решению проблем безопасности Турции и создания в Турции совместного операционного центра для координации создания «зоны безопасности», которая впоследствии призвана стать  «коридором мира». Центр совместных операций — единственное конкретное действие, определенное  в соглашении, и американская группа уже прибыла в пограничную провинцию Шанлыурфа с этой целью.

Множество спорных вопросов было оставлено для дальнейших переговоров, включая такие ключевые вопросы, как глубина и протяженность безопасной зоны, вопрос о том кто будет ее контролировать и охватит ли она города. Каждая сторона теперь обдумывает дальнейшие шаги, используя заключенную сделку как удобный инструмент в своих  интересах.

В течение нескольких дней после сделки единственный комментарий от сирийских курдов состоял в том, что детали соглашения не были  определены. Через американских посредников они ранее предлагали Турции «зону безопасности» глубиной 5 километров (3,1 мили). Затем, 10 августа, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, ссылаясь на крупные военные победы в истории Турции, одержанные в августе, пообещал «добавить новую к этой серии  августовских побед».

Министр обороны Хулуси Акар заявил, что глубина зоны должна составлять от 30 до 40 километров (примерно от 19 до 25 миль), добавив: «Наши планы B и C готовы.  Мы тоже будем делать свою работу».

Наконец, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу сказал, что «многие вопросы еще предстоит детализировать», признав, что масштабы зоны остаются спорными, но напомнил, об  «обещании» президента США Дональда Трампа. По словам министра, Трамп пообещал безопасную зону глубиной 20 миль, нацеленную на «удаление» боевиков из Рабочей партии Курдистана (РПК) и ее сирийского филиала, Народных групп защиты (YPG), которые обе  в  Анкаре считаются террористическими группами.

Ранее на этой неделе план, предложенный американцами в Анкаре, был передан турецким СМИ. Согласно сообщениям, план предусматривает создание  «зоны безопасности», которая первоначально будет иметь глубину 5 км и будет патрулироваться совместно турецкими и американскими войсками. YPG выйдут из зоны, но турецким войскам не будет позволено войти в городские центры, а местные военные советы будут  контролировать поселения. На втором этапе к югу от зоны будет добавлен пояс глубиной 9 километров. Тяжелое вооружение будет выведено из  этого пояса, но YPG здесь останутся, а турецкого присутствия не будет. На третьем этапе пояс будет расширен еще на 4 километра, и YPG будет разрешено оставаться здесь без тяжелого вооружения. В общей сложности глубина «зоны безопасности» достигнет 18 километров.

Затем, наконец, высказались курды. Курдские СМИ указали, что курдская сторона приняла только 5-километровую безопасную зону вдоль всей границы с Турцией, в то время как Мазлум Кобане, главнокомандующий возглавляемыми курдами «сирийскими демократическими силами», подчеркнул, что пока нет окончательного соглашения, и косвенные переговоры с Турцией продолжаются. Тем не менее, он нарисовал контуры безопасной зоны, которую курды примут. Соответственно, это должна быть зона глубиной 5 километров между Евфратом и Тигром, с глубиной, простирающейся до 9 километров в определенных районах между Телль-Абьядом и Рас-эль-Айном и до 14 километров в крошечной области, через которую протекает узкая горная речка. YPG вышла бы с этой территории, оставив ее местным военным советам. Воздушное пространство должно быть закрыто для турецких военных самолетов. Турция хочет начать с преимущественно арабских регионов Телль-Абьяд и Рас-эль-Айн, а затем расширить зону безопасности до Кобани, Камишли и Дерика. Курды, однако, предпочитают «зону безопасности», протянувшуюся вдоль всей границы, в надежде полностью исключить де-факто турецкую интервенцию. Что касается возвращения беженцев, то, по их словам, в эти районы должны возвращаться только местные жители, а не беженцы, как того хочет Турция.

Изложив эти моменты, Кобане заключил: «Проект, который мы выдвинули, очень разумный, поскольку он гарантирует безопасность обеих сторон. Вот почему  наш проект должен быть  взят за основу».

Судя по заявлениям Кобане и оценкам других курдских чиновников, курды связывают с договоренностью следующие важные моменты:

 Договоренность имеет важное значение, как открытие канала диалога с Турцией и продолжения переговоров.

Соглашение предотвратит нападения Турции.

Общий компромисс, выходящий за пределы определенной территории, поможет защитить целостность региона самоуправления в северной и восточной Сирии.

Если будет достигнуто соглашение с Турцией, это  опровергнет расчеты Дамаска, согласно которым война между Турцией и курдами ослабит проект автономии, заставит курдов принять условия Дамаска и вынудит YPG отступить на север, что позволит сирийской армии легкий поход в Ракку, Дейр-эз-Зор, Табку и Манбидж. Курды хотели бы, чтобы Дамаск истолковал такую ​​сделку как «предотвращение оккупации».

 Статус-кво, основанный на ненападении, может укрепить позицию администрации самоуправления в любых будущих переговорах с сирийским государством.

Хотя участие Турции приведет к определенным ограничениям для YPG и других компонентов администрации самоуправления, соглашение будет означать фактическое согласие Анкары с ее существованием.

 Тем не менее, риск войны еще не исчез.

Помимо таких соображений, придающих приоритетное значение предотвращению войны, курдская сторона также ожидает, чтобы всеобъемлющий мирный процесс с участием курдов как Турции, так и Сирии мог бы начаться по призыву лидера РПК Абдуллы Оджалана, который отбывает пожизненное заключение в Турции.

Во время американо-турецких переговоров в Анкаре был открыт канал  связи с Оджаланом. В своем заявлении, переданном  через  адвокатов, Оджалан выразил уверенность, что сможет «положить конец конфликтной ситуации в течение недели». С ведома  Анкары его послание было передано руководству РПК,  находящемуся в горах Кандиль на севере Ирака. Теперь все стороны, в том числе сирийские курды, ожидают оценки, которая будет исходить от Кандиля.

В предыдущем мирном процессе в Турции, который потерпел крах в 2015 году, основной причиной его попадания в тупик было то, что Анкара требовала демонтажа существующего  де-факто самоуправления в Рожаве.

Кто-то может похвастаться тем, что совместный американо-турецкий механизм возник в результате сдерживающей силы Турции, но, по сути, Анкара теперь отошла от сценария «давай и разбивай», который она ранее заготовила. Военное присутствие США,  затормозившее одностороннее вмешательство, теперь  даст о себе знать на турецкой стороне границы. Неудивительно, что выступающая за интервенцию часть политической элиты Турции  считает, что Анкара сейчас оказалась в более трудном положении. Хотя совместный механизм допускает турецкое  трансграничное военное присутствие, он ограничивает более масштабные действия Анкары. Это, конечно, не означает, что Турция перестанет настаивать на том, чтобы идти на глубину до 32 километров, но в нынешних условиях повторение афринского  сценария больше невозможно.

Между тем, Россия может бросить  Турции несколько шаров. Москва видела перспективу турецкого давления или контролируемой интервенции к востоку от Евфрата как возможность подтолкнуть курдов к Дамаску и углубить турецко-американский раскол. Новая ситуация на местах, возникшая в результате турецко-американского партнерства, оказалась не такой, как ожидали русские. Пока Соединенные Штаты контролируют ход событий на местах, курды не будут чувствовать себя настолько загнанными в угол, чтобы повернуться к Дамаску, как хотелось бы России и ее союзникам. В этом контексте одновременное возобновление операций в Идлибе можно было бы расценить как вероятное противодействие России.

В нынешних обстоятельствах победа, которую Анкара поклялась  одержать на севере Сирии, кажется недостижимой, что вынуждает ее пересмотреть свою стратегию. Дома Эрдоган настаивает на сохранении своего союза с националистически-консервативным лагерем, но растут оптимистичные предположения, что в сентябре может произойти сдвиг, когда Оджалан призовет  РПК сложить оружие, прокладывая путь к новому мирному процессу.

 Автор — Фехим Таштекин     AlMonitor       Перевод     RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи