TheNational (ОАЭ): Сирийский эксперимент по социальной инженерии

TheNational (ОАЭ): Сирийский эксперимент по социальной инженерии

Население Рожавы между «молотом» YPG  и турецкой  «наковальней».

Предлагаемая буферная зона на севере Сирии может вызвать новые социально-экономические потрясения в крупном нефтяном и сельскохозяйственном регионе, чьи правители из  курдского ополчения  использовали методы социальной инженерии, подобные тем, что использовал  сирийский режим, угнетавший их народ.

От Хафеза Аль-Асада до его сына Башара, до Аль-Каиды, ДАИШ и ополченцев  «Сирийских демократических сил», возглавляемых курдами, завоеватели региона вдоль долины реки Евфрат  всегда изменяли социальные структуры и нейтрализовали авторитетных деятелей.

Они изгоняли  или насильственно перемещают население, чтобы укрепить свою власть и установить своих лидеров. Эту  тактику  Анкара может без колебаний использовать, поскольку она стремится ослабить своих курдских противников и сократить численность сирийских беженцев.

В пятницу министр обороны Турции Хулуси Акар объявил о создании совместного с США оперативного центра для управления буферной зоной вдоль турецкой границы. Турция ссылается на обеспокоенность влиянием сирийских курдских сил, которые Анкара считает ответвлением запрещенной Рабочей партии Курдистана (РПК), и утверждает, что предлагаемая зона позволит сирийским беженцам вернуться домой.

Не было никакого подтверждения от Вашингтона по данным договоренностям, что предполагает  продолжающиеся разногласия с Турцией.

Когда США сократили свое военное присутствие в Сирии в этом году, этот шаг ограничил возможности Вашингтона по предотвращению расширения сферы влияния Турции на севере Сирии за пределы районов Идлиба и сельской местности Алеппо. Это также нанесло дополнительный удар по цели сиро- курдских сил по созданию непрерывной территории вдоль турецкой границы.

Начиная с 2012 года, курдские силы захватили большие территории на северо-востоке Сирии, сначала в качестве Народных сил защиты (YPG), а затем в качестве «сирийских демократических сил (SDF)», когда курдские лидеры завербовали сирийских арабов в свои ряды.

 Северо-восток Сирии –  крупнейшее в стране нефтяное месторождение и житница. Население района является смешанным и в значительной степени племенным, хотя курды составляют большинство в ряде городов. До восстания 2011 года, по оценкам, курды составляли десять процентов из 22 миллионов в Сирии, но были лишены гражданских прав, сотни тысяч были лишены гражданства и не имели права преподавать свой собственный язык, хотя покойный Хафез Аль-Асад одновременно  вооружил РПК  как инструмент своей деятельности против Турции.

Сирийский режим сначала наградил лидеров YPG за помощь режиму в подавлении первоначально мирного восстание против семейного правления Асада. Позже SDF стали верным местным союзником США в войне  против ДАИШ.

По мере  расширения своего влияния курдские ополченцы назначили кадры из своих рядов и из рядов своих партнеров на ключевые и влиятельные посты  на северо-востоке, что привело, соответственно, к уменьшению значения многих местных  арабских и курдских родов. Окончательный авторитет в основном стал принадлежать «апочистам», идеологически горячим сторонникам культа личности Абдуллы Оджалана, лидера РПК, заключенного в тюрьму в Турции.

Новые деятели укрепили свое влияние, продавая пшеницу и нефть сирийскому режиму. США сорвали сделку в мае этого года между  YPG в городе Камышлы и  принадлежащей Дамаску и находящейся, соответственно под санкциями США компанией по ремонту крупного газового завода возле города Дейр-эз-Зор и распределению доходов от него, сообщил источник в курдской администрации Рожавы.

Социально-политические установки, навязанные YPG, напоминают структуры сирийского режима, с его алавитским доминированием, когда в качестве  закулисных наместников на северо-востоке выступают агенты служб безопасности, в то время как структуры местных советов создаются, чтобы создать видимость демократии на местах.

Одна из таких договоренностей, по-видимому, была реализована в городе Манбидж, который SDF отбили  у ДАИШ в начале 2017 года. SDF назначил Фарука Аль-Маши, вождя племени, главой городского совета Манбиджа.

 Фарук Аль-Маши — сын Диаба Аль-Маши, члена «кукольного» парламента Сирии с 1954 года до его смерти в 2009 году. Аль-Маши — старший стал широко известен в Сирии как главный герой документального фильма «Потоп», снятого в 2003 году  сирийским диссидентом Баатби Омара Амиралай. В фильме Аль-Маши хвастается  тем, что является ведущим парламентарием — долгожителем в мире, деталью «демократического фасада» здания построенного Хафезом Аль-Асадом.

Но без поддержки США сирийские курды не смогли бы поддержать многих своих клиентов из числа арабских племен, которые теперь рискуют получить возмездие, если район попадет под контроль Турции. Если предполагаемая буферная зона будет создана, Анкара, вероятно, отправит сюда свою союзную армию, объединяющую участников бывших сирийских повстанческих подразделений.

Радеф Мустафа, известный сирийский курдский адвокат, выступающая против YPG, заявил, что группа усугубила ситуацию, «действуя как одержимое собственной силой ополчение, не заинтересованное в исправлении общества или развитии общин».

«YPG представили себя как  движение, имеющее обширную общественную базу, но это всего лишь маркетинг. Те, кто получил политическую, социальную или финансовую выгоду от своей связи с YPG, в основном, будут спасаться бегством, если идея безопасной зоны будет реализована», — сказал Мустафа корреспонденту TheNational из турецкого города Урфа.

 Радеф Мустафа в свое время возглавил мирные протесты против сирийского режима в начале восстания в Айн-Аль-Араб, который позже стало известно миру под курдским именем Кобани, когда YPG защищали  этот пограничный город от ДАИШ. Но та же самая сила, которая удерживала ДАИШ в страхе, также вынудила Мустафу бежать в изгнание за его критику YPG. С тех пор он  ведет  деятельность по диалогу между арабами и курдскими деятелями с северо-востока в случае ситуации вывода YPG из предполагаемой безопасной зоны.

«Способ предотвратить возмездие — показать, что проблема не в арабах или курдах, а в репрессиях, которые отвергаются обоими народами», — считает Мустафа.

Сирийские беженцы могут отправиться в предлагаемую безопасную зону, если они посчитают ее лучшей альтернативой, чем уменьшение вариантов пребывания  в Турции. Г-н Мустафа предлагает   провести выборы в зоне в течение шести месяцев в качестве шага к построению самоуправления, пока не будет достигнут более масштабный политический компромисс для Сирии.

Но Турция не  заинтересована в реализации такого сценария в районах, находящихся под контролем своих союзников — повстанцев в Идлибе и северном Алеппо. Эти районы также  включают преимущественно курдский анклав Африн, из которого YPG вышли в прошлом году. Все это привело к исходу курдского населения этого района в удерживаемый режимом Алеппо и оставшиеся под контролем YPG районы  на северо-востоке Сирии.

Автор Халид Якуб Увейс      TheNational        Перевод    RiaTaza.com

Мнение высказанное в статье принадлежит исключительно автору и может не совпадать с позицией редакции Riataza 

https://www.thenational.ae/world/syria-s-social-engineering-experiment-1.899814

Об авторе

Neo

Похожие записи