Темная сторона разведывательного сообщества Турции

Темная сторона разведывательного сообщества Турции

Эксперт Американского института предпринимательства: «Темная сторона разведывательного сообщества Турции: Анкара и ее разведка MIT, видимо, пытаются  использовать некорректные и ложные сведения, чтобы подорвать и ограничить дипломатические возможности США

На прошлой неделе посольство США в Турции обнародовало заявление, в котором говорится, что Вашингтон достиг соглашения о реализации «первоначальных мер для решения проблем безопасности Турции» и создания «мирного коридора» в контролируемых курдами районах Сирии. Целью соглашения является предотвращение  дальнейшего распространения  кризиса, в результате которого турецкие военные сосредоточились  вдоль сирийской границы и угрожают оккупировать северную Сирию, якобы для борьбы с терроризмом. Детали соглашения не были обнародованы.

Официальные лица Турции давно жаловались, что партнерство США с сирийскими курдами является предательством  многолетнего  партнерства США и Турции. Турецкие дипломаты утверждают, что «Народные подразделения защиты» (YPG) и связанные с ними ополченцы связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), в США определенной, как «террористическая группа». Власти Турции неоднократно заявляли своим американским коллегам, что «нельзя   бороться с одной террористической группой с  помощью другой».

Это правда, что есть связи между PПK и YPG, хотя они не являются взаимообусловленными. Также верно и то, что РПК  признана в США террористической группой, но турецкие власти совершенно неправы, считая эквивалентными  YPG в Сирии и ДАИШ. Действительно, такая  настойчивость Турции воспринимается с иронией, учитывая, что Соединенные Штаты начали сотрудничать с YPG только тогда, когда стало очевидно, что политическое руководство Турции, включая собственную семью президента Реджепа Тайипа Эрдогана, и разведывательные службы активно поддерживали и получали  выгоды  от  ДАИШ и других «филиалов»  Аль-Каиды в Сирии.

Проблемы с турецкой аргументацией многогранны. Во-первых, нет никаких доказательств того, что YPG или PПК замышляют или проводят прямые террористические операции из Сирии. А ведь именно это обвинение было заявленной причиной начала Турцией в январе 2018 года операции «Оливковая ветвь». Однако  спустя двадцать месяцев стало ясно, что операция была направлена ​​больше на этническую чистку курдского населения региона, чем на искоренение терроризма.  Недобросовестность этих  действий Турции демонстрирует ее готовность  принять несколько десятков боевиков ДАИШ в союзное Анкаре  ополчение,  действующее в Африне. Большинство американских чиновников, а также растущее число европейских и арабских дипломатов понимают, что Турция некорректно использует ярлык терроризма как политическое оружие против оппонентов.

Ложные обвинения Турции против YPG — это только верхушка айсберга. Эрдоган обвинил конкурирующих политиков, как из «прокурдской»  ДПН, так и из левоцентристской Республиканской Народной Партии в поддержке терроризма, в результате чего многие были заключены в тюрьму. Он также обвинил  своего бывшего союзника, находящегося в Пенсильвании  мусульманского проповедника Фетхуллу Гюлена, в том, что он является террористом, заключил в тюрьму десятки тысяч его последователей, хотя сам  Эрдоган каким-то образом игнорирует  свою собственную роль в возвышении в свое время Гюлена и  расширении   возможностей его деятельности. Тысячи документов, которые  турецкий лидер передал властям США, чтобы добиться поддержки в выдаче Гюлена, не содержали никаких доказательств и  Министерство юстиции США пришло к выводу, что документы, предоставленные Турцией, часто имели серьезные недостатки, если не были вообще  поддельными. Увы, такой слабый уровень  работы спецслужб  стал правилом, а не исключением при режиме Эрдогана.  В годы, предшествовавшие неудачному перевороту в июле 2016 года, Эрдоган руководил многократными чистками политических противников, основываясь на «доказательствах», которые впоследствии даже турецкие суды посчитали сфабрикованными. После того, как я впервые раскритиковал коррупцию и финансовую непрозрачность в Турции пятнадцать лет назад, а затем, опираясь на широкий круг источников и контактов, успешно предсказал переворот, Эрдоган решил, что я тоже был террористом, и  наш «союзник» даже  назначил  награду за мое поимку .

То, что турецкое разведывательное сообщество в своей деятельности базируется больше на политической целесообразности и желаемом видении[положения вещей] , чем на профессионализме, совершенно очевидно. Тогда возникает вопрос для политиков США: как давно турецкая разведка  настолько коррумпирована?  Ведь задолго до сегодняшних дипломатических кризисов Центральное разведывательное управление и Государственный департамент полагались на турецкие спецслужбы и интегрировали их в свою  деятельность.

Рассмотрим  вопрос с РПК. Государственный департамент США  обозначил ее террористической группой в 1997 году на фоне усилий администрации Клинтона по завершению крупной продажи оружия Турции. Как показывает Ализа Маркус в своей оригинальной истории РПК «Кровь и вера», в то время как РПК участвовала в насилии и, возможно, терроризме в первые годы своей кампании, к  концу 90-х вполне созрела для полноценного восстания. Тогдашний  Президент Турции Тургут Озал даже планировал серьезные переговоры с РПК вплоть  до своего смертельного сердечного приступа в 1993 году.  И двадцать лет спустя неясно, соответствует ли РПК определению «террористическая организация». Действительно, в начале этого года бельгийский суд постановил, что РПК и его организации, представляющие гражданское общество, не являются террористической организацией. Это решение является последним в череде турецких потерь, когда европейские суды изучают доказательства, лежащие в основе обозначения апочистов террористами. Это не означает, что в отношении Турции не имеет место курдский терроризм: «Соколы свободы Курдистана» (TAK) начали нападения внутри Турции, но нет никаких доказательств того, что они были организованы  в Сирии, или в оплоте РПК на горе Кандиль в Ираке,  а также то РПК и ТАК взаимозаменяемы, больше, чем другие спойлеры террористов, стремящиеся подорвать примирение на протяжении многих лет.

В контексте США вопрос заключается не только в том, существуют ли какие-либо доказательства, независимые от турецких правительственных источников в поддержку заявлений о том, что РПК является террористической организацией, но также в том, являются ли ведущие курдские чиновники преступниками. Рассмотрим, например, случай с Адемом Узуном, членом исполнительного совета Национального конгресса Курдистана (КСК) и ведущим курдским интеллектуальным и политическим активистом, за чьим   арестом в 2012 году в Париже  последовал бельгийский иск, на основе которого, в конечном итоге, было отменено определение РПК, как террористов. В 2011 году, когда президент Барак Обама по-прежнему считал Эрдогана одним из своих «самых доверенных» иностранных друзей, министерство финансов США назвало Узуна и нескольких его коллег «Особенно разыскиваемыми  главарями незаконного оборота наркотиков». Правительство Эрдогана обрадовалось этому. Но,  такое определение изначально  парализует любую возможность официальных лиц США взаимодействовать и обсуждать что-либо  с ведущими курдскими деятелями при том, что  нет никаких признаков того, что информация, подтверждающая все это и  предоставленное Соединенным Штатам Турцией, основана на реальности.

Проще говоря, Турция и ее Национальная разведывательная организация (MIT), по-видимому, злоупотребляют разведывательным и дипломатическим процессом, пытаясь использовать некорректные и ложные сведения, чтобы ограничить и подорвать дипломатические возможности США. Вместо того, чтобы слепо принять обвинения Турции против YPG, РПК и ведущих курдских интеллектуалов и активистов, пришло время разведывательному сообществу США проверить все разведданные, которые Турция предоставила за последние несколько десятилетий. Это нужно чтобы убедить[общество], что cпецслужбы  остаются аполитичными  и некоррумпированными  и что Турция не злоупотребляет разведывательным сотрудничеством, с целью вмешательства в американскую дипломатию и политические процессы. Возможно, такая проверка обнаружит, что выводы, сделанные в настоящее время Центральным разведывательным управлением и Государственным департаментом, оправданы. Более вероятно, однако, учитывая, что недавние «турецкие досье» являются сфабрикованными, что в Вашингтоне произойдет серьезная переоценка. В любом случае, поскольку администрация Трампа и ее спецпосланник  по Сирии Джеймс Джеффри принимают решения о жизни и смерти,  могущие влиять на регион в течение последующих  десятилетий, ни один чиновник не должен применять свою дипломатическую ловкость таким образом, чтобы ставить слова Турции, выше фундаментального стремления к истине.

Автор-Майкл Рубин, эксперт Американского института предпринимательства.

NationalInterest         Перевод    RiaTaza.com

В статье изложено исключительно мнение ее автора.

Об авторе

Neo

Похожие записи