Аналитик: Почему Ирак ограничил использование cвоего воздушного пространства западными союзниками?

Аналитик: Почему Ирак ограничил использование cвоего воздушного пространства западными союзниками?

Причина, по которой премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди ограничил использование иракского воздушного пространства коалицией во главе с США, в настоящее время неясна, хотя существует несколько возможных мотивов.

По  приказу премьер-министра ( в Ираке именно премьер-министр является главкомом Вооруженных Сил — RiaTaza) самолеты коалиции, желающие использовать иракское воздушное пространство, теперь должны получить прямое разрешение от Багдада. Возглавляемая США коалиция незамедлительно объявила, что будет соблюдать новые условия Багдада.

С того момента, как в 2014 году началась   военно- воздушная кампания под руководством США против группировки «Исламское государство» (запрещено в россии), коалиция координировала свои действия непосредственно с Багдадом.  Ситуация была иной  в соседней Сирии, где США отказались координировать свою кампанию с режимом Башара Асада.

Абдул-Махди, возможно, просто использует свое право ограничить использование воздушного пространства Ирака иностранными самолетами, чтобы продемонстрировать свою реальную власть в суверенном  Ираке и  заставить замолчать своих воинственных соперников.

Он также мог ограничить доступ к воздушному пространству Ирака в ответ на предполагаемые авиаудары Израиля по поддерживаемым Ираном  и признанных иракским государством «сил  народной мобилизации»,  известных под арабским названием   Хашд аш-Шааби.

Утверждается, что этим летом Израиль стоял как минимум  за тремя  авиаударами по иракской земле. Первые два в июле поразили цель возле Амерли в провинции Саладин и на базе Камп-Ашраф в провинции Дияла. Обе эти военные базы находятся под контролем организации «Бадр», несомненно, самого лояльного и долгосрочного иранского  союзника в Ираке. Третий предполагаемый удар произошел 12 августа по  военной базе аль-Сакр к юго-западу от Багдада, где хранилось оружие, принадлежащее «Хашд».

Интересно отметить, что запрет Абдул-Махди на несанкционированные полеты совпал с его приказом о перемещении баз и складов оружия в иракских городах, что убедительно свидетельствует о наличии некоторой связи между этими недавними взрывами и введением запрета на полеты.

Существует также предположение, что израильские самолеты, стоящие за этими ударами, — вероятно, и  есть новые  «невидимые» истребители-бомбардировщики F-35 пятого поколения. Эти  самолеты, которые впервые появились на боевом дежурстве в израильской армии в прошлом году,  использовали позывные коалиции и даже копировали их идентификацию и систему идентификации радаров «свой-чужой» (IFF), чтобы не вызывать подозрений со стороны Багдада.

Это может объяснить, как бомбардировщики смогли так глубоко проникнуть в воздушное пространство Ирака.

С 2013 года Израиль бомбил связанные с Ираном цели в Сирии сотни раз и признал, что эта воздушная кампания продолжается.

Если Израиль расширит свою кампанию в Ираке, это будет первый раз, когда он бомбит страну с тех пор, как его воздушные силы атаковали ядерный реактор Осирак в ходе дерзкого налета в 1981 году.

Кстати, в мае иракский парламент рассмотрел законопроект, который призывал Багдад добиваться компенсации от Израиля за нападение 1981 года.

Мотивом, по которому Израиль может нанести удар по поддерживаемым Ираном силам «Хашд» в Ираке, может быть недопущение обладания ополченцами ракетами большой дальности, поставленными их патронами в Тегеране. Отчеты и анализ за прошедший год позволяют предположить, что Иран, возможно, поставлял своим  «Хашду» в Ираке артиллерийские снаряды и может даже стремиться снабдить их баллистическими ракетами малой дальности.

Воздушная кампания Израиля в Сирии в первую очередь направлена ​​на то, чтобы не позволить Ирану использовать Сирию в качестве канала для снабжения «Хизбаллы» в Ливане ракетами.

Если у Израиля есть основания подозревать, что Иран пытается сделать Ирак стартовой площадкой для своих cоюзников  в их   стрельбах по Израилю, возможно, в рамках более крупной региональной войны, то он вполне может предпринять упреждающие военные действия сейчас, как израильтяне обычно делали ранее. Однако бомбардировка иранских целей в Сирии — это одно, но расширение своей воздушной кампании на Ирак — это совсем другое, поскольку США хотят сохранить Ирак в качестве регионального союзника, с которым он может работать.

Тегеран не хотел бы ничего, кроме как подорвать сотрудничество между Багдадом и Вашингтоном, поскольку это позволило бы ему легче укрепить свои позиции в Ираке.

В то же время Багдад, вероятно, продолжит балансировать, чтобы поддерживать сердечные отношения с двумя постоянными соперниками – США и Ираном.

Введя ограничения на полеты в воздушном пространстве Ирака, Абдул-Махди предпринимает четкие шаги по формированию суверенитета Ирака. В то же время он не указывает пальцем на Израиль, вероятно потому, что  не хочет рисковать эскалацией, которая может привести к тому, что его страна станет главным полем битвы в региональной войне между Ираном и Израилем.

Его дилемма незавидна. С одной стороны, он не может считаться слабым, когда речь идет о защите суверенитета Ирака. С другой стороны, его правительство также не может быть слабым перед лицом иранского накопления ракет на его земле, что, скорее всего, и привело к первым подозреваемым израильским авиаударам на иракской земле за 38 лет.

Пол Иддон     Rudaw.net       Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 5

  1. Мураз Аджоев

    Премьер-министр, главнокомандующий Абдул-Махди «предпринимает шаги по формированию суверенитета», основополагающие признаки которого (единство и территориальная целостность государства) давно утрачены. Ирак — катастрофически несостоявшаяся, ужасающим образом распавшаяся бывшая федеративная республика, ставшая территорией кровавого хаоса, враждебных противостояний, радикально-экстремистского терроризма. Никакие «ограничения» в использовании воздушного пространства фактически уже несуществующего Ирака не могут помешать Израилю и США для нанесения ударов по военным объектам КСИР Иранского режима и их местных партнёров в лице 100-тысячного арабского шиитского про-иранского ополчения.

  2. Валерий Емельянов

    Уважаемый Мураз. Единство и территориальная целостность никогда не были основополагающими признаками суверенитета. Это, если хотите, понятия, в разных плоскостях лежащие. И если единство и территориальная целостность ( причем юридически значимым является именно понятие «территориальная целостность», синонимичное имеющему более широкое употребление понятию «единство») являются «АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫМИ, или, если хотите, «ГЕОГРАФИЧЕСКИМИ» критериями бытия государства, то суверенитет — ПРАВОВЫМ,

  3. Мураз Аджоев

    Уважаемый Валерий, Багдад фактически уже не обладает той полнотой государственной власти, верховенство и независимость которой признавалась бы должным образом на всей территории Иракской арабской федерации, а также в международных отношениях. Такая же картина с «суверенитетом» отчётливее наблюдается и в САР. А что и зачем Вы хотели (по сути) выразить в своём комментарии, честно говоря, не совсем понятно.

  4. Валерий Емельянов

    Уважаемый Мураз. Пока что и Багдад, и Дамаск обладают суверенитетом на большей части свих территорий. Да во многом это обеспечивается вооруженной силой, руководимой опять же… Багдадом и Дамаском. Можно долго утверждать, что они марионетки Тегерана, Эр-Риада ( далее по списку), но известно, что арабы ( в смысле их политической элиты) никогда не позволяли и не позволят установить над собой полный внешний контроль. И никому — ни Вашингтону, ни Москве, ни Пекину. Поэтому говорить о несостоявшемся государстве в Ираке и Сирии сейчас, по крайней мере, преждевременно. Из всех стран арабского мира сегодня под определение failed state подходит, пожалуй, только Ливия.

    1. Мураз Аджоев

      Дамаска (САР) нет ни в ЛАГ, ни даже в «коалиции стран-партнёров (России, Турции и ИРИ), а большая часть территории фактически очень давно уже контролируется не Сирийским режимом. А Багдад, как Вы отметили, поддерживает «суверенитет» с помощью вооружённых сил армии, а также незаконного шиитского ополчения, грубо нарушая Конституцию Иракской федерации. Так что, уважаемый Валерий, не следует называть «белым» то, что является во всех смыслах абсолютно «чёрным».

Комментирование закрыты.