«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Почему ДАИШ возвращается в Ираке и Сирии?

Почему  ДАИШ  возвращается  в Ираке и Сирии?

За последние пару недель было несколько сообщений о возрождении  Даиш(запрещено в России) в Ираке и Сирии. По всей видимости, джихадисты перегруппировываются, облагают данью изолированные сельские общины, увеличивают число нападений (включая нападение, в ходе которого американский солдат был убит в Ниневии на прошлой неделе) и реорганизуются для начала  партизанской  войны, как это было до 2014 года.

В новом отчете Генерального инспектора Министерства обороны США утверждается, что  у ДАИШ по-прежнему около 14 000–18 000 боевиков в Ираке и Сирии. В докладе нет ничего общего с решением президента Дональда Трампа резко сократить и без того ограниченное число американских войск в Сирии и вывести  также много дипломатического персонала из Ирака, обвиняя его в том, что именно эти шаги и способствовали возрождению ДАИШ.

Когда Бретт МакГерк, специальный представитель президента США в международной коалиции по противодействию ДАИШ, подал в отставку в декабре после объявления Трампом о выводе войск из  Сирии, он предупредил, что эта политика приведет к хаосу и «созданию среды для процветания экстремистов». Другие высокопоставленные чиновники также решили уйти в отставку из-за   этого решения, в том числе тогдашний министр обороны Джим Маттис. Все категорически не согласны с «миссией Трампа» и  лозунгом «давайте двигаться дальше».

Почему борьба с  ДАИШ в Ираке и Сирии оказывается такой сложной?

В таких местах, как Афганистан, с его  высокими горами, низким уровнем развития и населением,  из которого семьдесят процентов — сельское, можно понять серьезные проблемы борьбы с повстанцами. Сирия и Ирак, однако, сравнительно гораздо более развиты и их население на семьдесят процентов является  городским. Районы, в которых работает ДАИШ, также довольно равнинные, там нет труднопроходимой горной местности, столь полезной для повстанцев.

Соединенные Штаты также не всегда терпят неудачу в установлении стабильности после войны. После Второй мировой и Корейской войн американцы сохранили приверженность созданию новых, дееспособных правительств в Германии, Японии и Южной Корее. Несмотря на то, что после этих войн они столкнулись с нападениями повстанцев (в основном в Германии), они оставались приверженными восстановлению этих постконфликтных обществ и  успехов на основе использования американских принципов.

В Ираке решение США о том, чтобы в 2006 году развивать и сотрудничать с союзными суннитскими силами – «Советом пробуждения» Сахва или суннитским ополчением «сыновья  Ирака» — положило конец  мятежу Аль-Каиды в этой стране. Однако, когда США внезапно вышли в декабре 2011 года, иракское правительство при Нури аль-Малики быстро «кинуло» Советы Пробуждения, прекратив выплату зарплаты и не включив их или их общины в систему управления Ирака, как и вообще суннитов  в целом, Результат наступил всего три с половиной года спустя, когда ДАИШ захватила Мосул и большую часть суннитского арабского Ирака.

Наряду с резким выводом, возможно, именно недостаточная приверженность Вашингтона поддержке надлежащего управления, федерализма и разделения власти в Ираке (и, возможно, в Сирии) является причиной более острой проблемы повстанчества, чем предполагалось. Ирак, в частности, имеет свои собственные доходы, но без реального разделения власти этот доход и потенциал  к восстановлению никогда не попадут в те «постконфликтные» районы, которые в этом больше всего нуждаются.

Ниневия, Киркук, Саладин, Анбар и другие пострадавшие от войны районы все еще лежат в руинах. В Сирии то же самое относится и к Ракке и другим бывшим оплотам ДАИШ. В Сирии возглавляемая курдами администрация и ее силы остаются изолированными, подвергаются обструкции и не имеют никаких финансовых средств, для эффективного управления освобожденными районами. В Ираке суннитские арабские районы по-прежнему лишены автономии, наподобие курдистанской или значимой роли в Багдаде, что означает, что они мало что могут сказать о институтах, которые ими управляют.

Особенно в регионах с большим количеством межрелигиозных трений  высокий уровень разделения власти, децентрализации и финансовых средств для нормальной работы местных администраций остаются критически важными для постконфликтного восстановления и стабильности. Хотя боснийский пример не идеален, этот подход остается жизнеспособным.

Однако, если Вашингтон не примет больше обязательств в отношении северо-восточной Сирии и не заставит Багдад соблюдать свою собственную децентрализацию и федеральную конституцию, гидра повстанческого джихадизма и нестабильности в целом будет продолжать преследовать этот район и заставлять Америку вернуться обратно.

Американское обязательство не должно быть в масштабе Плана Маршалла, который восстановил Европу или бесконечного размещения войск в Южной Корее. Нужно просто играть умно и более серьезно относиться к своим усилиям.

 Дэвид Романо  ИА  Rudaw    Перевод  RiaTaza.com

Высказанное мнение принадлежит автору и не обязательно отражает позицию ИА  Rudaw и Riataza

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    МакГерк был представителем той самой команды США во главе с президентом Обамой, которая и выводила почти весь контингент американских войск из Ирака в 2011 году, поощряя сначала премьер-министра Малики, а затем Абади в их откровенном стремлении укрепить и усилить доминирование арабских (преимущественно про-иранских) шиитских политических и религиозных элит во всех ветвях Иракской государственной власти, в структурах вооружённых сил армии, полиции и службы безопасности. Тогда США оказывали всей этой власти всеобъемлющую военно-техническую помощь и поддержку, полностью игнорируя военные потребности армии Пешмерга Региона Курдистан. Потом наступил 2014 год, когда бригады и дивизии Иракской армии и полиции, в панике бросив весь арсенал вооружений и боевой техники бежали из провинции Мосул, испугавшись всего лишь нескольких тысяч вооружённых арабских суннитских джихадистов-террористов, прибывших из Сирии. Бретт МакГерк был откровенно анти-курдским политиком-дипломатом США, который был против проведения Референдума о независимости и не хотел предотвратить незаконную оккупацию Киркука и других «спорных территорий» Южного Курдистана силами Иракской армии, полиции и шиитского ополчения при поддержке КСИР ИРИ. К счастью, этого подонка нет в команде администрации президента Трампа.

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.