«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Чем скорее американцы решат назвать это блефом, тем лучше для Ближнего Востока

Чем скорее американцы решат назвать это блефом, тем лучше для Ближнего Востока

Кредо Реджепа Тайипа Эрдогана с 2015 года было простым: когда он в беде, он начинает операции против некоторых курдов. Несмотря на то, что его страна избалована выбором, когда речь заходит о серьезных проблемах – и рискует новыми санкциями США за покупку российской противоракетной обороны – единственное, что, казалось бы, концентрирует ум турецкого президента, — это мифическая угроза безопасности со стороны турецких и сирийских курдов.

Таким образом, организованное наращивание турецких сил вдоль границы с Сирией сопровождается леденящими душу угрозами со стороны министров и официальных лиц. Стратегия Анкары по балансированию на грани войны и запугиванию сработала настолько хорошо, что чиновники администрации Трампа, как сообщается, согласились создать совместный оперативный центр со своими турецкими коллегами для наблюдения за так называемой безопасной зоной.

Редко новости о соглашении встречались с таким презрением, за исключением, по-видимому,  несгибаемых сторонников Эрдогана. Даже источник в МИД правительства Башара Асада утверждал, что сирийские курды, “согласившись стать инструментом в этом агрессивном американо-турецком проекте, несут историческую ответственность в этом отношении”. Ничто не может быть дальше от истины, конечно.

Сирийские курды, вероятно, так же мало хотят видеть турецкие военные патрули на своей территории, как и заключить соглашение о разделе власти с Дамаском. Но, как всем известно, они не участвуют в переговорах и не могут диктовать свои условия. Американские переговорщики тоже вряд ли могут быть обвинены в умиротворении своих турецких коллег, когда позиция их собственного президента была неустойчивой, если не откровенно нелояльной.

После драматического объявления победы над группировкой «Исламское государство» (запрещено в России) на северо-востоке Сирии в декабре прошлого года Дональд Трамп дал сигнал о скором выводе американских сил, которые помогали главным образом курдским Сирийским Демократическим силам (SDF) в составе международной коалиции. Эти заявления вызвали краткую дрожь восторга в Анкаре, Москве, Тегеране и Дамаске – и предсказуемую негативную реакцию со стороны истеблишмента национальной безопасности США.

Только после отставок некоторых ключевых должностных лиц национальной безопасности, в частности министра обороны Джеймса Мэттиса и полпреда президента по борьбе с ИГИЛ Бретта Макгарка, а также резолюций, внесенных республиканскими законодателями, Трамп согласился сохранить костяк сдерживающих сил для поддержки SDF. С тех пор сирийские курды поняли, что осторожность всегда является лучшей частью доблести, когда вы являетесь одной из слабых сторон в ближневосточном конфликте.

Теоретически говоря, в мире, где свирепствуют преследования уязвимых мусульманских меньшинств, от Крыма до Кашгара, исламистское правительство Эрдогана могло бы легко поставить один такой вопрос как свой собственный и потратить свой дипломатический капитал на облегчение страданий и спасение жизней мусульман в этих регионах. По крайней мере, база поддержки партии АКП, состоящая из консервативных, благочестивых турок, осталась бы мотивированной. Однако такой подход мог поставить под угрозу политические и экономические связи Турции с Россией, Китаем и другими державами, чьи лидеры “крутые парни” имеют много общего с Эрдоганом.

Таким образом, то, что выбрал Эрдоган, является причиной, которая обещает разбудить страсти религиозных турок, но не рискует разозлить могущественные страны, которые систематически преследуют свои мусульманские меньшинства и препятствуют разрешению гражданского конфликта в Сирии. Рабочая партия Курдистана Турции (РПК) и Отряды народной защиты Сирии (YPG) совместно представляют собой врага, с которым Эрдоган хотел бы начать войну, чтобы укрепить свою поддержку среди турецких националистов и консервативных исламистов.

Дополнительным стимулом для открытой турецкой политической и военной кампании против РПК и YPG является то, что даже сторонники ИГ и Аль-Каиды н будут с этим  согласны. Если смотреть сквозь идеологически окрашенные линзы Эрдогана, курды Турции и Сирии являются воплощением отвратительных либеральных социальных ценностей и стойкого духа, которые стоят на пути захвата Ближнего Востока и Северной Африки консервативными религиозными партиями, которые пропустили автобус Арабской весны.

Под всеми разговорами о «терроризме” и «безопасности» цели Эрдогана сводятся к завершению незавершенного дела Исламского государства по разгрому курдов в Кобане, Рас-Аль-Айне, Синджаре и Манбидже. Немногочисленные нападения, которые курдские повстанцы смогли осуществить на турецкой земле или против турецких интересов в других местах, вряд ли являются тем вызовом, который нормальное правительство поставило бы на первое место за счет таких целей, как прекращение внутренней политической поляризации, восстановление разрушенной экономики и восстановление связей с союзниками по НАТО.

Так что же должны сделать американские переговорщики, чтобы северо-восточная сирийская пороховая бочка не взорвалась?

Для начала, они должны прекратить рассматривать турецкие обвинения против YPG как евангельскую истину. Вместо этого турецкую сторону следует попросить привести конкретные примеры, которые внушили бы доверие к намерениям их руководства. Нельзя замалчивать прецедент, созданный жестоким захватом Африна в 2018 году турецкими военными и их местными сирийскими доверенными лицами и последующей этнической чисткой этнических курдов из кантона.

Во-вторых, туркам следует предложить в качестве меры укрепления доверия освободить заключенных в тюрьму членов и законодателей прокурдской Демократической партии народов (ДПН), включая двух бывших сопредседателей-Селахаттина Демирташа и Фигена Юксекдага.

В статье для Rudaw от 31 мая Гиран Озкан, представитель ДПН в США, правильно отметил, что “ничто так не объединяет государства Турцию, Иран и Ирак, как оппозиция курдскому стремлению к самоопределению”. В гораздо большей степени, чем Иран и Ирак, это печальный комментарий к положению дел в Турции, светской республике, которая в идеале должна была превратиться к настоящему времени в уверенный образец терпимости, плюрализма, свободы выражения мнений и демократических ценностей.

Наконец, американские переговорщики не должны стесняться признать Бессмертный долг человечества перед SDF за перелом в войне против ИГ. В то время как турки заслуживают похвалы за щедрое открытие своих дверей для перемещенных сирийцев среди других политических изгнанников, их вклад в разгром ИГ не следует рассматривать как больший, чем он есть. Во всяком случае, турецкое правительство с самого начала пыталось подорвать борьбу курдов с ИГ, демонстрируя полное игнорирование Международного общественного мнения или вердикта истории.

Теперь Эрдоган, верный себе, пытается блефовать и запугивать свой выход из сложных внутренних проблем. Чем скорее американцы решат назвать это блефом, тем лучше для Ближнего Востока.

Арнаб Нил Сенгуптанезависимый журналист и комментатор по Ближнему Востоку.

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают позицию Rudaw и Riataza.

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Валерий Емельянов

    Да, видно пока у матросов нет вопросов, а у капитанов ответов. Ну, что, еще неделька такой качки и третьему штурману придется брать на себя штурвал.

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.