«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Кто они — герои и новаторы курдской свадебной музыки?

Кто  они —  герои и новаторы курдской свадебной музыки?

Абдулла Херки вопит: «Выходи! Где жених?!», Прежде чем его клавишник превращается в неистовое соло, чтобы вывести на танцпол свадебную толпу в Дохуке, городе в иракском Курдистане. Танцоры сплетают свои мизинцы и свивают в танце змею на линии по всему залу. Брат невесты впереди, вращая подушку, которую позже будут использовать молодожены, чтобы завершить свою свадьбу.

Курдские свадьбы могут длиться несколько дней, превращаясь в настоящий  марафон. Один свадебный гость объяснил Al-Monitor: «Это момент, которого мы все ждем. Все  в этом мире приводит, в конечном итоге к… свадьбе». Учитывая важность свадеб в курдской культуре, музыканты играют ключевую роль в создании акустической эстетики праздника.

Поскольку курды на Ближнем Востоке рассредоточены по разным странам, более полезно сравнивать различные разновидности курдской свадебной музыки по лингвистическим критериям (курманджи, сорани, горани и заза) или топографическим линиям (равнины и горы), а не по этническим границам.

Курдская свадебная музыка подчеркивает коллективный характер танца. Однако курды с гордостью отмечают, что мужчины и женщины часто танцуют вместе. Эти свадебные танцы обычно начинаются как простые линейные танцы, но сложность и скорость танцев увеличиваются в течение  праздничного вечера. Некоторые танцоры демонстрируют выразительные  и эксцентричные номера  в кругу, полукруге, паре или соло. Разделения существуют в танцах, которые параллельны лингвистическим разделениям в курдском языке. Танцоры курманджи стоят прямо, руки держатся прямо по бокам – позиция, известная как «курдская рука»  и прыгают резкими движениями, в то время как танцоры- сорани делают более простые шаги, ритмично двигая плечами вверх и вниз, кружась с музыкой.

Свадебные музыканты исторически принадлежали к  цыганам, а не этническим курдам. Однако во второй половине 20-го века, когда курдское культурное выражение было декриминализовано и приобрело большую самостоятельность и известность,  многие амбициозные курды стали непосредственно участвовать в музыкальном сопровождении свадеб.

Основу свадебного музыкального ансамбля традиционно составляют играющий на  зурне – деревянном духовом инструменте, а также доле — большом цилиндрическом барабане. Основываясь на этом шаблоне, музыканты из разных областей предпочитают разные типы инструментовки. В Камышлы, Нусайбине и Мидьяте, вдоль сирийско-турецкой границы,  на свадьбах используется региональный вариант скрипки – керманча, в то время как говорящие на курманджи курды используют скрипку. В иранских курдских городах, таких как Махабад и Букан, Зарб или Дарбука, барабан в форме кубка.

В настоящее время самые запоминающиеся мелодии свадебного танца стали «электрическими», с использованием дымных образцов из драм-машины или электробагламы, струнного инструмента, близкого сазу или лютне. Дузула, рог армянского происхождения, был заменен в районах, где говорят на сорани, клавишными инструментами, а в общинах вдоль ирано-иракской границы на некоторых свадьбах играют даже два  клавишника. Проходя полный круг, исполнители электробагламе, танбуре или сазе теперь подражают пронзительным и бодрым звукам зурна, чтобы ускорить темп.

Группа должна чувствовать энергию толпы, чтобы создать танцевальный темп. «Вы стараетесь разогреть толпу как можно сильнее», — сказал Бадал Шамсани, который играет усиленный саз с 1988 года. Интересно, что ближе к вечеру музыканты могут играть популярные некурдские песни, которые отражают региональную принадлежность; это может быть танцевальная музыка Анкары, арабески или чоби, иракский эквивалент арабского хороводообразного танца дабке.

 Среда свадебных музыкантов  очень высококонкурентна. Шораш Бейкер, родом из Африна  в северо-восточной Сирии,  так говорил об этом тесном пространстве. «Талант  очень важен в нашем деле, —  говорит он. — Если у вас его нет, никто не возьмет вас на работу». Он добился большого успеха в Сирии,  его бронировали за несколько месяцев заранее, а иногда приходилось  выступали на двух свадьбах за один вечер. Однако после переезда в Германию у него возникли проблемы с тем, чтобы заявить о себе среди курдов диаспоры в Центральной Европе.

Али Аврики, популярный свадебный певец из деревни недалеко от Дохука, хорошо известен своей харизматичной улыбкой и хорошим настроением. Он исполняет бойкие традиционные народные песни с изюминкой более 20 лет. В последние два года он начал делиться своими выступлениями в Instagram, и его популярность резко взлетела вверх. Это помогло ему записать свой лучший концерт еще несколько месяцев назад в Захо, городе на иракско-турецкой границе. «Я стоял на сцене и широко улыбался, когда мои музыканты начинали играть, — рассказывает он.  Все взбесились. Изначально он должен был закончить в полночь, но выступление продлилось далеко за 2 часа ночи. И никаких тебе отключений электричества или  кричащих детей. Музыка и танцоры связаны. Свадебный спектакль был похож на сон».

От музыкантов требуется  умение переключать культурные коды  и универсальность, чтобы создать опьяняющий опыт, не переступая через социальные и политические «красные черты». Музыкант Омар Сулейман, достигший международного успеха, начал свою карьеру, выступая на свадьбах в Хасаке, Сирия. Он использует двойную музыкальность, переключаясь с арабского и курманджи, в зависимости от состава собравшихся гостей.

Но даже если они определяют атмосферу и внимание аудитории, риски у исполнителей также могут быть значительными. В 2018 году двое свадебных певцов были арестованы за пение песен на курдском языке на свадьбе в Стамбуле. Курдский язык был декриминализован в Турции лишь в начале 1990-х годов, что привело к росту числа  профессиональных свадебных музыкантов.

Джордж Мурер, этномузыковед и документалист, объяснил, как этот жанр стал электрифицированным. «Крестным отцом «электрификации» является Бисмилли Зеко, — сказал он, — для свадебных музыкантов северо-западного Курдистана его значение огромно, поскольку он вносит вклад в создание вдохновляющих и глубоких звуков».

Кассеты Сеида Гебари помогли еще больше популяризировать электрифицированную курдскую народную музыку на свадьбах, коммерциализовав, таким образом, использование электробагламы. По словам Мюрера, все больше и больше музыканты эксперементируют, «начиная объединять эстетику тяжелой рок-гитары со специфическими тембрами и стилями фраз часто шумных народных инструментов, таких как зурна и кеманча».

Херки, ученик Сеида Гебари, старается постоянно вводить новшества и исполнять оригинальные песни, чтобы оставаться на вершине жанра. Его прорывная песня «Хабиби Асмар Чоклета» в 2012 году сочетала в себе влияние арабского, турецкого, курманджи и сорани.

 Но даже успешные певцы должны вынести изнурительный, неблагодарный график и ряд проблем. «Однажды я случайно спел неправильное имя, приветствуя отца жениха», — сказал Херки АL-Monitor, вспомнив это со смущением.

Но это ничто по сравнению с тем, чтобы быть вовлеченным в драку между членами двух семей или погоню за хозяином свадьбы, чтобы получить согласованную заранее  сумму. Возможно, самое трудное — это  оказаться лицом сообщества в трудные времена. Один певец вынужден был прекратить выступление и объявить неприятную новость о том, что брат невесты был убит боевиком ДАИШ. Свадьба превратилась  в похороны.

Визы — еще одно препятствие, с которым сталкиваются певцы, пытающиеся обрести международную аудиторию. Аврики сказала «Аль-Монитор», что консульство США в Эрбиле трижды отказывало ему в визе. Его пригласили выступить на свадьбах в Нэшвилле, штат Теннесси, где проживает значительное курдское население. Мурер неоднократно приглашал группы на крупные мероприятия, такие как SXSW, музыкальный фестиваль, проводимый в Остине, штат Техас, но всегда не получал им виз. «Консульство США в Анкаре не любит выдавать молодым парням из рабочей среды с минимальным образованием и отсутствием знания  английского языка визы, — говорит он, — даже если их пригласили принять участие в фестивале».

Несмотря на то, что проблем предостаточно, все еще есть надежда на глобальный сдвиг, учитывая нынешнюю новизну этого звучания. Курдские певцы находятся под влиянием рока, электронной танцевальной музыки, хип-хопа и поп-музыки, что неизбежно подтолкнет мировую музыкальную аудиторию к более глубокому пониманию креативности, исходящей из курдского региона. И  в то время как музыканты ждут более широкой и разнообразной аудитории, всегда найдется еще одна свадьба, чтобы выступить на ней.

Автор-Джошуа Лефковиц, журналист и культуролог. Al-Monitor     Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи