«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Американский эксперт: «Ужасное решение» спецпредставителя по Сирии Джеймса Джеффри может породить хаос в регионе

Американский эксперт: «Ужасное решение» спецпредставителя по Сирии Джеймса Джеффри может породить хаос в регионе

Президент Дональд Трамп вступил в должность, пообещав сократить, если не прекратить вообще   участие Америки в войне  на Ближнем Востоке. «Великие народы не ведут бесконечные войны», — заявил он. И  Трамп, похоже, полон решимости сдержать свое обещание. В декабре 2018 года он удивил свою команду национальной безопасности, когда объявил, что собирается вывести войска из Сирии. «Мы победили ДАИШ в Сирии, и это была единственная причина нашего пребывания там», —  пояснил он.  — Наши парни, наши молодые женщины, наши мужчины — они все возвращаются, и они возвращаются сейчас. Мы выиграли. И  мы хотим возвращения, и они хотят», — добавил он.

 Среди последовавшего политического хаоса президент удвоил свою риторику. Турция «должна иметь возможность легко позаботиться о том, что осталось» от исламского государства», — пояснил он. Советники Трампа отговорили его от такого стремительного и преждевременного шага, но инстинкты Трампа двигают нынешнюю дипломатию в создание буферной зоны вдоль турецко-сирийской границы. Короче говоря, такая политика ошибочна, даже если в ней участвуют международные силы. Бесполезные разговоры о буферах и безопасных зонах могут звучать хорошо в «туманной низине» («туманное низина» (FoggyBottom)- ироничное название, обозначающее район Вашингтона, где раньше был болотистый берег реки Потомак, а теперь находятся главные госучреждения, в том числе Государственный департамент. В американском политическом слэнге это также означает туманные и двусмысленные заявления госдеповских чиновников —  RiaTaza), но посланник США в Сирии политика Джима Джеффри  раздувает пламя экстремизма, и подстрекает курдов к резне, напоминающей сербскую бойню боснийских мусульман в Сребренице четверть века назад .

Почему сирийские курды не доверяют Асаду?

Чтобы понять, почему политика Джеффри в отношении Сирии и курдов так разрушительна, важно вспомнить  историю отношений  Сирии, Турции и курдов. Во-первых, важно понять, почему сирийские курды не могут доверять Асаду. В 1982 году Хафез Асад, отец нынешнего президента Сирии Башара Асада, оцепил центр четвертого по величине города Сирии Хама и разрушил его после операции по захвату лидера суннитских повстанцев. Последовавшая за этим бойня убила по меньшей мере десять тысяч человек, хотя Асад любил хвастаться, что число погибших намного выше. В Бейруте, в Иерусалиме, автор Томас Фридман ввел термин «Принцип Хамы», чтобы описать абсолютную и беспрецедентную  жестокость Асада по сокрушению врага.

 Но как бы то не было, это  лишь половина истории. Асад не просто стремился сокрушить «братьев-мусульман»; он  стремился также найти новый способ взаимодействия. Он заключил сделку с дьяволом  в лице сирийских суннитских исламистов: они могут свободно проводить «джихад», но только на его службе или за пределами Сирии. Например, в марте 2004 года Асад использовал арабских исламистов вместе с баасистами в своих усилиях по подавлению курдской идентичности в северо-восточной Сирии. Одновременно Башар Асад позволил Сирии стать главной магистралью для иностранных боевиков, стремящихся проникнуть в Ирак, для ведения терроризма и ведения повстанческого движения против сил США и правительства Ирака. В 2009 году никто иной, как Нури аль-Малики, коррумпированный, сектантский и проиранский премьер-министр Ирака, обвинил Сирию в содействии терроризму в Ираке. Эта история объясняет, почему сирийские курды сегодня не доверяют режиму Асада и суннитской арабской оппозиции.

Почему сирийские курды не доверяют Турции

После начала гражданской войны сирийские курды укрепили контроль над  управлением северо-восточной Сирией. Сирийским народным группам защиты (YPG), изолированным и блокированным не только сирийским режимом и Турцией, но и региональным правительством Курдистана в Ираке, удалось победить Фронт  ан-Нусра, связанный с Аль-Каидой, с помощью  лишь только стрелкового оружия, приобретенного на местном черном рынке. Когда я впервые посетил Сирийский Курдистан — или Рожаву, как его называют курды — в январе 2014 года, пограничный пост все еще был обуглен  после недавних боевых действий, и в подвале разбросаны документы как исламистов, так и режима Асада. Тем не менее, курды, а также христиане, езиды и местные арабы объединились, чтобы сформировать местное правительство. Хотя это правительство, возможно, не было совершенным, оно было терпимым и безопасным. Девочки ходили в школы, не боясь приставаний, работали муниципальные службы и суетились рынки. Перемещенные арабы из других мест Сирии переселились в районы, находящиеся под  управлением курдской администрации.

 Но это было только начало.  Неделю назад я посетил этот регион, чтобы увидеть Камишли (части которого Асад все еще контролирует), Амуду и бывшую столицу исламского государства Ракку. Я также был в  Кобане, где курдские силы сняли шестимесячную осаду против ДАИШ, начавшуюся 15 сентября 2014 года. Я видел руины квартир и магазинов, на дорогах, ведущих к турецкой границе,  обошел сгоревшие автомобили.

Исмет Шейх Хасан, курдский командующий, который оставался в Кобане вместе со своими сыновьями на протяжении всей осады, говорил о жертвах,  принесенными местными курдами  для защиты   города, в котором преобладают курды, даже когда Турция поставляла, а иногда даже позволяла Исламскому государству безопасный проход через границу. Близлежащее кладбище является свидетельством этой жертвенности. Фотографии украшают кладбище погибших при защите Кобане. Арабы, курды и христиане лежат рядом друг с другом. Масштаб курдских потерь — и молодость  защитников, большинству всего от восемнадцати до двадцати лет, подчеркивают ощущение поколения, потерянного излишне из-за действий Турции, и удваивают чувство тех, кто выжил, чтобы жертвовать собой.

Кобане была не единственной битвой, но она изменила ход войны. В то время как американские дипломаты отказались разговаривать с сирийскими курдами во время моей первой поездки в регион из уважения к партнерству между США и Турцией, реальность пассивной, если не активной поддержки ДАИШ и других экстремистских группировок в Сирии  Турцией убедила  позднее Вашингтон в необходимости сотрудничества с сирийскими курдами  для победы над джихадистами, независимо от утверждений Турции о том, что  курды эти связаны с «террористами».

Турецкие обвинения могут быть громкими, но их следует игнорировать. Это правда, что существуют связи между Рабочей партией Курдистана (РПК) и YPG, но нет никаких доказательств того, что YPG являются террористами. Турция, безусловно, считает РПК, которая ранее вела повстанческое движение против турецкой армии, террористами. Но  на этом претензии Турции на истину заканчиваются.  Обозначение  РПК террористами в США произошло на фоне усилий администрации Клинтона по завершению продажи оружия Турции. И хотя турецкое правительство заявляет, что заключенный в тюрьму лидер РПК Абдулла Оджалан является террористом, Эрдоган вселил в Оджалана легитимность, когда в 2012 году он провел секретные переговоры и сделал его незаменимым лидером курдов. Сегодня Оджалан не столько марксист и террорист времен  холодной войны, сколько политический философ и сторонник примирения. Курды часто сравнивают его с Нельсоном Манделой.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган использует американо-курдское сотрудничество для разжигания пламени антиамериканизма в Турции и некоторых должностных лиц Госдепартамента, особенно тех, чье отношение к Турции было сформировано  службой в стране или, в некоторых случаях, союзом с турками  с тем, чтобы выступать, умиротворяя Эрдогана. Некоторые утверждают, что Эрдоган является договороспособным партнером, и идти навстречу ему разумно, чтобы выиграть другие уступки, в то время как другие признают его [ исламскую]идеологизированность, но полагают, что Турция является слишком важным союзником, чтобы рисковать отчуждением в отношениях. Было бы глупо предполагать, что в нынешнем  статус-кво  можно будет работать с Эрдоганом. Это потребует игнорирования шестнадцатилетнего «эрдоганизма» на всех уровнях общества, от образования до СМИ и  милитаристской пропаганды.

 В чем значение Африна?

Однако более реалистичный анализ показывает опасность умиротворения Эрдогана. В сирийском кантоне  Африн на протяжении веков  большинство cоставляли курды. После победы над исламистскими экстремистами сирийские курды управляли им мирно, а обеспечение  безопасности турецкой границы было стратегическим бонусом. Однако Турция возмущалась контролем курдов вдоль своей границы и озвучила претензии, не подтвержденные доказательствами, что Африн стал убежищем для террористов. Последующее турецкое вторжение, поддержанное администрацией Трампа, стремившееся умиротворить Турцию и отказать Эрдогану в оправдании дипломатического разрыва, только разожгло  Анкару. Остальное уже история. Турецкие силы систематически очищали регион как от курдов, так и от курдского  и неарабского наследия. Турецкие военные самолеты разрушили гробницу святого Марона и церковь Юлиана  четвертого века,  являвшиеся объектом наследия ЮНЕСКО, по словам Махмуда Хамуда, генерального директора Сирийских древностей и музеев. Турки якобы разрушили курдские кладбища, а турецкие войска также снесли статую кузнеца Кавы, легендарного курдского героя. Такое преднамеренное уничтожение является военным преступлением. Однако то, что произошло дальше, делает цели Турции совершенно ясными.

Турецкие силы поселили арабов в курдских домах, чтобы изменить демографический состав региона и изменить местную культуру: турецкие силы и их союзники, по сообщениям, применяют более консервативный дресс-код, заставляя женщин, например, прикрывать головы. Они приветствовали  радикальные группировки вплоть до филиалов  «Аль-Каиды», сделавших Африн своим  центром, хотя  турки заявляют, что хотят это предотвратить. Турция выпустила новые местные удостоверения личности, поставив турецкий флаг рядом с сирийским. Принимая во внимание, что курды используют сирийские фунты, сирийские паспорта и признают суверенитет Сирии, Турция превратила Африн в новый Северный Кипр, создавая почву для имперской политики и постоянной оккупации.

Почему буферная зона угрожает американской безопасности

Маловероятно, что буферная зона Джеффри на сирийской стороне границы будет работать на интересы безопасности США. Курдские власти отклонили первоначальные предложения об использовании турецких сил  вне их контроля, потому что они было бы эквивалентно расширению прав и возможностей Аль-Каиды, или , проще говоря, поставить козла стеречь капустные грядки..

Теперь Джеффри и Госдепартамент предлагают международным силам создать буферную зону в Сирии. Мало того, что это было бы рискованным предприятием и ослабило  бы курдскую власть, учитывая близость многих курдских городов, включая Ракку и Камишли, к границе, но, как и в Сребренице, оно могло бы угрожать убийством курдов, учитывая малую  вероятность того, что миротворцы готовы защитить курдских гражданских лиц от нападения турецких сил или их экстремистских  союзников..

Почти двадцать лет назад я впервые посетил Иракский Курдистан. Сегодня тысячи американцев, турок и других иностранцев летают в аэропорты  крупных городов Эрбиль и Сулеймания. В то время Турция в значительной степени блокировала границу и отказалась признать региональное правительство Курдистана в Ираке. Сейчас Турция является крупнейшим торговым партнером Иракского Курдистана и строителем его аэропортов, но одновременно  Анкара в значительной степени отвернулась от потенциала региона.

Однако администрации Клинтона и Буша были мудры, чтобы противостоять  турецкому гневу, а не умиротворять  Турциию политикой проводимой Джеффри которая и раньше была  достаточно плохой. Однако сейчас это еще хуже, учитывая, что доэрдогановская Турция была союзником, который не поддерживал суннитский экстремизм, но постэрдогановская Турция не является союзником и поддерживает его (под терминами «доэрдогановская» и «постэрдогановская» Турция автор имеет в виду годы, когда нынешний турецкий лидер еще не имел полновластия в стране и нынешние годы, когда в результате конституционной реформы он обрел ее- RiaTaza).

Так что должно быть сделано? Джеффри должен отойти от своего видения буферной зоны.  В нынешнем своем виде ее проект не «умиротворит»  Турцию, а только поощрит Эрдогана требовать больше. Более разумной политикой для Вашингтона было бы принятие курдской администрации в северо-восточной Сирии и одобрение федерализма в будущем Сирии. Соединенные Штаты должны напрямую инвестировать в регион и помогать восстанавливать его, чтобы обеспечить американцам рабочие места и укрепить зону влияния и терпимости под своим патронажем. Вместо того, чтобы относиться к сирийским курдам как к врагу в ошибочной попытке умиротворить непривлекательного Эрдогана, Вашингтон должен побудить Анкару рассматривать их как перспективный  рынок. Трамп находится  на критической точке  в Сирии. Он утверждает, что победил ДАИШ , но, похоже, находится на грани политики, которая может расширить возможности  для нового явления джихадистов.

Майкл Рубин, эксперт по Ближнему Востоку Американского института предпринимательства.

Сайт Американского института предпринимательства  Перевод  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Станислав Иванов

    Мне кажется, что у Мойши Рубена все же с предпринимательством лучше, чем с этим словесным поносом по Сирии… Пусть бы и сидел в своем Американском институте предпринимательства и не чирикал…

  2. Мураз Аджоев

    Во времена президенства Барака Х.Обамы этот «эксперт по БВ» Рубин специализировался на распространении в американских СМИ откровенной дезинформации с целью опорочить власти (автономного) Региона Курдистан, Масуда Барзани и ДПК, но возвысить значимость про-Иранского и про-Иракского высшего руководства партии ПСК в полном соответствии с указаниями тогдашнего (демократического) Госдепа США во главе с Клинтон, а затем Керри.
    Да, согласен, читать его «чириканье» на сайте Riataza, мягко говоря, не очень-то уместно.

Комментирование закрыты.