Для курдов и арабов стран Персидского залива терпение и прагматизм являются ключевыми качествами

Для курдов и арабов стран Персидского залива терпение и прагматизм являются ключевыми качествами

Ближний Восток сидит на нескольких пороховых бочках. Единственное, что мешает им взорваться в  формате тотальных конфликт, — это глубокое нежелание более разумных игроков  раздражать  своих безжалостных соперников, которые методично делили регион на сферы влияния, пока Америка «спала».

Возьмем, к примеру, недавний  каскад  воздушных ударов Турции по иракской стороне границы. Они были начаты, предположительно, исходя из предположения, что убийство 17 июля  сотрудника консульства Турции и двух местных иракских курдов в ресторане Эрбиля была делом рук Рабочей партии Курдистана (РПК). И не важно, что РПК отрицает ответственность за то, что кажется одиночным  инцидентом в столице иракского Курдистана. Не берите в голову также, что Региональное правительство Курдистана (КРГ) решительно осудило убийство, начало массовую охоту на стрелка и, с впечатляющей готовностью, арестовало подозреваемого и одного сообщника.

Но турки все равно искали быстрых курдских скальпов. Столкнувшись с унижением в северо-западной сирийской провинции Идлиб, где она не смогла помешать России и сирийскому правительству наносить почти ежедневные неизбирательные авиаудары, Анкара решила преследовать РПК, вооруженную группу, борющуюся за бОльшие культурные и политические права курдов внутри страны.

В условиях, когда внутренняя экономика находится в  руинах, оппозиция контролирует крупнейшие города, а союзники по   НАТО, возмущенны покупкой российской системы противоракетной обороны S-400, правительство Реджепа Тайипа Эрдогана отныне, вероятно, будет испытывать желание  разыграть  свою националистическую карту  при каждой возможности.

Но независимо от того, как часто турецкие силы наносят удары по предполагаемым базам РПК на иракской земле, внутренняя политика Эрдогана продолжает усиливать боль ран  турецких курдов. Его правительство держало десятки членов  прокурдской Демократической партии народов (HDP) и депутатов парламента в тюрьме по обвинению в надуманном терроризме. Два бывших сопредседателя партии, Селахаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг, находятся в тюрьме в течение последних нескольких лет.

Между тем, некоторые иракские курды, которые имели «наглость» развернуть флаг иракского Курдистана во время посещения турецкой провинции Трабзон, подверглись нападению со стороны группы местных жителей и были задержаны властями. Районный прокурор зашел так далеко, что выдал ордер на арест девяти иракцев и начал расследование.

Логика как ультранационалистической турецкой мафии, так и  правительства страны, вероятно, примерно такая: когда репутация вашей страны как ответственной региональной державы и светской республики уже опустилась ниже плинтуса, демонизация уязвимого этнического меньшинства нанесет ему больший вред.

Тем не менее действия правительства, а также жителей Трабзона доказывают, что заинтересованность Анкары в укреплении коммерческих связей с Эрбилем не следует путать с подлинной доброй волей во взаимоотношениях с курдами. Другими словами, региональному правительству было бы разумно продолжать идти по сугубо дипломатическому пути, одновременно ясно  осознавая всю глубину антипатии Турции к курдскому народу.

Подобно тому, как Турция возобновляет обстрел РПК в горах иракского Курдистана, иранский Корпус стражей исламской революции (IRGC) также повысил ставку  в войне против своих противников- курдов, выпустив ракеты и даже удары беспилотников по вооруженным группам курдской оппозиции вдоль общей границы Ирана и Курдистана. И если что-то будет происходить с последними судоходными маневрами военно-морского флота КСИР, то  это будет означать, что Иран воспринимает как должное, что после вторжения в Ирак США и их западные союзники не готовы к очередной драке.

Поскольку аятолла Али Хаменеи и его окружение не пытались сделать  курдское этническое меньшинство козлом отпущения за политику «максимального давления» президента Дональда Трампа, они заслуживают похвалы. В отличие от Эрдогана, который не осмеливается бросить вызов президенту России Владимиру Путину за участие его военных в воздушных налетах Идлиба, правители Ирана открыто бросили вызов своим западным противникам и противникам в Персидском заливе.

Независимо от того, заслуживают ли правительства США, Великобритании и арабского залива также похвалы за их сдержанность перед лицом пиратской операции Ирана в Ормузском проливе, кажется, что намерение Тегерана состоит в том, чтобы оказать давление на Вашингтон и его союзников  чтобы он отступили в своих  действиях  от жесткой линии и, по большей части, заманивают эти страны в ловушку, которая автоматически ведет к прямой военной конфронтации.

Практически ежедневные притеснения или захват нефтяных танкеров со стороны Ирана, резкая эскалация риторики лидера ливанской Хизбаллы и выражения поддержки со стороны иракских проиранских политиков свидетельствуют  об одностороннем объявлении  войны низкой интенсивности.  Как долго другая сторона будет терпеть провокации, прежде чем цена политического престижа (и экономического) станет слишком высокой, еще неизвестно.

Безусловно, противостоять Ирану нелегко: Тегеран и его сторонники процветают на грани войны, политической поляризации и конфликтных ситуациях. Им также гораздо меньше терять в войне по сравнению со своими соседями по Персидскому заливу, которые гордятся своими космополитическими городами, инфраструктурой мирового класса и первоклассным уровнем жизни. Более того, в отличие от своих противников, у Ирана есть полный набор возможностей для ведения войны, а именно через внутренних союзников  в Йемене, Ираке и Ливане.

В этих обстоятельствах арабские страны Персидского залива должны делать то, что курды давно превратили в форму искусства: сохранять спокойствие и продолжать — в надежде, что боль экономических санкций в конечном итоге заставит иранское руководство прийти в себя. Но может пройти много времени, прежде чем наступит такой момент, и Иран, вероятно, тем временем вдвое активизирует  свою стратегию угона танкеров.

Для курдов и арабов в Персидском заливе это, без сомнения, время испытаний на фоне низких цен на нефть, слабого западного аппетита к военному риску и доминирования сильных и негосударственных субъектов. Поднять голову высоко нелегко, когда враг вооружен до зубов и рвется в бой. Тем не менее, если необходимо предотвратить взрыв пороховых бочек на Ближнем Востоке, прагматизм и терпение должны обязательно иметь приоритет над национальной гордостью для более   рациональных участников международных отношений в регионе.

Автор- Арнаб Нейл Сенгупта, независимый журналист-аналитик по проблемам Ближнего Востока

Rudaw.net         Перевод  RiaTaza.com

 В статье высказано частное мнение автора

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Успехи политики президента США на БВ должны стать одной из самых главных платформ его команды в борьбе за победу Трампа на следующих президентских выборах. Они приложат максимум как военно-политических, так и дипломатических усилий для того, чтобы добиться своих стратегических целей — обуздать и/или свергнуть режим ИРИ, завершить «сделку века» между Израилем и ПНА, существенно «утихомирить» Турцию и оказать полную поддержку и помощь властям Региона Курдистан в деле образования суверенно независимого федеративного демократического государства Курдистан по итогам уже неизбежного раздела и переформатирования как Ирака, так и Сирии. Белый Дом, очевидно, сконцентрировался на выполнении проработанного «плана Б» в исполнении «группы Б» с участием некоторых Западных союзников и, вероятнее всего, по заранее согласованному договору с РФ о зонах, сферах их влияния и интересов в регионах нового БВ. Тянуть с выполнением «плана Б» они не будут, поскольку с точки зрения поставленных задач, целей это уже невозможно и неразумно.

Комментирование закрыты.