«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Проблемы в иракско-турецкой торговле. Курдистан также в сложном положении

Проблемы в иракско-турецкой торговле.  Курдистан также в сложном положении

Турецкие экспортеры пошатнулись от беспрецедентного удара в торговле с Ираком, который обрушил ушат  холодной воды на надежды Анкары открыть второй пограничный переход со своим южным соседом и увеличить объем двусторонней торговли до 20 миллиардов долларов.

После серии шагов, предпринятых с мая, в целях поощрения внутреннего производства иракское правительство ограничило импорт продовольствия из Турции, в том числе по основным категориям, таким как яйца и напитки. Деловое сообщество Турции подозревает, что за этим шагом стоят политические факторы, в том числе роль нерыночных игроков, наносящих ущерб конкуренции, давление со стороны компаний, связанных с правящими кругами в Багдаде, и влияние Ирана.

Объем торговли Турции с Ираком в прошлом году составил около 13 миллиардов долларов. Ирак был четвертым по величине покупателем турецких товаров с импортом на 8,4 млрд долларов. Около 12 000 турецких компаний продают товары в Ирак.

Первый шаг Багдада 1 мая запретил импорт яиц из Турции, в результате чего турецкие производители оказались в затруднительном положении. В прошлом году 71% турецкого экспорта яиц отправлялся на иракский рынок, обеспечивая 76% потребности Ирака в этом продукте.

Ассоциация птицеводов Ирака утверждает, что местные производители яиц способны удовлетворить спрос, но, по словам турецкого коммерсанта, иракские чиновники недавно признались, что внутренняя продукция может удовлетворить только 30% спроса, несмотря на новые инвестиции. Примечательно, что цены на яйца выросли с тех пор, как прекратился импорт из Турции.

Тем не менее, в то время как Турция прилагает усилия, чтобы заставить Ирак пересмотреть свое решение, с 1 июня вступили в силу дополнительные ограничения Багдада, охватывающие газированные и негазированные напитки, фруктовые соки, мороженое, рыбу и мясо птицы. 19 июня в список попали поваренная соль, макароны и лапша.

Эти шаги вызвали тревогу в пищевой промышленности Турции, поскольку некоторые производители яиц ожидают банкротства.  Осталось лишь несколько  альтернативных рынков и многие решили отправить своих кур-несушек на убой.

В прошлом году яйца вместе с мукой увеличили свою долю в  экспорте продовольствия в Ирак объемом  в 2,8 млрд. долларов, что составило соответственно 306 и 530 млн. долларов. Ирак был главным покупателем турецкого мороженого, на  долю которого приходилось 16% экспорта Турции  на сумму  34,4 млн. долларов. На иракский рынок также пришлось 11,4% экспорта газированной воды из Турции в объеме 152,6 млн. долл. США и 3% ее экспорта минеральной воды в объеме 62,3 млн. Долл. США.

В сопровождении бизнесменов министр торговли Турции Рухсар Пекджан отправился в Багдад 19 июня, где во время своего двухдневного визита встретился с президентом Бархамом Салихом, премьер-министром Аделем Абдул Махди и министрами экономики, финансов и планирования Ирака.

Эмин Таха, глава турецко-иракского Делового совета и входивший в состав делегации, сказал AlMonitor, что последние ограничения, а также подоходные налоги и трудности, с которыми сталкиваются деловые люди в Ираке, занимали важное место в повестке дня переговоров. Он сказал, что Багдад, вероятно, пересмотрит свое решение и разрешит возобновление импорта на основе квот, определенных в соответствии с уровнем внутреннего производства и потребления. Тем не менее, согласно другому источнику, осведомленному о переговорах, не было никаких признаков того, что Багдад действительно рассматривает этот вопрос.

Багдад может в конечном итоге проявить некоторую гибкость, но, похоже, иракский рынок больше не будет таким доступным, как раньше для турецких экспортеров. Деловые люди, опрошенные Al-Monitor, считают, что иранский фактор так же важен, как и другие причины, такие как увеличение инвестиций в различные сектора в Ираке и давление местных производителей на правительство.

Хотя меры по защите местных производителей являются обычным явлением во всех странах, ограничения Багдада и повышение тарифов разрабатываются таким образом, чтобы облегчить  экспорт  Ирану, сказал Таха. Мехмет Кая, глава торгово-промышленной палаты  Диярбакыра, провинции недалеко от иракской границы, придерживался того же мнения.

Бизнесмены жалуются, что с товаров, которые занимают видное место в турецком экспорте, взимаются чрезмерные тарифы. Только в мае тарифы были повышены на 79 товаров. Тариф на белое мясо, важный экспортный товар для Турции, был удвоен, а некоторые тарифы выросли в три, а то и в пять раз.

Хотя правила распространяются на всех, кто торгует с Ираком, говорят, что на местах все по-другому. Турецкие торговцы утверждают, что многие иранские товары поступают незадекларированными в Ирак, уклоняясь от тарифов, и, что более важно,  через несколько «серых», незаконных пунктов пропуска.

В результате турецкие продукты становятся менее конкурентоспособными,  по сравнению с иранскими.  Это  может соблазнить отчаянных турецких экспортеров использовать иранские маршруты, что, как говорят, уже происходит.

Альтернативная идея — перенести производство в Ирак при условии улучшения деловой среды. «Мы сказали иракцам, что готовы инвестировать и наращивать производственные мощности и технологии», — сказал Таха.  Это, однако, требует [благоприятных] инвестиционных условий».

По словам Таха действующие в Ираке правила «неутешительны» для инвесторов, финансистов и страховщиков. Указывая на политические факторы, он добавил: «Пять министерских постов в правительстве были заполнены только недавно. Нам нужно посмотреть, какие гарантии правительство даст инвесторам и какие  поправки в законы  будут внесены. Мелкие инвесторы могут выдержать определенные риски, но крупные инвестиции не могут позволить себе риски такого масштаба».

Наряду с общими проблемами безопасности турецкие предприниматели беспокоятся о проиранских боевиках  «Хашд аш-Шааби». Бизнесмен с большим опытом работы в Ираке, который попросил не называть его имени, сказал: «Вы делаете многомиллионные инвестиции, а затем появляются ополченцы, которые не признают правопорядок и [часто] мешают инвесторам. Инвесторам нужна уверенность. Тем не менее, телефонный звонок из Ирана может изменить все. Кроме того,  хашдовцы создают свои собственные компании. Они не оставят вас в покое в пересекающихся областях.

Иракский Курдистан когда-то был решающей альтернативой для Турции во времена неприятностей с Багдадом, но ситуация изменилась после того, как Анкара заняла жесткую позицию по отношению к курдам в связи с провалом референдума о независимости в 2017 году.

Чтобы оказать давление на курдов, Анкара начала переговоры с Багдадом о втором пограничном пункте в обход существующего в Хабуре, который выходит в Иракский Курдистан. Турция также призвал Багдад взять под контроль  КПП в Курдистане. В рамках примирения между Багдадом и курдами в феврале была достигнута договоренность, в соответствии с которой правила центрального правительства в настоящее время применяются на этом  контрольно-пропускном пункте. В результате товары облагаются налогом только на межгосударственной границе, в отличие от того, когда центральное правительство также собирало пошлины на маршруте из Киркука в Багдад.

Соглашение не позволяет курдам заключать односторонние соглашения с Турцией, включая, например, снижение тарифов.

Что касается инвестиций, Курдистан сохраняет свою привлекательность для турецких предпринимателей. «Мы могли бы открыть заводы в Эрбиле, Дохуке и Заху, откуда могли бы продавать товары остальной части Ирака. Тем не менее, нам нужно найти альтернативные рынки помимо Ирака», — сказал Таха.

Тем не менее, Кайя, который был в контакте с официальными лицами Курдистана, утверждал, что усилия Турции по сближению с Эрбилем после «наблюдаемого увеличения  иранского влияния на иракском рынке» могут оказаться бесплодными по двум ключевым причинам. «Во-первых, Турция больше не является надежной страной в глазах как Эрбиля, так и Багдада. Во-вторых, Эрбиль больше не может действовать независимо от Багдада», — сказал Кайя, указывая на заявления иракских курдских лидеров, выражающих приверженность гармонии с Багдадом.

Кайя сказал, что Анкара осознала, что ее жесткая позиция по поводу референдума, отмеченная угрозой «голодом» иракских курдов, была необдуманной политикой с экономическим ударом. «Если говорить только о Диярбакыре, то 65% нашего экспорта приходилось на Ирак. Эта цифра, которая до референдума составляла 300 миллионов долларов, впоследствии упала до 100 миллионов долларов. Теперь оно будет снижаться еще больше из-за новых ограничений», — сказал он.

Внутренняя динамика Ирака, похоже, приобретает решающее значение для Турции на каждом этапе двусторонних отношений. Для Турции Ирак становится местом, где комфортное положение вещей, отделявшее  торговлю от проблем  безопасности и политической напряженности, все больше исчезает.

 Автор –Фехим Ташкетин    AlMonitor       Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Станислав Иванов

    Иран и Турция не только рвут на части Сирию, но и ведут острую конкурентную борьбу за влияние в Ираке. Плохо, что центральные иракские власти все больше становятся проиранскими. Созданные иранскими аятоллами бригады «Хашд аш-Шааби» терроризируют Ирак, а на севере свободно разгуливают банды убийц и провокаторов из турецкой РПК и иранской ДПК. Эрдоган остается ненадежным партнером Иракского Курдистана и преследует лишь свои эгоистические цели….

Комментирование закрыты.