«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

«Восприятие меняется»: интервью нового спикера парламента Курдистана Реваз Фаяк

«Восприятие меняется»:  интервью нового спикера парламента Курдистана Реваз Фаяк

Реваз Фаяк давно работает в региональном парламенте Курдистана и во многих парламентских комитетах в течение многих лет. В  минувший четверг эта  давний депутат от Патриотического союза Курдистана (ПСК) сменила Вала Фарид на посту нового спикера парламента.

 

Фарид, член Демократической партии Курдистана (ДПК), была избрана в начале этого года спикером парламента, чтобы помочь сдвинуть с места заторможенный  процесс формирования нового правительства. Она и Фаяк — первые женщины, занявшие пост спикера.

 

Фаяк  считает, что общественность в целом негативно воспринимает парламент, и этот взгляд она надеется опровергнуть, став спикером.

 

Выступая в программе ТВ  Rudaw« Эвро» в понедельник вечером, Фаяк сказала, что она надеется, что многие политические разногласия, которые преследовали парламентскую деятельность  в последние годы, были урегулированы, что позволило ей  в течение срока полномочий сосредоточиться вместо этого на  проведении на реформ и выплате зарплат .

 

Хотя политическая конкуренция продолжает угрожать формированию нового правительства в Эрбиле, Фаяк говорит, что она будет выполнять свои обязанности объективно и без предвзятости по отношению к какой-либо партии.

 

Она была  избрана на пост спикера в рамках соглашения о разделе власти, которое было подписано между ПСК и другими основными партиями парламента, ДПК и Движением за перемены (Горран) после выборов 30 сентября 2018 года. При этом, Президентство и должность премьер-министра были переданы ДПК. Другие министерства и депутаты были разделены между  ведущими  фракциями, чтобы отразить их  значение  в парламенте и в районах Курдистана, находящихся под их контролем.

 

Новый руководящий кабинет будет одобрен парламентом в четверг. С новым правительством во главе, регион, таким образом,  может сосредоточиться на восстановлении экономики и его отношений с Багдадом.

 Вы первая  женщина- спикер парламента, одетая в хиджаб  (одежда соблюдающих мусульманок- RiaTaza),   Ваша  заместитель также носит хиджаб. Как вы относитесь к тому, что стали спикером парламента Курдистана?

 Честно говоря, ношение хиджаба и наоборот, не заставляет вас чувствовать себя определенным образом при назначении на пост. Мой внешний вид никоим образом не связан с тем чувством, которое я испытывала с тех пор, как стал кандидатом в спикеры парламента от Патриотического союза Курдистана. Возможно, это противоречие связано с тем фактом, что ПСК не является исламистской партией,  и при том выдвигает  женщину в хиджабе на одну из самых высоких должностей в Курдистане? Хотя это может быть «горячей темой» для некоторых людей, для меня это вполне  нормальная вещь.

Вас всегда видели в курдской одежде. Будете ли вы продолжать надевать ту же одежду, выступая в качестве спикера?

До тех пор, пока я не вернусь к работе преподавателем в Университете Сулеймании или Политехническом университете, я думаю, что буду продолжать носить курдскую одежду. Может быть, это будет нелегко, если я поеду за границу, но да, я буду продолжать  так одеваться.

Каков процесс и правовые механизмы  ухода со своего поста нынешнего спикера?

Есть два механизма. Если бы она попросила об отставке сама, то парламент должен был бы принять ее,  и чпослеэтого депутаты изберут   меня. Другой механизм — текущий. Фарид является кандидатом в новом правительстве на должность регионального министра. Согласно уставу, любой член парламента, который получает пост министра, автоматически считается ушедшим в отставку. Всякий раз, когда мы голосуем  за вотум  доверия в парламенте тем или иным деятелям, они напрямую теряют членство в парламенте. И тот, кто потеряет членство в парламенте, какие бы должности он ни занимал,  он их тоже потеряет. Эта должность будет считаться вакантной, и на следующий день я могу стать спикером парламента в результате голосования в парламенте.

Каким спикером вы бы хотели быть?

Спикер или глава любой другой ветви  законодательной или  исполнительной власти, будет непосредственно обязан смотреть на всех граждан Курдистана одинаково, относиться ко всем районам Курдистана одинаково, чтобы дистанцировать себя от любой сложности, любой предвзятости по отношению к  какой-либо политической партии, человеку или группе. Они должны преодолеть это. Я могу сделать это, и я верю в себя. Я не могу быть  просто членом ПСК.  Членство в партии для меня имеет сегодня самое последнее значение. Однако я буду профессионально работать на своей парламентской работе, чтобы не было никаких слухов обо мне и я хочу полностью сохранить свой нейтралитет.

 Почему я хочу быть объективной? Это и политический вопрос, и этическое обязательство.  Это проблема и развития парламента, как политического института  и моя личная. Я также должна на 100 процентов координировать свои действия с другими руководителями Курдистана, их Превосходительствами президентом  и новым премьер-министром региона. Надеюсь, я оправдаю  доверие других в том, что могу стать успешным спикером парламента. Я обещаю, что если они депутаты помогут мне, я буду в точности такой, как они обо мне думают.

Оппозиционные группы в парламенте, такие как Комал, «Новое поколение», Исламский союз Курдистана (КИУ) и другие, могут не голосовать за вас. Как вы будете иметь дело с этим? Можете ли вы сохранить свой нейтралитет с ними тоже?

Как вы знаете, в регламенте парламента уже определено, как спикер должен выполнять свою работу, как он управляет сессиями парламента, каким законопроектам  следует отдавать приоритеты, каким образом  предоставляется депутатам слово. Любой оратор, который выполняет устав как он есть, и если его поведение соответствует уставу, то я уверена, что никто не сможет обвинить спикера в предвзятости. Я была одним из тех, кто переписал устав. Нам потребовалось два года с моими коллегами, чтобы переписать его. Я постараюсь реализовать устав таким, какой он есть, чтобы никто не жаловался на меня.

В предыдущие парламентские сроки спикеры столкнулись с рядом странных вещей. Один из них сказал «сесть» [депутату], а другой сказал «выгнать их». Как вы думаете, вы будете делать это? Иногда  Вы злитесь,  я видел это на телешоу. Можете ли Вы смириться с оппозицией в парламенте?

 Я стану главой самого важного учреждения в Курдистане. Мои друзья в  руководящем совете [ПСК] большинством голосов вселили в меня уверенность в том, что я получу эту должность. Я уверена, что они хорошо меня знают, и поэтому они доверились мне. Я вижу волнение моих друзей, моих знакомых и людей в социальных сетях, хотя я не активно пользуюсь ими. Тем не менее, я вижу  высказывания  на страницах  в Facebook моих детей, моего мужа. Есть очень хорошие ожидания, и я надеюсь, что я соответствую им. Я разозлилась на телешоу Rudaw, потому что чувствовала, что на меня направлена ​​большая несправедливость. Это была стойкая позиция, и у меня была цель.

Если вы станете cпикером, у вас будет сила быть несправедливой, верно? Потому что вы единственная, кто законно может быть несправедливой.

Конечно. Я могу слушать, как люди говорят со мной в течение десяти часов. Депутаты, кроме того, других прав  и возможностей не имеют. Они только говорят. Я могу быть хорошим слушателем.

Есть две исламистские партии, КИУ и Комал, которые находятся в оппозиции в парламенте. Вы  —  соблюдающая мусульманка. Я хотел бы узнать ваше мнение об исламском политическом правлении.

Я столкнулась  с  этим на выборах, поэтому говорить об этом — деликатная тема. У нас есть ряд примеров политического исламского правления.  Есть  крайняя версия,  подобная «Талибану» и   умеренная, подобная в некоторой степени Египту (братьям-мусульманам). Если сравнить два примера, один из них был заполнен убийствами. Возможно, в другом [египетском] примере были некоторые смуты  и некоторое насилие, но оценка этих примеров не может быть мерой для  исламских партий в Курдистане. Мы не видели, чтобы они были правящами, но, в конце концов, они знают, как адаптироваться к обстоятельствам и условиям Курдистана.

Парламент и его руководство  обвиняются в том, что делают то, что требуют  их партии. Если партия говорит нет, то и они говорят нет. Этот имидж сегодня имеет парламент у граждан. Как вы заставите  такой имидж исчезнуть?

Все, что недавно произошло в парламенте, является деликатной темой,  например, возобновление  действия закона о президентстве, придание доверия парламенту, внесение поправок в провинциальный закон и продление срока полномочий провинциального совета. Все они были связаны с главными правящими партиями  в Курдистане. Правовое измерение этих законов в определенной степени делает представление людей о председательстве в парламенте верным. Именно политические партии хотят, чтобы председательство в парламенте было таким активным.  Партии и не скрывают, что эти  было их желанием, и что они хотят реализовать  их через законы. Именно политическое соглашение партий подтолкнуло нас продлить срок полномочий провинциальных советов. Это факт и реальность. Я полагаю, что наиболее политически чувствительные вопросы уже решены. Может быть, мне повезло в этом отношении.

Как вы думаете, сценарий, постигший предыдущего спикера, доктора Юсифа Мухаммеда (он не был допущен к возвращению в Эрбиль- RiaTaza), может также случиться с вами? ДПК и Горран тогда имели соглашение и хорошие отношения, но, тем не менее, это произошло.

Нет, я не ожидаю, что это произойдет. Существует разница между ПСК и Горран, а также разница между тогдашним  и текущим положением вещей. В течение следующих четырех лет проблемы, которые имеют непосредственное отношение к жизни людей, будут представлены на рассмотрение парламента – законопроекты  о реформах, о пенсиях, о накопившихся  выплатах  зарплат, возобновление работы закрытых заводов в Курдистане, создание рабочих мест и десятки других проектов. Все это профессиональные вопросы, связанные с различными секторами. Все депутаты и политические силы должны быть вместе, объединиться, чтобы найти лучшие решения.  Но я не думаю, что это произойдет.

У вас была небольшая конкуренция с г-жой Бегард Талабани относительно того, кто станет Спикером. После встречи [руководства ПСК], на которой вы получили большинство голосов, появилась фотография, на которой вы обнимали друг друга. Как вы решили этот вопрос между вами?

Мои друзья и фракции, которые попрощались сегодня с г-жой  Бегард, чтобы в среду она принесла присягу в качестве министра сельского хозяйства, все сказали, что у нас двоих было одно из самых красивых политических соревнований в качестве двух конкурентов. Даже на заседании Совета лидеров ПСК участники оценили наше соревнование как красивое политическое соревнование в то время, когда мы никогда не сталкивались, не ругали друг друга и не нападали  друг на  друга в средствах массовой информации. Мы смогли справиться с процессом.

Таким образом, женщины представили более красивый пример конкуренции, чем мужчины?

Да, на основании примера. Даже руководящий совет ПСК руководил одним из самых красивых процессов, как должности были вручены всем кандидатам, достойным их. Даже там, в самое чувствительное время, мы не сталкивались. Мисс Бегард рассказала, почему она заслужила эту должность. Когда настала моя очередь, я сказал, что полностью поддерживаю мисс Бегард. Что бы она ни говорила о себе, это правда. Мы не дошли до того, чтобы она выступила против  меня. Сначала она говорила, потом я говорила, но ни одна из нас не говорила в третий раз. Процесс пошел очень гладко. Тогда мы обнялись. Я сказал ей, что люблю ее и не имею ничего личного против нее, но у нас обоих есть свои амбиции. Мы приносили извинения друг другу, если мы расстроили друг друга.

Оба Ваших заместителя возглавляют другие партии. Возможны ли  полная координация и  отсутствие столкновений ?

Я и г-жа Муна (второй заместитель спикера Муна  Кахвехи) знакомы уже четыре-пять лет. Мы вместе работали в [парламентском] юридическом комитете. Я уверена, что с ней не будет столкновений. Еще до того, как вопрос моей кандидатуры был урегулирован, я и г-н Хемин [Хаврами, первый вице-спикер)  не раз беседовали. У нас много общего в видении   того, как управлять  парламентом. Мои друзья могут сказать вам, что я тот человек, кто приспосабливается к колебаниям политического маятника. Я ожидаю, что г-н Хемин адаптируется, поскольку он работал в отделе по связям с общественностью. А те, кто работал в сфере внешних связей, больше способен к сотрудничеству, чем другие люди. Мы также  оба из бедных семей, это  общее между нами. Мы обычно говорим это друг другу — что мы построили себя с нуля. У нас обоих есть амбиции преуспеть на тех должностях, которые у нас есть, потому что мы считаем себя молодыми. Мы хотим быть достаточно усердными, чтобы наши партии имели нас в виду при рассмотрении кандидатов на  других позиций. Место, где мы находимся, это место, где представлен народ Курдистана, это место, где предвыборные лозунги,  всегда прекрасны, должны быть воплощены в реальность. Следовательно, мы не встанем  на путь столкновения.

Rudaw.net     Перевод  RiaTaza.com

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 11

  1. Мураз Аджоев

    Несколько настораживает, конечно, не то, что новый спикер Парламента Курдистана является верующей мусульманкой, строго соблюдающей даже нормы внешнего вида, предполагающие обязательное ношение хиджаба, а то, что по своему мировоззрению руководитель регионального законодательного собрания сознательно относит себя к «умеренному» крылу организации «Братьев-мусульман», которая полностью отвергает патриотическую борьбу за образование национальных государств на Ближнем Востоке, в т.ч. и особенно независимого государства курдского народа, и «исповедует» и продвигает своё «философское учение» о единстве и равноправии народов на основе исламской религиозной и культурной общности, что очень приветствуется как Турецкими властями, так и Иранским режимом, двумя радикально анти-курдскими национальными государствами.

    1. Валерий Емельянов

      Уважаемый Мураз. И что касается призывов к созданию единого исламского государства. братья-мусульмане никогда не призывали ко «всемирному халифату». Они выступают за введение исламских порядков в одной отдельно взятой стране с учетом ее национальных особенностей. Вот почему «ихваны» так рознятся уже в соседних Тунисе, Египте и Сирии

  2. Валерий Емельянов

    Уважаемый Мураз, г-жа Фаяк нигде не говорит, что она придерживается исламистских взглядов, тем более, это вряд ли гармонирует с членством в ПСК. Более того, в одном месте она говорит о хиджабе, как о «курдской национальной одежде». Возможно, у нее собственное понимание курдской и езидской самоидентичности, но это не смертельно.

  3. Aza Avdali

    Да, кстати, я тоже обратила внимание на этот пассаж. Нет, конечно, это не смертельно, но всё же не стоит называть или путать хиджаб с курдской одеждой. Такие неточности вызывают и недоумение, и даже определённые опасения. И хоть госпожа Фаяк не придерживается (или всё же придерживается?) исламистских взглядов, судя по этому интервью, она симпатизирует «Братьям мусульманам» — это очевидно. Лично мне было бы куда как приятнее, понятнее, если бы спикером парламента Курдистана стала бы свободная от чрезмерно и специально подчёркнутого религиозного мировоззрения или мироощущения, вплоть до ношения хиджаба, а это весьма говорящий символ, личность, человек светский. Безусловно, это несомненный плюс, что спикером назначена женщина, но то, что она имеет некие политические взгляды, не совсем совпадающие с теми ожиданиями и надеждами, которые отражают ожидания большинства курдов — это минус. Но, с другой стороны, время покажет насколько это назначение было успешным.

  4. Мураз Аджоев

    Уважаемый Валерий, Вам следовало бы повнимательнее ознакомиться с текстом этого интервью, которое я не только читал, но и слушал во время эфира. «Хиджаб», конечно, никогда не был элементом курдской (женской) национальной одежды. И она нигде не говорила о «курдской национальной идентичности хиджаба». Что касается «гармонии», госпожа-спикер ясно отметила, — «Возможно, это противоречие связано с тем фактом, что ПСК не является исламистской партией, и при том выдвигает женщину в хиджабе на одну из самых высоких должностей в Курдистане». Спикер от не исламистской партии, да ещё в не арабском-мусульманском «хиджабе», хотя и в курдском национальном платье. Вот так. Будьте повнимательнее и не выдавайте желаемое за действительное, уважаемый Валерий.

    1. Валерий Емельянов

      Уважаемый Мураз.Это может быть не обязательно классический хиджаб, но голова мусульманской женщины ( пусть и для нее ислам лишь этнокультурный индикатор) должна быть покрыта. И потом умеренный исламизм- это пожалуй НАИБОЛЕЕ РЕАЛЬНАЯ перспектива для всего Ближнего Востока. Я честно говоря курдянок в мини-юбках только в кошмарном сне вижу.

      1. Мураз Аджоев

        Для мусульманской женщины ислам является только религиозным, но никак не «этно-религиозным индикатором». Именно поэтому в Курдистане сотни тысяч курдских женщин (мусульманок с «исламским религиозным индикатором») не носят этот хиджаб и никто не заставляет их иметь этот «индикатор» на голове. А спикер Парламента решила, что не может без «исламского индикатора» ни жить, ни работать. Это вызывает естественные вопросы в Курдистане.
        А про некий «всемирный халифат» я никогда ничего не говорил и не писал, хотя эти уважаемые Вами «братья-мусульмане» не скрывают о стремлении к единому исламскому Ближнему Востоку мусульманских народов, где будет место и для «братьев курдов-мусульман», но без страны Курдистан.

  5. Мураз Аджоев

    Конечно, в «арабском-мусульманском хиджабе», в комментарии есть «не», опечатка. И ещё, понятия «курдская идентичность» и «езидская идентичность» вещи несовместимые. Можно сравнивать в сугубо религиозном контексте мусульманскую и езидскую идентичность двух людей одной единой курдской национальной идентичности. Только так, никак иначе.

  6. Sipan Evar https://www.facebook.com/sipan.evar

    ………XICAB I CADRA DLYA KURDSKIX MUSELMANOK IMEET SVOYI OTTENKI I RAZLICIYA PO SRAVNENIYU S KLASICESKOGO OBSHEPRINYATOGO MUSELMANSKIM XICABIM . KSTATI U RAZNIX MUSELMANSKIX NARODOV TOJE EST SVOYI RAZLICIYA V XICABE I CADRE I EGO NOSHENII TOJE !………TAK CTO UVAJAYEMAYA GOSPOJA Реваз Фаяк SPESIALNO PODCERKNULA KURDSKUYU PRINADLEJNOST ETOGO DASTATOCNO UDOBNUYU I OBSHEUPODREBLYAYEMOM JENSHINAMI VOSTOKA ODEJDU , ONA V KAKOM TO STEPENI ZASHISHAYET JENSHINU OT VNESHNIX AGRESIVNIX DEYSTVIII OT NEPORYADOCNIX LYUDEY , JENSHINA V XICABE I CADRE , CUVSTVUYET SEBYA ZASHISHONNOY I SVOBODNOY !……….

    1. Мураз Аджоев

      Эта «восточная сказка про «защищённость и свободу курдских женщин» в мусульманском хиджабе арабского происхождения (независимо от оттенка и стиля ношения) абсолютно противоречит правде, истории их убийств, изнасилований и страданий в исламском мире враждебных арабских, персидских и турецких государств на протяжении многих веков по сегодняшний день. Не надо выдумывать «красивые сказки».

  7. Валерий Емельянов

    Да нет, уважаемый Мураз. Именно такой дресс-код характерен для женщин всех «традиционных обществ», будь оно мусульманское, иудейское или же христианское (последнее больше всех монотеистических цивилизаций подверглось обмирщению). А курдское общество, нравится это кому-то или нет пока что остается в основном «традиционным». Так что, будем реалистами.

Комментирование закрыты.