«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

ИДЛИБ И ГЕОПОЛИТИКА ТУРЦИИ — Александр Дугин

ИДЛИБ И ГЕОПОЛИТИКА ТУРЦИИ — Александр Дугин

Эта статья была опубликована на турецком языке 10.07.2019 в ведущей турецкой газете «Айдынлык». Учитывая внимание к идеям Дугина в Турции и престижный статус самого издания, отражающего интересы прежде всего турецких кемалистов и высших военных кругов (турецкого Deep State), сам факт публикации является в высшей степени показательным и символичным.

Вторая часть плана: политика

После того как Дамаск одержал решающую победу над Исламским Государством(запрещена в России) и наиболее серьезными противниками из числа салафитских группировок, опирающихся на поддержку Катара, Саудовской Аравии и косвенно США и Израиля, перед теми силами, которые являются победителями в трагической и кровопролитной сирийской войне – то есть перед Россией, Ираном и Турцией – стоят новые проблемы. Если раньше все было более или менее понятно и однозначно — главной целью было сокрушить сопротивление радикальных исламистов (при этом для Турции главную угрозу представляли оппозиционные Асаду курды, опиравшиеся прямо на Израиль, США и европейские режимы), то сегодня ситуация стала более сложной. Прежде всего требуется политическое решение будущего Сирии. Вся коалиция победителей – Асад, Россия, Иран и Турция – выступала за территориальную целостность Сирии, что было ответом на планы США по перекройке границ в регионе (карта Ральфа Петерса). Первая часть этого плана – военная – выполнена. Сейчас на повестке дня переход ко второй половине – политической. И здесь проблем будет не меньше, а то и больше.

Идлиб – пробный камень

На сегодняшний день геополитическая картина Сирии такова. Дамаск и его самые тесные союзники – Россия и Иран – контролируют большую часть территории на западе страны и в ее центре. Турция, все еще формально враждебная Асаду, укрепила свое влияние на северо-западе. Турция действует по молчаливому согласию России, которая хочет достичь стратегического партнерства с Анкарой, а также заставить курдов выйти из-под влияния Израиля и Запада и сблизиться с Дамаском. Именно поэтому и протесты против введения турецких войск Асада были достаточно мягкими. Курды по прежнему контролируют северо-восток страны к востоку от Евфрата. Они опираются на поддержку Израиля и США, чьи военные базы расположены на их территории. Курды взяли под контроль значительные территории с преобладающим арабским населением, что требует от них новой политической повестки. При этом курды резко враждебны Турции и не хотят вступать в диалог с Дамаском и Москвой, продолжая опираться на США. США поддерживают и радикальных исламистов на юго-востоке Сирии (база в Эт-Танфе).
Но главной проблемой является в данный момент Идлиб и прилегающая к нему территория, которая вносит в ряды союзников – прежде всего России и Турции – наибольшие противоречия. Только после разрешения проблемы Идлиба можно перейти к финальной фазе – решению курдского вопроса и требованию окончательного вывода американских войск с территории Сирии, а дальше и к заключительному аккорду – согласованию политической модели будущей Сирии. Идлиб – пробный камень, от которого зависит будущее. Если пройти этот момент ситуация существенно прояснится.

Идлиб как главная помеха стратегическим интересам Турции

Проблема Идлиба состоит в том, что Эрдоган в силу определенной устоявшейся модели продолжает считать себя гарантом той части оппозиции Асада, которая сложилась в этом регионе. На самом деле, такое положение вещей дань прошлому – тому периоду, когда Эрдоган пытался строить свою политику на тесном союзе с радикальным исламом, от чего позднее он отказался в пользу сближения с евразийским вектором своей политики и согласованных действий с Москвой. Но Анкара все еще считает себя ответственной за положение боевиков в этой области, хотя это все более входит в противоречие с основной линией турецкой политики. Основная поддержка боевикам Идлиба идет от США и Израиля, то есть как раз от тех сил, которым Турция противостоит в своей конфронтацией с Рабочей Партией Курдистана. Более того, роль США в попытке государственного переворота в ходе восстания секты Гюлена (FETÖ), хорошо известна турецкому обществу, а при Трампе отношения Турции с США и странами НАТО переживают глубокий кризис. Таким образом, верность Эрдогана своей поддержки боевикам Идлиба является геополитическим противоречием ему самому и всей проводимой им политике. Она создает растущее напряжение с Россией и открывает возможность для новых провокаций – таких как недавние обстрелы со стороны Идлиба российских позиций. Кроме того, она делает Турцию заложником чужой игры, создает дополнительные препятствия для налаживания отношений с Дамаском, а значит для активного участия Турции в определении политического будущего Сирии. И наконец, Турция поддерживает в Идлибе именно те силы, против которых сражается на северо-востоке Сирии.
Важно также заметить, что в настоящее время в Идлибе усиливается группировка Хайат Тахрир аш-Шам (ХТШ), которая не просто не ориентируется на Турцию, но проводит стратегические консультации с РПК и в целом ориентирована анти-турецки. Эрдоган же продолжает выступать гарантом боевиков Идлиба, что играет на руку ХТШ, то есть своим прямым врагам, не говоря уже об осложнении отношений с Россией. Дело усложняется еще и тем, что среди боевиков Идлиба есть достаточно больше представительство уйгурских исламистов, что не ускользнуло от внимания Китая, для которого проблема уйгурского сепаратизма с Синцзяне (также поддерживаемого США и саудитами) чрезвычайно чувствительно. От России зависит многое не только в Сирии, но и в двухсторонних отношениях Москвы и Анкары, а для Китая – Турция часть территории проекта «Один путь — один пояс». Таким образом Идлиб является в целом существенной проблемой для Турции в целом – и не только в контексте сирийского конфликта.
Со стратегической точки зрения для Турции сейчас жизненно необходима поддержка в восточном Средиземноморье. Отношения с США, Израилем и Южным Кипром в этом регионе резко ухудшаются, и Анкаре нужны союзники, которыми могут стать лишь Сирия и Египет. И для этого Идлиб также является препятствием.

Решение проблемы

Не разрешив проблемы Идлиба, Турция и сама не может дальше продвинуться в реализации своих геополитических целей, ни позволяет это сделать Дамаску, Москве и Тегерану. Тем самым эта политика играет на руку США и Израилю, укрепляя позиции курдов. Усиление ХТШ и в целом американское присутствие вполне могут в ближайшем будущем стать триггером новых провокаций в сторону России, что снова грозит нарушить с таким трудом построенный мир и стратегическое партнерства между Россией и Турцией после сбитого самолете и балансирования на грани войны между этими странами. Но именно это и является целью США сегодня, как ранее США и стояли за сбитым российским самолетом и попыткой переворота и убийства Эрдогана, действия руками своих proxy – FETÖ. Уже сегодня Идлиб это серьезная проблема, а завтра это может стать фатальным для Турции.
Решение у этой проблемы есть. Если группировки, которые находятся под контролем Турции, сдадут оружие в обмен на гарантированную Дамаском и Москвой амнистию, сопротивление будет локализовано вокруг тех сил, которые враждебны Турции. Но отныне любые провокации с их стороны не будут касаться Эрдогана, а следовательно, вся ситуация будет разблокирована. Это принципиальный шаг, которого ждет Россия, чтобы продолжить сотрудничество с Турцией. Важность его скажется и на турецко-китайских отношениях самым положительным образом. Не секрет, что к сотрудничеству с Дамаском в новых условиях склоняется значительная часть турецких военных – особенно в ВМС. И что самое главное: решив проблему Идлиба, Турция может стать полноценным и важнейшим – весомым — членом новой коалиции, которая совместными усилиями и сможет решить главную задачу следующего этапа: курдский вопрос и судьбу территорий на восточном берегу Евфрата. Сирия, Турция, Россия и Иран окажутся по одну сторону линии фронта, что поставит курдов и поддерживающих их США и Израиль в трудную ситуацию. Это будет если не мат проекту Великий Ближний Восток и «независимый Курдистан» (как часть этого проекта), то существенный – скорее всего решающий – удар по нему.
Преодолев Идлиб, все смогут сконцентрироваться на северо-востоке, и если будет выработана общая позиция, то юридически и даже военным образом никто не сможет сопротивляться окончательному решению сирийской трагедии – восстановления территориальной целостности Сирии. Более того, именно тогда и сложится проект послевоенного будущего, поскольку такой проект требует сотрудничества всех сил за исключением тех, кто и способствовал кровопролитной гражданской войне в Сирии – то есть глобалистских стратегов и Израиля, стремящегося обескровить арабский мир.
Поэтому на пути к миру и спасению Сирии сейчас главной преградой является именно Идлиб. Эта проблема может быть легко снята, если Эрдоган и так находящийся в ослабленном положении под натиском либеральной прозападной оппозиции в самой Турции, часть которой составляют те же курды, осознает серьезность ситуации и примет разумное решение – пригласит ориентированные на Турцию группировки сложить оружие под твердые гарантии амнистии от Дамаска и Москвы. Эрдогану поддержка Москвы жизненно важна. И хотя его отношения с Путиным на подъеме, но без решения Идлиба они грозят пробуксовывать и могут даже постепенно перейти в иной – менее дружественный – режим. Это вполне может стать фатальным, и геополитическая мудрость Эрдогана, которую он не раз демонстрировал в критической ситуации, дает надежды на то, что он все это прекрасно понимает и сделает правильный выбор – в интересах Турции, Сирии и всего человечества.

Мнения высказанные в статье принадлежат автору и могут не разделяться редакцией Riataza

Источник записи:https://www.geopolitica.ru/article/idlib-i-geopolitika-turcii

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Мураз Аджоев

    Александр Дугин, очень часто указывающий на те или иные противоречия, явно не замечает насколько противоречивы его собственные суждения и взгляды, лишённые глубоких знаний. Он с упорством демагога выдаёт желаемое за действительное, умышленно смешивая ложь и правду, выдаёт полнейший абсурд. И всё это ради того, чтобы убедить «заинтересованных» читателей или слушателей из числа «лиц высокого уровня влияния» в проницательности его геополитического предвидения, поверить в необходимость «объединения несовместимого» с целью недопущения американо-израильского плана переформатирования БВ и образования независимого государства Курдистан. Он, озабоченно размышляя о нынешних проблемах и вызовах, стоящих перед Турцией, Сирийским и Иранским режимами, вспомнил о Китае, но не сказал, а ради чего, какой цели и каких интересов РФ должна участвовать в предлагаемой «анти-американо-израильской и курдской коалиции». В курдских делах товарищ-господин А.Дугин, видимо, профан с чрезвычайно завышенными амбициями.

    Ответить
  2. Станислав Иванов

    Действительно, очередной доморощенный псевдополитолог господин Дугин пространно рассуждает о каких-то одному ему известных вариантах спасения Сирии. Врет изначально и с большим энтузиазмом. Например, «Дамаск одержал решающую победу над Исламским государством». Где и когда господин Дугин увидел воюющих против ИГ воинов Асада? Общеизвестно, что более трех лет Асад отсиживался в подвалах своего дворца, а его поданные торговали с ИГ нефтепродуктами и другими товарами. ВКС РФ, коалиция иностранных государств (65 стран) и КСИР Ирана разгромили Исламский халифат, а столицу его взяли штурмом курды. Одна ложь порождает другу. Якобы курдов поддерживает Израиль. Не исключено, что морально «да». Но никаких контактов и связей между сирийскими курдами и Израилем не было и нет. И очередной опус. Якобы «курды не хотят вступать в диалог с Дамаском и Москвой». Из чего этот тезис взялся? Наоборот. Вот уже восемь лет курды бьются за право участвовать в переговорах по будущей Сирии, предлагают встречи и контакты с Дамаском и Москвой. МИД РФ их неоднократно принимал. Но Асад под давлениям Тегерана игнорирует курдов и отказывается с ними вести диалог…

    Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.