Al Souria (Сирия): Москва и направления игры

Al Souria (Сирия): Москва и направления игры

Сирия не только в полной мере раскрыла потенциал российского вооружения на Ближнем Востоке, но и выявила «пронырливость» и большие возможности России, пишет «Аль-Сурия». Россия хочет окончательно укрепить свои позиции в регионе, используя своих партнеров, однако многие эксперты считают, что она скоро потеряет над ними контроль из-за растущих противоречий во взглядах и интересах.

Марван Кабалан

Россия использует операцию в Сирии, чтобы протестировать свое современное и модернизированное вооружение и боевую технику в реальной боевой обстановке, увеличить спрос на российское оружие в мире, а также продемонстрировать свои политические и дипломатические навыки. Следует отметить, что после начала военной кампании в Сирии продажи российского оружия выросли на 30%.

Сирия в полной мере раскрыла потенциал российского вооружения, которое Москва может использовать для достижения своих стратегических целей, а также выявила оппортунистические настроения, пронырливость и большие возможности России. Москва более четырех лет ждала подходящего момента для военного вмешательства в Сирию, но так и не позаботилась о том, чтобы свести на нет заинтересованность Вашингтона. Россия дождалась момента, когда Иран пришел просить у нее помощи, когда исчерпал свои силы на сохранение достижений в Сирии. Москва поддержала президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана во время попытки государственного переворота в Турции в июле 2016 года. Осведомленные источники утверждают, что Россия предупредила турецкого президента о готовящемся перевороте за несколько часов до его начала. Российские действия побудили заговорщиков ускорить осуществление переворота, чтобы добиться успеха в поставленной задаче. С этого момента Москва приступила к осуществлению плана по отдалению Турции от США. Россия соблазнила турецкие силы операцией «Щит Евфрата», которая помогла обеспечить безопасность пограничной зоны между Джераблусом и Аазазом, а также убедила Турцию присоединиться к переговорам в Астане после заключения Алеппского соглашения. Россия обеспечила присоединение Ирана к российско-турецкому альянсу и стала инициатором создания «зон деэскалации». Ее действия позволили «заморозить» конфликт между сирийским режимом и оппозицией на весь 2017 год. Тем временем Россия начала борьбу с американцами за территории, которые раньше находились под контролем ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.), чтобы в 2018 году вернуться к разрешению конфликта с оппозицией в «зонах деэскалации».

В течение двух лет Россия управляла отношениями со своими партнерами через Астанинский процесс. Она умело пользовалась их разногласиями и подогревала общие опасения относительно американской политики. Москва использовала Иран и иранских военных в боевых действиях, а Турцию в политике и на переговорах по мере необходимости. Многие эксперты считают, что Россия скоро потеряет контроль над своими партнерами из-за растущих противоречий во взглядах и интересах между ними, а также различных требований в отношении следующего этапа. Президент России Владимир Путин считает, что ему необходимо много денег, немного войны и переговоров, чтобы выбраться из сирийской авантюры с минимальными политическими и экономическими потерями. У Турции и Ирана нет ни денег, ни достаточного влияния на следующий этап, который должен был начаться до президентских выборов 2021 года в Сирии. Отсюда и решение открыть новый путь через Иерусалим с такими партнерами, как США и Израиль.

Идея нового пути для реализации интересов в Сирии возникла во время визита Биньямина Нетаньяху в Москву в начале апреля, который положил конец напряженности в отношениях между двумя странами. Натянутые отношения между Израилем и Россией продолжались около шести месяцев из-за того, что Израиль сбил российский военный самолет над Средиземным морем у берегов Сирии. Осведомленные источники разошлись во мнении относительно автора идеи создания трехстороннего пути сотрудничества советников по национальной безопасности России, США и Израиля для выработки постоянного механизма контроля за ситуацией в Сирии. Она принадлежит Путину или Нетаньяху? Несмотря на это, кажется, что Израиль стремится играть роль «крестного отца» в российско-американских отношениях в надежде урегулировать ситуацию не только в Сирии, но и в остальной части региона. В свою очередь, Путин хочет, чтобы Израиль играл роль моста в отношениях между Москвой и Вашингтоном, помог достичь финишной черты в Сирии, способствовал официальному признанию влияния России и реализации ее интересов в регионе. Трамп и Нетаньяху помогают Путину изгнать Иран из Сирии, сохранить завоевания курдов на востоке и сдержать амбиции Турции на севере. Путин хочет, чтобы Вашингтон «позволил» арабским странам, особенно странам Персидского залива, нормализовать отношения с Дамаском и профинансировать восстановление страны. Уравнение выглядит следующим образом: Путин продает иранцев и турок американцам и израильтянам в обмен на финансирование проектов по восстановлению Сирии со стороны арабских стран. Ирония в том, что в Астане арабы отсутствовали, оставив Сирию в руках чужих проектов. В Иерусалиме арабы присутствовали, но все равно согласились финансировать чужие проекты!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ и Riataza.

Источник записи:https://inosmi.ru/politic/20190704/245417380.html

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 6

  1. Мураз Аджоев

    ООН исключил ИРИ из переговорного процесса по Сирии?
    (РИА Новости) Специальный посланник генсека ООН по Сирии Гейр Педерсен заявил, что ситуация в Идлибской зоне деэскалации очень сложная, но он надеется, что сотрудничество РФ и Турции поможет ее стабилизировать. Он перед началом переговоров с главой МИД РФ С.Лавровым сказал, — «Очевидно, что я также надеюсь обсудить ситуацию в Идлибе, которая очень сложная. Надеюсь, что сотрудничество между РФ и Турцией поможет стабилизировать ситуацию в Идлибе». Он даже не упомянул ИРИ.

  2. Мураз Аджоев

    Итоги предстоящего саммита России-Турции-Ирана по ситуации в Сирии, особенно в зоне деэскалации (провинция Идлиб) трудно предсказать, однако нет больших сомнений в том, что стороны не смогут достичь взаимоприемлемых решений. У «партнёров», мягко говоря, не очень совпадающие позиции и/или не всегда совместимые интересы. Кремлю, вероятно, уже пора открыто выступить в роли «старшего партнёра» и поставить перед Турцией и ИРИ чёткие, однозначные условия, цели и сроки дальнейшего «взаимодействия» в Сирии, ясно дав понять, что для Москвы государственные интересы РФ на ББВ превыше региональных стратегических планов «младших партнёров», имеющих чрезмерно завышенные и опасные амбиции.

  3. Станислав Иванов

    Уважаемый Мураз! В этом трио нет старших и младших. Руководители всех трех государств равны в своей политике. Вы правы, что между ними не просто противоречия, но прямо противоположные точки зрения на будущее Сирии. Аятоллы хотят сохранить все, как это было до весны 2011 года, Эрдоган хочет сменить режим Асада на протурцкое арабо-суннитское большинство. Кремль не имеет своей точки зрения и не может влиять (оказывать давление) ни на Турцию, ни на Иран. Поэтому предстоящая встреча, скорее всего, пройдет в обмене мнениями и ничего не решит. Анкара не отдаст Асаду и иранским аятоллам Идлиб, а те в очередной раз заявят о необходимости покончить с терроризмом в Сирии. Сирия надолго останется полигоном прокси-войны между Ираном, монархиями Персидского залива с Турцией вместе. РФ и США отводится роль статистов. Вашингтон не намерен отказываться от поддержки курдских ополченцев, а Москва — асадовского режима.

    1. Мураз Аджоев

      Да, согласен с Вами, формально «нет старших и младших» и каждый из глав трёх государств проводит свою политику, независимую от их «коалиции». Однако нельзя не признать, что по уровню политико-дипломатических, военных и финансово-экономических возможностей РФ фактически является главным участником этой «тактической коалиции», с которым желают и заинтересованы договориться США и Израиль, анти-Иранская и анти-Турецкая группа арабских государств Персидского залива. Полагаю, события и факты ближайшего времени покажут, что ведущие игроки намерены покончить с «полигоном прокси-войны» в Сирии и Ираке.

  4. Станислав Иванов

    К сожалению, Кремль уже давно не является ведущим игроком в Сирии. Его используют Анкара и Тегеран каждый по-своему, но к его мнению все меньше прислушиваются.

  5. Мураз Аджоев

    Есть достаточно серьёзные признаки того, что США планируют продвинуть и осуществить проект переформатирования границ на БВ посредством создания конфедеративных союзов и/или признания новых суверенно независимых государств. В частности, вероятнее всего, речь пойдёт о создании нового конфедеративного союза Ирака и независимого (Южного и Западного) Курдистана, а также Иорданской конфедерации, в состав которой должны будут войти определённые территории Палестинской автономии. При этом, надо полагать, что в том случае, если создание Иракской конфедерация будет невозможной, то примут решение о признании суверенной независимости нового государства Курдистан. Ирак и САР останутся, сохранив свою государственность, но уже без историко-географических территорий Южного Курдистана и Западного Курдистана соответственно. Там ещё остаётся вопрос о Голанских высотах.

Комментирование закрыты.