«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Американский дипломат: Ликвидация американского рычага в северо-восточной Сирии

Американский дипломат: Ликвидация американского рычага в северо-восточной Сирии

Соединенные Штаты вложили почти 5 лет и десятки миллиардов долларов в северо-восточную Сирию, чтобы положить конец террористическому «халифату» так называемого Исламского государства (Запрещено в России). Битва против тысяч  исламистов, однако, в целом продолжается. Но как долго она продлиться?

 Что произойдет, если Соединенные Штаты объявят о победе сейчас и передадут территорию, освобожденную от ДАИШ, составляющую одну треть Сирии и содержащую большую часть нефти и сельскохозяйственных ресурсов  страны, режиму Асада, политика и практика которого помогли внедрить  и укрепить в Сирии ДАИШ? Если так произойдет, то какова ответственность Вашингтона перед теми сирийцами, которые сотрудничали с американскими вооруженными силами в битве против ИГИЛ? Какое влияние окажет американский уход на региональных друзей и союзников?

За неделю до прошлого Рождества президент Трамп написал в Твиттере о своем желании быстро  вывести военных из Сирии. С тех пор администрация (очевидно, с «отмашкой» президента) пыталась скорректировать это сообщение. Но окончательно   замысел  верховного американского главнокомандующего по Сирии еще не сформулирован.

 После этого сообщения, курдские «партнерские силы», работающие с американскими военными с конца 2014 года, запаниковали и (безуспешно, через Россию) изучили возможность  сделки с режимом Асада. Союзники, набираемые американскими официальными лицами для содействия стабилизации северо-восточной Сирии, задавали вопросы (пронизанные скептицизмом) о приверженности Соединенных Штатов долгосрочным обязательствам.

Действительно, американский президент может либо вернуться к неотложной реализации своего послания от декабря 2018 года, либо просто позволить американским силам в северо-восточной Сирии постепенно сокращаться до нуля, открывая освобожденные территории Асаду, его союзникам (Ирану и России) и, возможно, возрождающемуся ДАИШ

Вполне возможна  и политика «умолчания». Тем не менее, президент Трамп может, если пожелает, выбрать другой курс и объяснить американцам, почему важны долгосрочные обязательства в Сирии. Он мог бы указать, что с трудом обретенная победа над ДАИШ будет быстро сведена на нет, если на освобожденных территориях не будет законного и эффективного управления. Он мог бы предупредить, что Асад и его иранские союзники могут использовать для своих собственных целей некоторых террористов из ДАИШ, в настоящее время находящихся на свободе. У обеих стран есть истории найма исламистских экстремистов. Те же, кто не будет принят на работу, могут найти значительную поддержку населения для вооруженного сопротивления возвращающемуся марионеточному режиму  Ирана. Трамп  может с полным основанием утверждать, что передача территории Асаду лишит сирийцев — арабов, курдов и других — возможность создать в северо-восточной Сирии политическую альтернативу государственному террору Асада: правительство, основанное на согласии управляемых и верховенстве закона, вместо нынешнего ужаса и пыток. Такое правительство могло бы сформировать одну сторону для спонсируемых ООН мирных переговоров в Сирии. Президент  мог бы заявить об очевидном: то, что правление Асада в Сирии дестабилизирует регион и обеспечивает вербовочную  привлекательность  для исламистских террористов со всего мира и поручить Соединенным Штатам (при достаточной помощи со стороны союзников) не насильственную смену режима, а оказание помощи  сирийцам из  одной части страны создать конструктивную альтернативу режиму, грабящему другую ее часть. Он мог бы подготовить почву для переговоров о реальном мире в Сирии.

Но  президент Трамп до сих пор не озвучил ничего из этого. Поэтому готовность Соединенных Штатов завершить разгром ДАИШ в северо-восточной Сирии и закрепить победу, позволив местным жителям создать альтернативу Асаду в сфере управления, остается под вопросом. Президент Трамп, насколько нам известно, возможно, просто замедлил (но не отменил)  свое решение о выводе военных  от декабря прошлого года.

Если администрация Белого дома действительно выберет  вариант  эвакуации военных северо-восточную Сирию, то, безусловно,  на нее ложиться  ответственность за то, чтобы попытаться свести к минимуму опасность для тех сирийцев, которые в течение почти 5 лет возглавляли наземную боевую кампанию коалиции против ДАИШ. Опасности для них исходят из двух источников: Турции и режима Асада.

Анкара правильно оценила, что в сирийских демократических силах против исламистов доминирует сирийская ветвь террористической РПК (Рабочая партия Курдистана). Хотя Турция по-прежнему решительно выступает против режима Асада, она предпочла бы возобновление доминирования Дамаска  над курдами Сирии, а не «государство» РПК в северо-восточной Сирии.

В настоящее время Соединенные Штаты сталкиваются с двумя, связанными с курдами, вызовами в Сирии: ведение переговоров с Турцией по «безопасной зоне» на глубине до двадцати миль вглубь Сирии вдоль турецкой границы; и минимизация курдского политического влияния на преимущественно арабские сектора освобожденного северо-востока. Эти усилия будут «обнулены»  выводом американских войск: решение, которое сведет к минимуму способность Вашингтона выступать посредником между союзником НАТО Турцией и сирийскими курдами и актуализирует перспективу  нового мятежа ДАИШ, извлекающего выгоду из курдско-арабской напряженности на освобожденной территории.

Режим Асада и его союзники, Иран и Россия, также будут сильно влиять на судьбу партнерских сил после возможной  американской эвакуации. Предполагается, что будут предприняты усилия США, по помощи  оставленным сирийским партнерам в достижении  приемлемого соглашения с режимом до того, как Соединенные Штаты сдадут ему освобожденную территорию. И все же такое усилие пока можно определить словом «проблематично».

Даже если режим и сирийские курды придут к соглашению, сочетающему в себе элементы амнистии, наделения полномочиями местного управления и уважения основных прав человека, режим  на сегодняшний день «безупречно» не соблюдающий соглашение о прекращении огня, требует, чтобы курды искали стороннего гаранта, Россия и Иран были бы бесполезны. Вашингтон? Будут ли Соединенные Штаты, идущие на выход, готовы эффективно вмешиваться от имени бывших партнеров, страдающих от последствий (убийства, задержания, пыток, мародерства и изнасилования) неизбежных со стороны  режима? Если «да», зачем так поспешно уходить в? Если «нет», какое сигнал будет отправлено будущим потенциальным местным боевым партнерам Вашингтона?

Мнение здесь заключается в том, что северо-восточная Сирия является ценным и относительно недорогим рычагом в постоянных усилиях по маргинализации опасного государственного спонсора и практикующего терроризм режима, преступления против человечности которого взывают ответственности и справедливости и представляющего собой семейный бизнес, полностью ориентированный на  Иран. Более того, победа над ДАИШ в Сирии далека от завершения: стабилизация и законное местное управление являются обязательными, если мы не хотим пустить на ветер результаты почти  пятилетних  усилий.

Задача будет непростой даже для страны, которая когда-то смогла осуществить план Маршалла (речь идет о плане США по помощи различным странам, по страдавшим от Второй Мировой войны в обмен на обеспечение сохранения в них демократического общественного устройства. Получил свое название по имени тогдашнего госсекретаря США. Страны Восточной Европы не прниняли этот план —  RiaTaza) и направить Японию и Германию к демократии. И президент Трамп может самостоятельно  cделать  вывод, что быстрый выход из Сирии сформирует определенную политику и политические настроения. Однако, если он это сделает, он не должен питать иллюзий о том, что обязательные меры защиты для партнерских сил Америки могут быть приняты только, если   США будут готовы  в военном отношении защищать их от Асада, Ирана.

И если президент ликвидирует американские рычаги влияния в северо-восточной Сирии, он должен сделать это, полностью понимая последствия для соседних друзей и союзников. Например, режим Асада не желает возвращения более шести миллионов беженцев. Но он также не может управлять таким образом, чтобы препятствовать увеличению потоков беженцев. Действительно, «эффективная клептократия» Асада исключает необходимость финансирования, необходимого Сирии для восстановления, тем самым гарантируя сирийцам трудности, насколько они могут видеть. Кроме того, зависимость режима от государственного террора будет и впредь вдохновлять бегство из страны и силовую  оппозицию, включая исламистский экстремизм.

Поскольку Сирия выступает в качестве черной дыры в и без того политически нестабильном регионе, американская поддержка Иордании, Ливана, Ирака и Турции потребует открытого и очень интенсивного участия. Страшные последствия продолжающегося преступного семейного правления в Сирии не могут быть сдержаны внутри Сирии. Короче говоря, выход из Сирии не может означать недопущение региональных и международных последствий насильственной  коррумпированной системы государственно- террористического режима Асада.

Для президента Трампа, что называется, третьего не дано: это либо полное оставление военных в Сирии и закрепление победы над ДАИШ путем содействия формированию альтернативной  Асаду администрации, либо как можно быстрее уходить.  Топтаться на месте не вариант: возрождение  ДАИШ неизбежно, если стабилизация затягивается, а напряженность между арабами и усиливающимися  курдами растет в преимущественно арабских освобожденных районах.

Ничего хорошего не может быть в результате сдачи освобожденных районов режиму и его союзникам: партнеры будут признаны  военными преступникам, а региональные союзники пострадают от последствий американского влияния на сирийские мирные переговоры и принесения в жертву мирного политического перехода[власти].

И чем пожертвуем?  Победа в войне против ИГИЛ будет растрачена впустую, а  баланс плюсов и минусов будущего партнерства с Соединенными Штатами будут решительно и оправданно склоняться к последним. Закрепление победы не будет ни быстрым, ни легким. Но альтернативы этому нет, или же она является  неприемлемой.

 Автор — Посол Фредерик К. Хоф, является «дипломатом по месту жительства» Бард-колледжа (дипломат по месту жительства (DiplomatinResidence) –   так обозначают преимущественно отставных чиновников этого ведомства, которые по месту своего проживания либо преподают внешнюю политику в учебных заведениях, либо консультируют по международным вопросам местные сообщества – RiaTaza) и  старшим научным сотрудником Центра им. Рафика Харири по исследованию Ближнего Востока.

AtlanticCouncil     Перевод  Riataza.com

Мнение высказанное в статье принадлежит исключительно автору.

https://www.atlanticcouncil.org/blogs/syriasource/liquidating-american-leverage-in-northeastern-syria

Об авторе

Neo

Похожие записи