«Курды, живущие в странах бывшего Советского Союза,

являются ценной частью

народа Курдистана»

Курдский лидер Масуд Барзани

Страхи и радости Курдистана (путевые заметки российского и аргентинского путешественников)

Страхи и радости  Курдистана (путевые заметки российского и аргентинского путешественников)

Мы не сказали нашим семьям, что собираемся в Курдистан. Война была главной темой новостей, исходящих из региона на протяжении десятилетий, и мы не хотели, чтобы наши родители и друзья, находящиеся  за тысячи километров — в Аргентине и России – беспокоились  о нас. Поэтому мы решили поехать в Курдистан и увидеть все своими глазами.

У старого микроавтобуса Volkswagen, в котором мы ехали, были некоторые механические проблемы, поэтому мы также немного боялись застрять посреди дороги, хотя все мои курдские друзья уверяли нас, что это безопасно. Мы чувствовали этот страх и раньше, пересекая границу между Колумбией и Панамой, рядом с Дариенским заливом — районом, известным своими наркотиками, оружием и торговлей людьми, -проезжая через некоторые зоны Перу, Сальвадора, Гондураса и Мексики. Все эти области могут быть очень небезопасными, но в данном  случае наш страх был больше о неизвестном, чем о конкретной опасности.

В конце концов, мы попытались оставить свои страхи позади и направились к границе через восточную Турцию, где турецкие силы в настоящее время ведут борьбу с Рабочей партией Курдистана (РПК) в горах. Атмосфера очень напряженная, и каждые 50 километров есть военная база и контрольно-пропускной пункт. На одном из контрольно-пропускных пунктов полицейский спросил, куда мы идем. «В Курдистан», — ответили мы и сразу увидели, как изменилось его лицо. « ЕстьТурецкая Республика, нет Курдистана», — возразил  он. «Хорошо, но мы едем в Эрбиль, Курдистан», — пояснили мы. «В Ирак. Вы едете в Ирак!» — настаивал он. С тех пор мы старались избегать  слова «Курдистан», используя вместо него «Эрбиль».

Через три дня и десятки контрольно-пропускных пунктов мы, наконец, достигли Курдистана. Остановившись в парке, в небольшом городке, недалеко от Дохука, мы почти сразу стали местной достопримечательностью. Некоторые люди приносили нам воду, другие приносили нам мороженое. Затем появились два Пешмерга и пригласили нас поужинать с ними. Это был Рамадан, и у меня возникло ощущение, что каждый ужин был небольшим празднованием окончания другого дня поста. Мы были рады принять участие в этом празднике. Не имея общего языка, мы стали мастерами пантомимы в тот вечер. Нам удалось поговорить о семьях, детях всех, странах, которые мы посетили, и наших планах на будущее. После ужина Пешмерга предложили нам душ — редкая и важная вещь для путешественника, особенно на ближневосточной жаре.

Лалиш  стал нашей следующей остановкой. Мы просто хотели немного осмотреть его сами, но нам повезло встретить Лукмана, езидского журналиста и преподавателя, который предложил показать его. Езидский священник и монахиня накормили нас  завтраком, затем некоторые люди пригласили нас на обед. В ту ночь мы остались в доме Лукмана и встретились с его семьей и друзьями.

Каждый день  недели, которые мы  провели  в Курдистане, нас поражало  гостеприимство курдского народа. Они приглашали  нас к себе домой, кормили нас вкусной едой и много рассказывали  о местной истории и культуре. Футбол был обязательной темой каждого разговора. «Похоже, курды большие поклонники сборной Аргентины, чем мы», — шутливо сказал бы Франко. Когда наша футбольная команда играла матч  в Аргентине, наши друзья не спали всю ночь с нами, чтобы посмотреть  игру  в 3 часа ночи.

Безопасность была еще одной вещью, которая удивила нас. Люди держали двери своих домов открытыми, и мы оставляли наш микроавтобус  на улице, иногда незапертым, и… ничего не происходило. Ничто в Курдистане не напомнило нам, что эти люди только что закончили вести четырехлетнюю войну против Исламского государства (запрещено в России). Однако после общения с людьми мы поняли, что помимо радости, гостеприимства и открытости были еще и страх, и неуверенность. «Тем не менее, каждый день я боюсь за свою семью», — сказал нам Лукман, когда мы спросили его о войне против ДАИШ.

Возможно, это связано с тем, что в этом регионе, за последние несколько десятилетий,   было больше войн, чем мира, но людям каким-то образом удается делать то, что кажется невозможным: наслаждаться жизнью и одновременно испытывать страх. Хотя они наслаждаются настоящим, они, кажется, постоянно беспокоятся о своем неопределенном будущем. И  если  даже после всего этого насилия Курдистан и его народ так гостеприимны и щедры, как бы это было, если бы у них  воцарился  прочный мир?

 Ольга Хрусталева, Франко Палтриньери      Опубликовано    Rudaw

Перевод      RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи