Новый президент Курдистана: шансы и вызовы

автор RiaTAZA
203 Просмотры

Новые   президент и кабинет министров Курдистана, наконец,  приступят к исполнению своих обязанностей через неделю, после нескольких месяцев переговоров о разделении власти. Что  по  иному  придется делать  новому президенту ? Сможет ли он объединить регион, давно разделенный по партийно-клановому принципу? И сможет ли он справиться с гидрой  коррупции?

19 мая парламент Курдистана объявил имена пяти кандидатов в президенты. Среди них был действующий премьер-министр Нечирван Барзани, племянник бывшего президента Масуда Барзани.

Нечирван является кандидатом от Демократической партии Курдистана (ДПК) — самой большой партии в парламенте и фаворитом на  президентских выборах.

Президентские полномочия

Новый президент будет иметь те же полномочия, что и его предшественник. Он будет главой высшей исполнительной власти в Курдистане, главнокомандующим силами Пешмерга и представителем всех этнических и религиозных общин.

Он также будет контролировать отношения между Эрбилем и Багдадом и представлять курдскую нацию в Высшем центральном политическом совете Ирака, в который входят президент, премьер-министр и спикер парламента Ирака.

В отличие от Ирака, где президентские полномочия являются чисто церемониальными, полномочия президента Курдистана имеют реальное и большое значение.

Некоторые партии в Курдистане, включая Движение «Новое поколение», уже выражают обеспокоенность по поводу «неконтролируемых» полномочий президента и неспособности парламента привлечь его к ответственности. Другие, напротив, защищали реальную  силу  полномочий президентства.

Дипломатия

Нечирван Барзани широко известен тем, что восстановил  отношения Региона с Багдадом и внешним миром после референдума о независимости Курдистана в сентябре 2017 года. Некоторые политические силы в автономии  уже  давно возлагали надежды на его лидерские качества и дипломатичность.

Новый президент «усилит дипломатическое взаимодействие Курдистана с внешним миром», — сказал Rudaw   депутат от ДПК в парламенте Курдистана Хевидар Ахмад. Он также заполнит вакуум, который в настоящее время существует в  отношениях с Багдадом, и будет защищать конституционные права Курдистана в Ираке».

 Но, несмотря на широкие дипломатические связи за границей, Барзани столкнется с серьезными проблемами дома.

Межпартийное соперничество

Доверие между партиями в Курдистане ослабло из-за разногласий по поводу политического процесса и системы управления. Четыре курдские партии обвинили ДПК и ПСК в подтасовке результатов парламентских выборов в сентябре 2018 года в свою пользу.

Движение за перемены (Горран), Исламская группа (Комал), Исламский союз Курдистана (КИУ) и  движение«Новое поколение» поставили под сомнение исход выборов, выдвинув обвинения в мошенничестве, опровергнутые  ДПК и ПСК.

Новому президенту придется  лавировать между этими разделениями и  проявлениями недоверия.

«Доверие между политическими партиями в Курдистане существенно ослабло. Внутренняя задача нового президента — восстановить  его», — сказал Rudaw д-р Реваз Файек, член фракции Патриотического союза Курдистана (ПСК) в курдском парламенте.

Коррупция

Другая серьезная проблема — коррупция. Высокопоставленные чиновники в правящих курдских партиях признают отсутствие прозрачности в доходах и расходах.

«Уровень коррупции в Иракском Курдистане, хотя и ниже, чем в Ираке в целом, является относительно высоким по сравнению с другими странами в регионе», — говорится в докладе Transparency International.

«Чем меньше чиновников воруют, тем более процветающей становится жизнь людей», — заявил Мала Бахтияр, глава исполнительного органа политбюро ПСК, на недавней пресс-конференции в Сулеймании. Поэтому  меньше воруйте, дорогие,  чтобы  для людей было  больше процветания. Процветание — это важная вещь для людей. Но в  нашей стране нет справедливости, а  коррупция  очень распространена».Только за последний год «Комиссия по неподкупности»  регионального правительства передала 198 дел о коррупции в суды, но только  33 из них были завершены приговором — 16 в Духоке, 15 в Эрбиле и два в Сулеймании. По оценкам Комиссии, около 298,5 млрд. Динаров (250 млн. Долл. США) замешано в коррупционных делах. К настоящему времени в казну возвращено  почти 5,4 миллиарда динаров (4,5 миллиона долларов США), в основном в провинции Сулеймания.

«Сумма, которую мы указали в отчете, не обязательно означает, что это фактическая сумма денег, связанных с коррупционными делами в Курдистане. Есть много дел, которые так и не были переданы нам», — сказал Ахмад Анвар, глава комиссии.

В регионе, который все больше находится под пристальным вниманием международного сообщества, новый президент «столкнется с большими проблемами, а именно с проблемой коррупции, которая более опасна, чем терроризм или ДАИШ», — заявил Rudaw доктор Шерко Джавдат,  член  парламента Курдистана от партии «Исламский союз».

«Новый президент должен «обеспечить суверенитет законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти и работать над прозрачностью расходов и доходов региона», —  добавил он.

«Президент должен работать над институционализацией внешних связей Курдистана на основе «конституционности» существования  региона и «проводить реформы в секторах нефти, финансов и внутренних доходов», — заявил Rudaw Соран Омар, член фракции Комал (исламская группа) в парламенте Курдистана.

Ирак входит в число самых коррумпированных государств в мире.

Силы Пешмерга

Еще одной серьезной проблемой является необходимость разорвать привязки между партиями и вооруженными силами. И ДПК и ПСК единолично контролируют отдельные подразделения Пешмерга , что серьезно подрывает демократические институты. Западные союзники региона поддерживают пакет реформ, направленных на разрыв этих привязок и передачу вооруженных сил под исключительное командование министерства Пешмерга. Но прогресс  пока идет медленно.

«Мы и ДПК договорились о принципах  принятия  военных решений  в  период, пока силы Пешмерга не станут национальными», — заявил недавно  радиостанции «Голос Америки» представитель ПСК Латиф Шейх Омар.

Объединение и национализация этих сил является непростой задачей для любого президента. Но депутат ПСК был настроен оптимистично: новый президент может «решить эту проблему, если будет политическая воля со стороны ДПК и ПСК».

«Они могут помочь президенту в этих вопросах».

Спорные территории

Эрбиль и Багдад уже давно расходятся в вопросе о «спорных территориях», зафиксированного статьей 140 иракской конституции. Эти территории включают богатый нефтью город Киркук. Пятнадцать лет с момента разработки конституции мало что было достигнуто.

Нечирван Барзани, похоже, уже настроен расставить приоритеты.

В недавнем письме к Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций Антонио Гутерришу Барзани второй год подряд призвал миссию ООН в Ираке (МООНСИ) уделять приоритетное внимание спорным территориям в  повестке дня своей деятельности в стране.

Несмотря на свое несогласие с полномочиями, которыми наделен президент, «Комал» (исламская группа) надеется, что новый президент использует  дипломатические рычаги для работы над проблемой спорных территорий и проведения институциональных реформ.

«Благодаря его связям мы надеемся, что он улучшит отношения с Ираком, решит проблему спорных районов, включая Киркук, и будет  работать над  реализацией Конституцией и  ее 140-й статьи», — сказал Rudaw Соран Омар, член фракции «Комал» в парламенте Курдистана.

 Национальные и религиозные меньшинства

 

Этнические и религиозные меньшинства региона, включая христиан и езидов, с надеждой смотрят на нового президента.

Клара Одишо, депутат халдейской и ассирийской фракций в парламенте Курдистана, сказала, что она надеется, что действия нового президента закрепят и обеспечат «интересы всей курдистанской нации, состоящей из  людей  разных этнических и религиозных традиций».

 

Полемика о президентстве

Масуд Барзани был первым, кто занял пост президента, когда этот пост был создан в 2005 году. Курдские партии долго оспаривали силу исполнительной власти, даже ставя под сомнение необходимость этой должности вообще.

ПСК, Горран, Комал и КИУ договорились о созыве парламента для внесения поправок в закон о президентстве 12 октября 2015 года. В результате принятия поправки президент избирается парламентом, а не электоратом, а его влияние сводится к простой церемониальной власти.

Чтобы не допустить изменения, ДПК заблокировала  въезд депутатов Горрана и спикера парламента Юсифа Мохаммеда  в Эрбиль в день голосования.Позднее ДПК уволила министров правительства Горрана, в результате чего партия официально вышла из правительства. Юсиф подал в отставку с должности спикера и члена парламента в декабре 2017 года.

Проблема президентства оставалась камнем преткновения до тех пор, пока Масуд Барзани не ушел в отставку в ноябре 2017 года после референдума региона Курдистан о независимости от Ирака.

Затем парламент принял законопроект о приостановлении полномочий президента и распределил его полномочия между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти в июле 2018 года.

Парламент, наконец, принял закон о восстановлении президентства и внес поправки в закон о президентах в начале мая. По новому закону президент будет избран парламентом.

Парламентские выборы в Курдистане

30 сентября 2018 года в Курдистане состоялись парламентские выборы. Правящая ДПК получила 45 мест из 111 в высшем законодательном органе региона.

ПСК получила 21 место, а Движение за перемены (Горран) — 12.

Ни одна партия не получила абсолютного большинства для формирования правительства в одиночку, что заставило ДПК договориться о  коалиции со своими ближайшими конкурентами, ПСК и Горраном.

В  настоящее время Курдистаном управляет временное переходное правительство.

Rudaw.net     Перевод  RiaTaza.com

Related Posts