Курдский кинематографист: Национальное кино нуждается в поддержке, чтобы когда-нибудь дойти до Канна

Курдский кинематографист: Национальное кино нуждается в поддержке, чтобы когда-нибудь дойти до Канна

Говорят, что в этом году Каннский кинофестиваль, который окрестили Олимпиадой кино и который проводится в стране,  где появилось киноискусство, наполнен политическими фильмами и картинами о повседневной жизни и людях, которые борются с невзгодами. Однако директор фестиваля Тьерри Фремо утверждает, что фестиваль все-таки мероприятие не политическое, а культурно-художественное.

 

Интересно, что фестиваль открылся культовым фильмом Джима Джармуша «Мертвые не умирают», фильмом ужасов о мертвых, поднимающихся из могилы и пирующих на живых. Может ли быть связь с дикостью Исламского государства (запрещено в России) за последние пять лет, которые, возможно, также восстали из могил?

 

 

Говоря об ужасах исламистов, я предсказываю серию фильмов в ближайшие годы, из которых один или два обязательно всплывут на крупных фестивалях. Будет благословением, если наши бедные курдские кинематографисты, при почти нулевой поддержке, каким-то образом внесут свой вклад в это.

 

До сих пор сюжетную линию «курды, сражающиеся с ДАИШ» в Каннах, разрабатывали  некурды. Можно назвать   французскую документальную ленту Бернара-Анри Леви «Пешмерга»  2018 года (который был поддержан Курдистаном) и французский фильм «Девушки Солнца» Евы Хоссун о женском батальоне в Рожаве (Северная Сирия), сражающегося против джихадистов ,  захвативших их небольшой курдский город.

 

В то время как документальный фильм Леви изображает Пешмерга на поле боя, оправдывающих свою репутацию мужественных защитников своей земли, киноповествование  Хоссун не соответствует реалиям на земле. Нет ни слова о езидском кризисе, и диалект, на котором говорят в фильме, явно не рожавский. Представьте себе, что почувствовали бы французы, если бы один из их фильмов, действие которого происходит в центре Парижа, был сделан на языке каджунов из  долин Миссисипи или если бы персонажи «диснейленда» говорили с шотландским акцентом. Можно утверждать, что фильм все равно будет иметь субтитры, но такой аргумент принимается лишь наполовину.

 

Такие «проколы» и «ляпы» происходит из-за отсутствия экспертной или консультационной поддержки. Как подсказывает логика, если нужно снять фильм о Тибете, нужно посоветоваться с тибетцем . Этой фразой я делаю разворот к теме курдских институтов, средств массовой информации и частного сектора, пренебрегающих курдскими кинематографистами. Если эта тенденция сохранится, курдское кино никогда не попадет на экраны Канн или любого другого международного фестиваля.

 

Жюри  Каннского фестиваля возглавляет мексиканский маэстро Алехандро Гонсалес Инарриту . Фестиваль начался 14 мая и продлится до 25 мая.

 

 Автор — Джано Розебианиамерикано-курдский сценарист, режиссер, продюсер и редактор, связанный с курдским кинематографом «новой волны».  

 

Об авторе

Neo

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Aza Avdali

    Знаете, меня радует уже одно то, что всё, что так или иначе находится в орбите всей проблематики, относящейся к одному из наиважнейших искусств современности — кино, а мы сейчас размышляем на тему курдского кино, имеет уже и свою аудиторию, и понимание необходимости присутствия этого явления в жизни и духовной сфере курдского социума, а главное, есть люди, чей кругозор, профессиональные данные и оценки формируют как само несколько печальное состояние дел в курдском кинопроизводстве, так и озвучивают какие-то дельные предложения. Участие в фестивалях — это само по себе признание достоинств картины. Это ещё и приобретение широкой аудитории, это продвижение роли и места страны в интеллектуальном пространстве, это обращение к миру, это свой взгляд особенный и своё слово на самую разную тему, это рецензии, это продажи, что так важно для процесса развития отрасли. А курдам есть что сказать миру, и им так нужно выговориться, представиться. Я смотрела «Девушки Солнца». Это такой низкий уровень и такое не совпадение ни с чем из того, о чём якобы этот фильм повествует. Как-то неловко, стыдно, и печально было смотреть эту развесистую клюкву. Стыдно было, что этот сопливый вымысел стал достоянием какой-то общественности.

  2. Aza Avdali

    И продолжу. Конечно, у курдского кино есть вполне пристойный опыт участия в международных фестивалях, но он не достаточен, потому что очень скуден. Тому есть причины, и самая главная — это отсутствие курдского государства. Только тогда, когда искусство представляет народ, страну, свою самобытность, своё мировоззрение и право на интерпретацию своих представлений, своих оценок, свой голос, можно говорить о перспективах и можно снимать кино разное, но желательно интересное.
    Я же напомню, что Йылмаз Гюней в 1984 году буквально взорвал Каннский фестиваль своим фильмом «Дорога» (Yol), получившим «Золотую пальмовую ветвь». А ещё был такой звонкий, громкий успех в 2005 году фильма «Нулевой километр» Йинера Салима. Я была там , в Каннах, и помню все прекрасные моменты и все удивительные состояния души от того, как курдское кино было принято такой искушённой публикой.

Комментирование закрыты.