Al- Monitor: Объявление Трампом «Братьев-мусульман» террористами дорого обойдется Турции

Al- Monitor: Объявление Трампом «Братьев-мусульман» террористами дорого обойдется Турции

Угроза президента США Дональда Трампа внести «Братьев-мусульман»  в список иностранных террористических организаций может вбить последний гвоздь в гроб желания Турции сформировать пояс «Братьев-мусульман» от Ближнего Востока до Северной Африки.

Это также может создать  новую проблему для Анкары: что делать с тысячами членов «Братьев-мусульман»,  нашедших убежище в стране в прошлые годы?

Заявление Трампа о том, что он рассматривает определение «террористическая»  для этой суннитской исламистской организации, появилось после его встречи 9 апреля с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси. Этот вопрос добавляет напряжения и без того осложненным американо-турецким связям и оказывает давление на Анкару, чтобы она  определилась в своей политике  в отношении «Братьев-мусульман». 

Турция с 2011 года стремится к тому, чтобы режимы, идеологически связанные с «Братьями-мусульманами» заменили диктаторов, свергнутых во время восстаний «арабской весны». Правящая в Турции Партия справедливости и Развития (ПСР) разработала несколько авантюрных внешнеполитических проектов, провалившихся сначала  в Египте после переворота, который сверг связанного с «Братьями-мусульманами» президента страны Мохаммеда Мурси. Позднее Турция понесла аналогичные удары в Сирии, Ливии, Ираке и Тунисе. Последним в списке свергнутых исламистских автократов значится президент Судана Омар аль-Башир.

Если «Братья-мусульмане» будут объявлены террористической организацией, Турция сильно пострадает. Степень проблем, с которыми столкнется Турция, зависит от объема законопроекта, который может разработать  по этому вопросу администрация Трампа. Критический вопрос заключается в том, будут ли в черный список добавлены только египетские «Братья-мусульмане» или все организации, связанные с ними?

Хотя в Египте и Сирии организация носит общее название «Братья-мусульмане», в других зарубежных странах движение действует под разными названиями: «Ан-Нахда» в Тунисе, «Исламский фронт действий» в Иордании, «ХАМАС» в Палестине, иракская Исламская партия в Ираке, «социальная акция За мир» в Алжире и «Национальный Исламский фронт» в Судане. Движение известно  под брендом  «Реформа» в Бахрейне, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ), Йемене и Сомали.

Во многих странах политические приверженцы «Братьев-мусульман» являются либо партнерами правителей, либо представлены в парламентах. Даже в Египте при президенте Хосни Мубараке, несмотря на все усилия по искоренению  «братьев»,  они занимались политикой через независимо избранных  депутатов и представителей в ряде других структур и профсоюзах.

Таким образом, применение террористического бренда к такому экспансивному движению с широким влиянием на политическую и социальную жизнь во многих странах не только выбило бы Турцию из колеи, но и имело бы глобальные последствия. Следует иметь в виду, что в 2017 году тогдашний госсекретарь США Рекс Тиллерсон предупреждал, что такой шаг полностью перевернет международные отношения США.

Партнерство Турции с  «братьями» началось несколько десятилетий назад. Во время Холодной войны несколько книг, написанных египетскими и сирийскими членами «Братьев-мусульман», были переведены на турецкий язык в 1960-х годах для борьбы с коммунизмом. В 1970-х годах турецкое шпионское агентство сотрудничало с ЦРУ и Моссадом в использовании идеологии «Братьев-мусульман» против баасистских режимов в регионе. Ходили даже слухи, что некоторые члены движения тайно проходили военную подготовку в Турции  для борьбы против тогдашнего президента Сирии Хафеза Асада. После  печально известной резни 1982 года в Хаме,   подавившей суннитское восстание, некоторые члены движения нашли убежище в Турции и установили прочные отношения с турецкими политическими исламистами, которые были предшественниками ПСР.

Однако, в отличие от своих предшественников, ПСР перевела эти контакты и отношения в механизм «мягкой» силы во внешней политике, отступая от, в своей основе традиционной стратегии Турции, по  дистанцированию от таких исламистских движений.

Когда «Братья-мусульмане» пришли к власти в Тунисе и Египте в начале «Арабской весны», ПСР начала интриги, чтобы привести движение к власти в Сирии и Ливии. Сирийские «Братья-мусульмане», признанные более чем 100 странами в качестве законных представителей сирийской оппозиции, являются важнейшим элементом сирийского национального совета и сирийской Национальной коалиции оппозиции и революционеров. Эти усилия не вызвали разногласий с Соединенными Штатами или другими западными союзниками Турции-до тех пор, пока Исламское государство не набрало силу в Сирии. Однако блок Персидского залива во главе с Саудовской Аравией видит в Братстве экзистенциальную угрозу своим монархиям.

Саудовская Аравия и ОАЭ считали Турцию и Катар ответственными за появление «Братьев-мусульман» в качестве ведущей силы в Сирии. Саудовская Аравия и ОАЭ финансировали переворот в Египте. Турция в ответ приветствовала тысячи бежавших членов Братства.

Хотя точных данных нет, по оценкам, около 5000 членов «Братьев-мусульман» отправились в Турцию. Эти люди занимались контрпропагандой против Египта и стран Персидского залива, создав в Турции четыре телеканала. Когда Катар под давлением соседей в 2014 году изгнал семерых лидеров движения, Турция вновь открыла для них свои двери.

Следует также иметь в виду, что связи США с «Братьями-мусульманами» также  насчитывают несколько десятилетий. Уже не секрет, что «Братья-мусульмане» пообещали полностью соблюдать международные соглашения, участником которых является Каир, еще до того, как в 2011 году ушел в отставку египетский диктатор  Мубарак. Тем не менее, внешняя политика Трампа указывает на серьезное расхождение с традиционными позициями Вашингтона. Поддержка саудовско-египетской оси против Ирана является важным аспектом этой новой стратегии.

Так что же может сделать Турция, если Соединенные Штаты определяют «Братьев-мусульман» как террористов? Может ли Турция продолжать быть «надеждой всего исламского мира», как однажды сказал представитель  «братьев» Юсеф Неда? Несомненно, Турция будет активно возражать, но Анкаре станет намного сложнее использовать движение в качестве средства «мягкой силы». Турецкое правительство могло бы выбрать прагматичный подход в этом вопросе, который уже принес много потерь внешней политике страны.

Как бы то ни было, Турция уже потеряла значительную часть своего влияния на народы Ближнего Востока и Северной Африки из-за своей поддержки «Братьев-мусульман». Она оскорбила различные группы, в том числе иракский народ, предоставив убежище бывшему вице-президенту этой страны, связанному с «Братьями-мусульманами» Тарику аль-Хашими, ФАТХ (Организацию освобождения Палестины), открыто поддержав ХАМАС во внутрипалестинском конфликте, светские сегменты гражданского общества Туниса, оказав безоговорочную поддержку «Аль-Нахде», тем ливийцам, которые выступают с генералом Халифом Хифтером, поддержал исламистские силы в Триполи и суданцев, которые хотели ухода «несменяемого» исламистского президента Башира.

 Автор статьи- Фетим Ташкин, турецкий журналист секулярно- либеральной направленности

Al-Monitor    Перевод   RiaTaza.com 

Об авторе

Neo

Похожие записи