«Некоторые боятся сильного Курдистана.

Но сила Курдистана – в его народе,

в его лидерах»

Премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди

«Ловушка 2019» или Ошибка президента»

«Ловушка 2019» или   Ошибка президента»

Геоэкономический «спецвыпуск» международной панорамы  «Время и мир за пределами Башура»

«Не мы делаем события, а события делают нас» ( принцип нормальной журналистики).

Вчерашние события оказались настолько значительными, что, несмотря на праздник, пришлось сесть за компьютер и в очередной раз надоесть читателю. Впрочем, думаю, он меня поймет. Также попробуем сегодня доказать мысль о том, что хотя алгеброй нельзя проверить гармонию, но историю ( в том числе современную) проверять можно и нужно. А еженедельный график выпуска нашей «Международной панорамы» мы, вроде как соблюдаем.

Итак, вчера с интервалом ровно в год последовал иранский ответ на ультиматум США, связанный с выходом Вашингтона из  соглашения по ядерной проблеме, заключенного в 2015 году шестеркой мировых держав (США, Великобритания, Франция, Германия, Китай и Россия) с Ираном. Совершенно очевидно, что хотя соглашение озвучили президент Хассан Роухани, а на внешнеполитическом фронте – глава МИД Джавад Зариф, оно явно согласовывалось на самом «верху», на уровне верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Ведь дипломатическое ведомство в Иране, как и во многих других странах подчиняется непосредственно высшим властям страны, а Хассан Роухани до избрания президентом служил советником по вопросам безопасности «рахбора» Хаменеи. И надо признать, что вчерашний шаг Тегерана с точки зрения дипломатической практики – пример высочайшего профессионализма, как бы не относиться при этом к иранскому режиму. Это и понятно – Джавад Зариф на сегодняшний день единственный в политической элите страны, кто получил образование в США, а потом долгое время работал на дипломатических постах в этой стране, и не понаслышке знает американскую политическую кухню и политическую ментальность.

Теперь попробуем доказать нашу мысль. Вот цитата из заявления Тегерана  «Исламская Республика Иран объявляет, что в настоящий момент она более не считает себя связанной обязательствами, касающимися обогащения урана и производства тяжелой воды – говорится в заявлении Высшего совета по национальной  безопасности ИРИ – Оставшимся участникам соглашения дается 60 дней на то, чтобы определиться по своим обязательствам, в частности, в нефтяной и банковской сфере ( цитата по сообщению иранского ИА Tasnim). Со своей стороны Иран предлагает на этот срок прекратить обогащение урана, а также производство и поставки тяжелой воды.

Политические наблюдатели, в том числе в России, оценили этот шаг Тегерана, как угрозу частичного выхода Ирана из соглашения и как «ультиматум Европе». С этим трудно полностью согласиться. Официальное название «ядерного» соглашения –  «Совместный всеобъемлющий план действий» по ядерной проблеме и из него «частично» выйти нельзя ( это было бы что-то вроде «немножко беременная»), поскольку выход из ключевых пунктов договоренности по определению означает его полный пересмотр и, как следствие, возобновление переговоров и заключение нового соглашения, поскольку в таком виде, как нормативный акт, соглашение недееспособно. Не совсем верна оценка вчерашнего демарша, как ультиматума Европе, это скорее, призыв к  пересмотру всей системы международных экономических связей с участием не только европейских стран, но также Китая и России. Хотя у Европы  здесь, безусловно, ключевая роль. Дело в том, что в период переговоров по соглашению до 2015 года наибольшей эффективности западные санкции достигли лишь тогда, когда к ним присоединился ЕС. Таким образом Тегерану был перекрыт последний канал расчетов за нефть в одной из мировых валют- евро. Это болезненно сказалось на торговлю нефтью с Индией – одним из ключевых покупателей иранской нефти. Однако сегодня, почти пять лет спустя, уже трудно ожидать такого единого «санкционного» фронта европейских  и других государств против Ирана, что связано с непростой ситуацией внутри самого Евросоюза, в частности, потенциальным уходом Великобритании («брекзит»). Кстати, вчера эта ситуация ярко вырисовалась в первой реакции мировых столиц на заявление Тегерана. Лондон дипломатично, но явно с американским акцентом намекнул на возможные последствия этого шага: «Сегодняшнее заявление Тегерана… это шаг, который невозможно приветствовать. В настоящий момент речь не идет о новом введении санкций, но следует помнить, что они могут быть отменены в обмен на соблюдение ограничительных положений «ядерного соглашения. И если Иран прекратит следовать своим обязательствам по данному соглашению, последствия, безусловно, будут» – заявил, выступая в британском парламенте представитель МИД Соединенного Королевства Марк Филд.  Представитель МИД Германии отметил, что Берлин желает и дальше придерживаться «ядерного соглашения» и готов полностью выполнять обязательства из него вытекающие столь же долго, сколько это будет делать Иран.  А секретарь премьер-министра Японии Йошиде Суга «приветствовал» решение Ирана остаться в рамках соглашения.

Это все о финансах, а теперь поговорим о главном «подсанкционном» товаре – нефти. Но попутно заметим, что с точки зрения международного права американские санкции незаконны. Трамп, прежде чем объявить санкции, первым вышел из международного соглашения, имеющем юридическую силу, что в переводе с юридического языка на обычный означает, что глава Белого  дома просто…наплевал на это самое международное право, оказав, тем самым и «медвежью услугу» родной стране. Но об этом чуть ниже.

«Нефтяные санкции» в нынешней мировой ситуации вряд ли сработают. Иранская нефть вряд ли сделает погоду на международном рынке с объемом добычи в 1,1 млн баррелей в сутки ( в лучшие времена она достигала 3 млн б/c), хотя страна останется членом ОПЕК, поскольку критерием членства в ней является уровень добычи от 1 млн. баррелей в сутки и выше. Кроме того, сейчас нефть в стране в значительной мере добывается на пограничных месторождениях соседствующей с Ираком арабоязычной иранской провинции Хузестан, а это значит…ловкость рук – и иранская нефть превращается в иракскую, «несанкционную» и экспортно «чистую».  И не случайно вчера появилась информация о том, что Ирак намерен подписать нефтяной контракт на 53 млрд долларов с компанией ExxonMobil, возглавляемой экс-госсекретарем США Рексом Тиллерсоном и…  китайской  компанией PetroChina (международным подразделением ведущей китайской нефтяной компании. Договоренность достигнута в период, когда Ираку предоставлена отсрочка от присоединения к американским санкциям против Ирана, хотя премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди опроверг связь между заключаемой сделкой и предоставленной Вашингтоном отсрочкой. Этот факт хорошо подтверждает мысль о том, что Ирак в обновленной санкционной политике США системе международных отношений, будет своего рода буфером, «подушкой безопасности», призванный смягчить остроту эффекта от политики санкций для мирового хозяйства.

  Надо также указать на то, что после перевалки в порту отследить происхождение сырья очень сложно. Кроме того, нефть товар биржевой, «фьючерский».  И пока условный танкер следует из порта А в порт Б, он будет несколько раз перепродан и, прежде всего, на биржах США. Наконец, заметим, что  главной иранской «фишкой» на мировом сырьевом рынке является не нефть, а газ. По его запасам (27,5 трлн.кубометров), Иран занимает второе место после России. А  мировой газовый рынок не подвергался санкциям и вряд ли подвергнется на этот раз. Он менее волатилен и спекулятивен нежели нефтяной, с более жесткими, определенными контрактами ценами. Наконец, в него в последние годы сделаны очень серьезные инвестиции стран Запада, прежде всего, Великобритании, единственного на сегодня однозначного союзника Вашингтона среди ключевых европейских стран. Также для Ирана есть хороший выход – пустить попавшее под санкции сырье на внутренний рынок, емкий и обширный, наладить его переработку и , тем самым, сбить внутренние цены на топливо. А через это и на многие другие виды продукции.

Теперь о том, почему последние действия Вашингтона (включая демонстрацию военной силы) являются ловушкой для  президента Трампа и его ошибкой, могущей нанести болезненный удар по самим Соединенным Штатам. Во-первых, президент этим противопоставит себя не только определенным странам мира, но и значительному  и влиятельному слою американской бизнес-элиты, ведущей дела с этими странами. Можно указать и на то, что китайское «лобби» в стране год от года становится сильнее, хотя его прорыву на самый верх политического Олимпа США, мешает сохраняющаяся до сих пор «коммунистическая» самоидентификация материкового Китая. Наконец, коллеги по Республиканской партии, костяк которой составляют нефтяные олигархи юга США, могли бы объяснить экстравагантному девелоперу из Белого Дома, что сложившаяся на сегодня ситуация с самообеспеченностью США углеводородным сырьем еще не означает возможности для страны выхода на экспортные рынки нефти и газа. Во-первых, очень высок уровень потребления сырья высокоиндустриализованной  экономикой страны.  Во-вторых, с учетом необходимости трансокеанской перевозки, «черное» и «голубое» топливо из США на  европейском рынке станет действительно золотом, без всяких кавычек и абсолютно неконкурентоспособным по цене с углеводородами из более географически близких к старому свету источников.  И для успешной коммерциализации своего сырья на международном рынке, Вашингтону предстоит решить простую системную задачу- допустить торговлю  сырьем в международном масштабе за другие валюты, одновременно «опустив» доллар, что по определению, необходимо для стимулирования любого экспорта в высококонкурентной среде. Задача простая, но к сожалению, не решаемая  только с помощью авианосца и эскадрильи стратегических бомбардировщиков.

 Надо учитывать и то, что нефть в США добывается из твердых сланцевых резервуаров, на счастье американцев, залегающих не очень глубоко. Но для сланцевых залежей характерно очень быстрое истощение и снижение  уровня нефтеотдачи. Также бурение сланцев  требует разрыва пласта с помощью инъекций химикатов, а это значит, что из американских недр вытекает высокохлорированная нефть, подобная той, что недавно некие ушлые самарские ребята пытались «втюхать» братской  Белоруссии. А в случае серьезного и довольно быстрого истощения собственных ресурсов, у Вашингтона под бокам остаются лишь канадские нефтяные битумы и, потенциально,  «тяжелая» нефть   Венесуэлы, требующие глубокой переработки уже на стадии транспортировки с месторождения, что увеличивает ее себестоимость.

Вернемся теперь из грязноватой нефтяной сферы в чистую политику. Своей нынешней демонстрацией силы и ее активной медиапропагандистской поддержкой  Трамп умудряется совершить еще одну ошибку военно-политического свойства – воевать на два фронта. Подтверждение этому – одновременная попытка реализовать глобальные амбиции (угроза Ирану) и вернуться к недоброй  памяти «доктрине Монро» конца позапрошлого века, предусматривающая гегемонистскую роль США в Западном полушарии при невмешательстве и нейтралитете в процессах, происходящих в остальном мире. Это взаимоисключающие подходы, вряд ли могут дать в конечном итоге позитивный для США результат. Губительность для страны битвы на два фронта хорошо продемонстрировала история мировых войн прошлого столетия. И во Второй мировой войне Штаты также оказались на грани такого двойного противостояния их спасла только географическая удаленность от Японии и приход на европейский театр военных действий, сделавший стороной, воюющей на два фронта уже саму гитлеровскую Германию.

В общем, несмотря на явно встревоженную атмосферу в политическом и информационном пространстве, автор этих строк склоняется к тому, что перед нами – очередной сезон «Шоу Дональда Трампа» с натурными съемками  в Белом доме. Но бесспорно, что вся структура международных отношений в последние годы, месяцы  и даже дни резко меняется. Эту статью мы посвятили широкому международному контексту ситуации на Ближнем Востоке, предлагая читателям самим подумать, как в ней изменятся возможные способы и  пути решения курдского вопроса. Кратко  говоря, мне представляется, что наиболее вероятным решение вопроса о независимости Башура лежит в создании широкой конфедерации с Багдадом.

Этот тезис открыт для критики и обсуждения.

Валерий Емельянов ИАЦ  «Время и мир»   для  RiaTaza.com

Материал  содержат оценки исключительно автора и не отражают позицию редакции Riataza.

Об авторе

Neo

Похожие записи